Зачем «Единая Россия» переносит выборы

Инициированный партией законопроект предполагает, что весенние выборы отложат до осени. Поможет ли это ЕР?

В Думу внесен проект закона, который позволит совмещать дни голосования на выборах в Госдуму и в региональные законодательные собрания путем продления или сокращения сроков полномочий этих собраний. На практике это означает, что в течение года — и даже больше — в России будут назначаться только муниципальные выборы. Проект внесен Заксобранием Санкт-Петербурга, но сама идея уже высказывалась Борисом Грызловым.

Понятно, что роль петербургских парламентариев в этой истории чисто техническая. Впрочем, как и роль Грызлова с федеральной «Единой Россией». У этих игроков — свои интересы, но понятно, что окончательные решения по стратегиям такого рода принимаются в президентской администрации. Разберемся в мотивах и возможных следствиях.

Для начала несколько слов о региональных выборах, от которых Кремлю уже не отвертеться. Они назначены на 10 октября в шести регионах. О том, каковы будут результаты, можно уже сейчас судить по косвенным признакам. Мы знаем, что федеральное руководство «Единой России» ориентирует региональные отделения на то, чтобы они получили не менее 60% голосов. Разумеется, такие установки по партийной линии даются всегда, но не всегда выполняются. Скажем, в минувшем марте средний результат ЕР составил 50,6% против 62,1% в октябре 2009 года.

Многие аналитики отмечали, что такое стремительное ухудшение результата ЕР стало следствием вмешательства Кремля, который прямо запретил губернаторам надувать проценты «партии власти» путем грубых фальсификаций. Есть основания полагать, что на этот раз вмешательства не будет. Об этом свидетельствует такой косвенный, но весьма информативный показатель, как результаты жеребьевок по порядку размещения названий партий в избирательном бюллетене. В марте — впервые за многие годы — ЕР получила первое место в соответствии со статистической вероятностью в двух регионах из восьми. Сейчас все вернулось к «норме»: из пяти регионов, где результаты жеребьевок опубликованы на сайтах избирательных комиссий, у ЕР первые места в трех.

Не вдаваясь в детали, я бы предположил, что на этот раз ЕР улучшит результат в среднем примерно до 55%. А поскольку в реальном мире — не в мире протоколов избирательных комиссий — желающих голосовать за ЕР остается все меньше (об этом свидетельствуют опросы общественного мнения), этот результат будет довольно скандальным. Однако такого шума, как в октябре 2009 года, не случится. По одной причине: среди шести регионов нет Москвы. Не шумели же в марте 2009-го по поводу выборов в Кемеровской области, результаты которых имели гораздо меньшее отношение к реальности, чем в лужковской Москве. Зато в общественном сознании при помощи телевидения будет запечатлен итог: ЕР опять победила, альтернативы нет.

Мартовская 2011 года серия региональных выборов должна была пройти примерно в дюжине регионов, включая некоторые такие, где «победы» ЕР, по разным причинам, дались бы с трудом (Дагестан, Калининградская и Кировская области), а может быть, не были бы достигнуты вовсе. Зима обещает быть трудной. В этих условиях даже вымученный ценой неимоверных усилий средний результат не компенсировал бы репутационного ущерба. «Единороссам», конечно, стыд глаза не выест, но это плохо сказалось бы на декабрьской федеральной кампании. Значит, что надо сделать с мартовскими выборами? Пропустить их, чтобы не мешали. Совершить скачок из унылого царства необходимости, каковым представляется нынешний октябрь, в декабрьское царство свободы. Той самой, которая лучше несвободы. Потому что федеральная кампания вытянет региональные результаты.

Вопрос только в том, для кого она их вытянет. Захочет ли Путин в преддверии президентской кампании отягощать себя лидерством в списке «Единой России»? Возможно, нет: неслучайно в Думе заговорили о том, чтобы расширить первую тройку партсписков до десятки. А если и захочет, сработает ли это так же гладко, как в 2007-м? На эти вопросы сейчас никто не может ответить. Но если в ситуации неопределенности Кремль все же предпринимает практические шаги, то это, как правило, означает, что у него есть запасной план.

Будь у «единороссов» обыкновение задумываться, им стоило бы. Пора. Возможно, не совсем триумфальные, но все же приемлемые (на уровне средних 40%) результаты в марте были бы для них выгоднее, чем год молчания, по итогам которого Кремль вдруг скажет: «Мы и раньше считали, что у ЕР много недостатков, а теперь видим: общество разочаровано. Вот вам свежачок». Впрочем, особенно беспокоиться Грызлову и компании тоже не надо. С одной стороны, Кремль всегда руководствовался максимой «от добра добра не ищут» и резких телодвижений без особой нужды не совершал, а с другой — от «единороссов» ведь все равно ничего не зависит. Их судьба — расслабляться и получать удовольствие.

Новости партнеров