Порядок должен быть, а вор должен сидеть

Путин пообещал пресекать экстремизм и увидел перелом в экономике

Владимир Путин в очередной раз пообщался с народом по телевизору. Ассистировали Эрнест Мацкявичус и Мария Ситтель. Именно последней принадлежит фраза «Нагрузка накаляется, но серверы справляются» — она должна была свидетельствовать о повышенном интересе народа к высокопоставленному собеседнику. В целом, однако, разговор не внес большого вклада в копилку русской литературной речи: Путин, как мне показалось, выглядел несколько усталым, было маловато драйва и всяких залихватских словечек. Но это дело настроения. В целом держался он молодцом.

Общение с народом началась с того, что Путин привычно поразил аудиторию способностью запоминать показатели макроэкономической статистики. На прямой вопрос ведущего «Когда будет экономический перелом?» ответил, что уже идет и с ВВП дела не хуже, чем в Европе и США. Конечно, эту часть беседы можно было просто опустить, ограничившись констатацией того, что цена на нефть снова превышает $90 за баррель.

Потом Путин перешел к основному политическому вопросу, которому в последние дни СМИ уделяли большое внимание, — бесчинствам на Манежной площади в Москве и у Зимнего дворца в Петербурге. Ответ Путина был краток и тверд: будем пресекать любые проявления экстремизма. Это было самое важное политическое заявление в ходе беседы, потому что оно задало внутриполитический приоритет на будущий президентский срок. «Порядок должен быть», — пообещал Путин. Кроме того, в этом заявлении была адресность, и отнюдь не по поводу националистов, а по поводу «либеральной интеллигенции», образ которой у Путина, как выяснилось, сформировался под влиянием «эсеров и меньшевиков» из советских фильмов. Недобро улыбаясь, Путин пригрозил либеральным интеллигентам «обрить бороденку» и заставить их выйти на площадь и биться с экстремистами. Я долго думал, у кого из нынешних заметных либеральных интеллигентов есть растительность на лице. Возможно, Лимонов? Или все-таки Шендерович?

К теме межнациональных отношений Путин возвращался несколько раз. Но ничего нового как раз не сказал. Все должны относиться друг к другу с уважением и толерантностью, а если нет, то за этим должны следить правоохранительные органы. Пресекать любые, именно любые, националистические настроения. И вообще, подчеркнул Путин со ссылкой на анонимных теоретиков христианства, восточное христианство ближе к исламу, чем к западному христианству, то есть католицизму. Поэтому чего делить-то?

Вопрос о Ходорковском был встроен в целую цепочку, озвученную дамой из Сибири: в ней фигурировали и сам Ходорковский, и собаки Путина, и «благодарные бабушки». Можно было сосредоточиться на любом из перечисленного. Про бабушек Путин, кажется, не понял. Про собак буркнул, что у него их две и вопреки обыкновению даже не назвал по именам, хотя щенок Баффи ближе к концу беседы все-таки всплыл — гадит. А на Ходорковском сосредоточился: вор должен сидеть в тюрьме, а так как вина Ходорковского доказана, то и пускай сидит. Намек на еще не озвученный новый приговор тоже не был благоприятным: известно, напомнил Путин, что начальник службы безопасности ЮКОСа убивал всех подряд. Понятно, что с таким бэкграундом хорошего ждать не приходится.

В народе, как водится, были жалобщики на разнообразные местные невзгоды. Интересный политический момент в выступлении Путина состоял в том, что на сей раз он не просто воздержался от критики губернаторов, но и похвалил некоторых из них. Чувствуется приближение выборов, когда каждый губернаторский штык на счету. Даже по поводу Лужкова было сказано всего несколько слов (должен был поддерживать нормальные отношения с президентом), зато много хорошего — о Собянине.

В целом, как выяснилось, Путин доволен действующим порядком наделения губернаторов полномочиями, который он довольно точно, хотя и не по букве закона, называл порядком их приведения к власти. Вот когда были прямые выборы, заметил Путин, то к власти приходил криминал, а теперь нет. Сказано это было в связи с известными событиями в Краснодарском крае.

На том, что тамошний губернатор приводился к власти в новом порядке, но криминал и ныне там, Путин предпочел не останавливаться. Зато заметил, что выборы до сих пор сохранились на муниципальном уровне и получается криминальный результат. Путин пообещал их не отменять, имея в виду, видимо, нынешнюю практику постепенной фактической отмены выборов путем введения института сити-менеджеров. А значит, отменять мэрские выборы федеральным законом нет нужды. Муниципальным собраниям Путин посоветовал тщательнее исполнять свои демократические функции, особенно в области ЖКХ. И привел пример Петра Великого, который, по словам премьера, входил в тончайшие детали устройства ватерклозетов у своих подданных.

«Единая Россия» в ответах на вопросы не упоминалась. О внешней политике тоже было сказано очень мало, что неудивительно: на эту тему Путин поговорил недавно с Ларри Кингом. Напротив, подробно освещались вопросы социальной политики: ЖКХ, здравоохранение, зарплаты в бюджетной сфере, транспорт, образование и так далее. Ведь именно это интересует россиян, как выходило из статистики вопросов, которую методично оглашала Ситтель. Путин в этих вопросах держался убедительно, даже разошелся как-то, хотя ничего особенно нового не сказал.

В целом тональность слов Путина была правильной с точки зрения стоящих политических задач. Они просты: показать, что бесчинства бесчинствами, но на самом деле все в порядке. Проблемы есть, но к худшему ничего не меняется. А если и меняется, то постепенно и только к лучшему. То есть идет консервативная модернизация. И есть кому присмотреть за страной. Собственно, сам Путин и присматривает и с этим справляется, как Петр Великий, аллюзии на которого фигурировали в тексте выступления. Справляется сейчас, справится и впредь вопреки накаляющимся нагрузкам.

Новости партнеров