Зачем Медведев ездил в Китай | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.34
ММВБ2298.95
BRENT69.86
RTS1283.75
GOLD1337.83

Зачем Медведев ездил в Китай

читайте также
+70 просмотров за суткиНа зависть Западу. Китайская компания стала крупнейшей мультимедиа-империей в мире +148 просмотров за суткиОстрова мечты: китайский капитал хлынул в Грецию +39 просмотров за суткиВосточный ветер. Быть ли торговой войне между Китаем и США +9 просмотров за суткиОт Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо Как иностранцу выжить в Китае и не съесть случайно змею Деньги есть. Медведев ответил на обвинения в истощении Пенсионного фонда +10 просмотров за суткиСмерть от порезов: ваш бизнес в Китае не выживет без связей и блата +188 просмотров за суткиЭтнический капитал. Китайские диаспоры начали захватывать экономики стран мира +2 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию Правительству до лампочки: Медведев утвердил новые требования к осветительным приборам +3 просмотров за суткиСила ветра и солнца. «Чистая» энергетика Китая стала мощнее всей российской электроэнергетики Сорок отважных и МГУ: что привезли в Гуанчжоу российские предприятия Опыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем Ло Янь, №40 в списке выдающихся деловых женщин КНР: «В Китае у женщин и мужчин равные возможности» +19 просмотров за суткиНефтяные юани и борьба за китайский рынок: кому выгоден отказ от нефтедоллара Настоящее наше. «История русской изобретательской мысли» Тима Скоренко и другие книги октября Made in China: чем Россия и Китай могут быть полезны друг другу +15 просмотров за суткиЗа честный бизнес: как не попасться на удочку китайским аферистам «Меня воспринимали как технаря»: миллиардер Мильнер рассказал о работе в комиссии Медведева «Криптобог» заговорил: Бутерин обозначил главные проблемы блокчейн-систем Недвижимость дорожает, миллиардеры богатеют: в китайском списке Forbes сменился лидер

Зачем Медведев ездил в Китай

Василий Кашин Forbes Contributor
Можно ожидать поддержки КНР политических инициатив РФ по борьбе с попытками пересмотра итогов Второй мировой войны

Визит в КНР российского президента Дмитрия Медведева, помимо серии энергетических соглашений, увенчался и довольно интересными чисто политическими результатами, закрепленными в совместных российско-китайских заявлениях.

Например, совместное заявление лидеров России и КНР «О всестороннем углублении российско-китайских отношений партнерства и стратегического взаимодействия», в частности, содержит в себе обязательства сторон поддерживать ключевые интересы друг друга на международной арене. Перечень проблем, по которым стороны выражают взаимную поддержку, замечателен прямым признанием КНР «особых интересов» России в СНГ.

Россия в рамках заявления (в изложении Синьхуа) выражает поддержку Китаю по вопросам Тайваня, Тибета и Сньцзяна. Все три вопроса связаны с борьбой центрального китайского правительства с сепаратистами. Зато Китай поддерживает усилия России по обеспечению ее коренных интересов и обеспечению безопасности не только на Кавказе, но и в Содружестве независимых государств, на просторах которого является формально таким же игроком, как и сама РФ.

КНР, конкурируя с Россией в рамках СНГ по ряду экономических проектов, в политической сфере и ранее избегала любых действий, которые могли бы бросить вызов авторитету Москвы в регионе. Например, упорные попытки белорусского президента Александра Лукашенко установить особые отношения с КНР и превратить Китай в своего рода противовес российскому влиянию закончились неудачей из-за сдержанности Пекина. Однако формализация подобного рода политики произошла впервые и сама по себе является событием довольно необычным.

Заявление также содержит поддержку Китаем подписанного Россией и США в апреле договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ III) — он назван важным шагом на пути к выполнению Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Конечной целью, закрепленной в ДНЯО, как известно, является ликвидация ядерного оружия.

Ранее на экспертном уровне китайцы давали неоднозначную оценку СНВ III, выражая сомнения в эффективности данного соглашения. Китай озабочен развитием американских средств стратегической противоракетной обороны, способным обесценить скромные китайские стратегические ядерные силы, и был, по всей видимости, недоволен тем, что договор не содержит никаких ограничений для ПРО. Интересно, что наряду с китайской поддержкой СНВ III заявление упоминает и о намерении поддерживать «откровенный» диалог по проблемам ПРО.

Россия и КНР также заявили о намерении совместно строить новую систему безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которая должна строиться на принципах транспарентности, равенства, невмешательства во внутренние дела и отказа от союзов, направленных против третьих стран.

Интересно, что как раз на прошлой неделе в Нью-Йорке состоялся саммит США — АСЕАН, в итоговое заявление которого, несмотря на прямо высказанный протест Пекина, был включен пункт о принципах разрешения территориальных споров в Южно-Китайском море. Китай категорически против любого участия США в своих территориальных спорах с соседями (острова в Южно-Китайском море у Китая оспаривают прежде всего Филиппины, Вьетнам и Малайзия).

В целом китайцы склонны рассматривать укрепляющиеся стратегические отношения Соединенных Штатов со странами Юго-Восточной Азии и Южной Кореей как проявление американской политики «окружения» или «сдерживания» Китая. В этих условиях они, очевидно, стремятся со своей стороны максимально расширить собственную поддержку со стороны стран региона.

Еще одним важным политическим документом стало совместное заявление Медведева и Ху Цзиньтао в связи с 65-летием окончания Второй мировой войны. Заявление может дать формальный старт активному участию Москвы и Пекина в «исторической политике» друг друга.

«Историческая политика» Москвы, как известно, заключается в давлении на антироссийски настроенные националистические силы в Восточной Европе и СНГ под флагом недопущения реабилитации пособников нацистов. «Историческая политика» Пекина сводится к оказанию политического давления на Японию под флагом недопущения реабилитации японского милитаризма. При своей схожести эти «исторические политики» до сих пор почти не пересекались.

Теперь же стороны совместно осуждают «попытки фальсификации истории Второй мировой войны, прославления нацистов, милитаристов и их пособников, а также очернения образа освободителей» (цитата по Синьхуа). Таким образом, можно ожидать поддержки КНР политических инициатив РФ по борьбе с попытками пересмотра итогов войны в Европе и поддержки Россией китайской критики некоторых аспектов японской политики, которые КНР сочтет нужным интерпретировать как «возрождение милитаризма».

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться