Один «Лотус» на двоих

Антон Орех Forbes Contributor
Как в «Формуле-1» появились две конюшни «Лотус» и почему команда Виталия Петрова может лишиться своего громкого имени

Первый же Гран-при нового сезона «Формулы-1» стал для нас историческим. Виталий Петров занял в Австралии третье место и стал первым русским, поднявшимся на подиум Больших призов. В эти выходные, 9-10 апреля, в Малайзии пройдет второй этап гонок. А между тем сам Виталий и его болельщики вынуждены следить не только за борьбой на трассе, но и за баталиями в судебном заседании: команда Петрова может лишиться своего названия.

Эта замечательная история спора за бренд сломает мозг всякому, кто попытается вникнуть в ее перипетии, и блестяще опровергает поговорку о том, что не следует складывать все яйца в одну корзину. Дело в том, что Колин Чепмен опрометчиво следовал этой расхожей мудрости.

Чепмен — один из величайших людей в истории «Формулы-1». Гениальный конструктор и менеджер. Его команда «Лотус» выиграла семь Кубков конструкторов, а его гонщики взяли шесть чемпионских титулов. Именно Колин Чепмен первым разместил на своих машинах рекламу спонсоров, и с тех пор формульные болиды гоняют обвешанные ею, как елка. Чепмен скончался почти 30 лет назад, в 1982 году, но дело его не просто живет — сейчас в чемпионате «Формулы-1» есть сразу две команды с названием «Лотус»!

Как же так вышло?

В 1952 году Чепмен создал фирму Lotus Engineering и начал строить гоночные автомобили. Но уже через два года возникла Team Lotus — гоночная команда Чепмена. Причем функционировала она как самостоятельная единица. Именно в этот момент и была заложена бомба, взорвавшаяся сейчас. Вообще под брендом «Лотуса» существовало несколько предприятий. В 1959 году Чепмен объединил их в Group Lotus, но гоночная Team Lotus продолжала существовать отдельно. Пока Чепмен был жив, в этом не было никакой проблемы. Однако после его смерти дела у всех «Лотусов» шли хуже и хуже. Уже в 1986-м Group Lotus перешла под контроль General Motors, однако превратить фирму, выпускающую спорткары мелкими сериями, в прибыльное дело у GM не получилось, и Group Lotus была вновь продана. А потом опять сменила хозяев, в 1996 году оказавшись во владении малазийского автоконцерна Proton. И понадобилось еще десятилетие, чтобы «Лотус» вышел из производственного кризиса.

Параллельно с увяданием Group Lotus погибала гоночная команда Team Lotus. Сначала она превратилась из чемпионской конюшни во вполне заурядную, а затем просто в банкрота. После 1994 года «Лотус» уже не участвовал в чемпионатах «Формулы-1». Права на бренд приобрел Дэвид Хант (кстати, сын знаменитого чемпиона мира Джеймса Ханта), но следующие 16 лет им никто не интересовался.

И вот в 2009 году в «Формуле-1» появляется новая конюшня — 1Malaysia F1 Team, финансируемая фактически малазийским правительством через концерн Proton, которому, как мы помним, принадлежит Group Lotus. Руководителем команды стал бизнесмен Тони Фернандес, решивший взять в качестве названия для команды-новичка историческое имя. Так на трассы «Формулы-1» вернулся «Лотус» — точнее, Lotus Racing. Право на использование исторического названия Тони Фернандес получил на пять лет. Затем Фернандес купил, уже для себя, права Дэвида Ханта на «гоночный» бренд Team Lotus.

Первый сезон Lotus Racing был не слишком удачным — да иначе и быть не могло. Команда-дебютант не имела ни людей, ни ресурсов, ни опыта для равной борьбы с лидерами. Однако 10-е место в Кубке конструкторов малайзийские власти все равно не устраивало. К тому же Фернандес — слишком самостоятельный человек, которым оказалось не так легко командовать. И его затея с приобретением «еще одного» «Лотуса» в личное пользование Group Lotus не порадовало. Фернандеса обвинили в систематическом нарушении лицензионного соглашения и отозвали право пятилетнего использования названия «Лотуса». Более того, заявили, что только Group Lotus в автоспортивном мире может принадлежать право использования бренда «Лотус».

Фернандес, конечно, выразил несогласие и недоумение, но нет так нет: если Group Lotus не дает ему права использовать название «Лотус», он и не будет — зато использует это название по собственному праву как владелец Team Lotus. Команда вышла на старт нынешнего сезона под историческим названием Team Lotus и в первородной зелено-желтой раскраске.

Но и малазийцы не сидели сложа руки. Дело в том, что компания Renault уже не горела большим желанием тратить деньги на свою команду «Формулы-1», обеспечивая ей ежегодный бюджет в районе €300 млн. Тут-то и появились люди из Малайзии, предложившие «Рено» услуги Group Lotus совместно с инвестиционным фондом Genii Capital. По условиям сделки новые хозяева получают полный контроль над командой, а Renault будет поставлять команде моторы и сохранит право на присутствие слова Renault в названии. Так и получилась команда Lotus Renault GP, в составе которой блеснул на старте Виталий Петров.

«Лотус» Фернандеса лишь временно ездит в «исторических» цветах. Со следующего года Фернандес планирует одеть болиды в черно-золотые ливреи. Эта раскраска ассоциируется с расцветом конюшни Колина Чепмена того времени, когда были одержаны почти все главные победы. Но конкуренты из Lotus Renault не стали ждать и покрасили в черное с золотом свою команду уже в этом сезоне.

И вот во всем этом генеалогическом древе британскому суду предстоит разобраться и вынести решение, кому принадлежат права на наследство Lotus. Но раньше сентября-октября этого решения не ждут. То есть обе команды весь сезон проведут в обстановке неопределенности и враждебности.

Новости партнеров