Неспокойный лотос

Как реагирует рынок на египетские новости

Ближневосточные правительства зашатались. Даже такое, казалось бы, устойчивое правление Хосни Мубарака, царившего в Египте 30 лет, не дает ему спокойно передать власть преемнику, сыну. «Если Мубарак не уйдет сегодня, ему придется бежать завтра, после многомилионных маршей», — цитирует Bloomberg Емада Гада из каирского Centre for Political and Strategic Studies. Египетскую революцию называют «революцией лотоса».

Рынки пришли в движение под впечатлением от массовых беспорядков в Египте и перспективы распространения волнений на другие страны региона. Вечером в понедельник нефть Brent впервые с 2008 года преодолела отметку $100/баррель и даже поднялась выше $101. Дорожает золото, дешевеют акции, почти в два раза подорожала с начала года страховка на случай дефолта Египта по госбумагам. Реакция рынка на египетские новости может показаться преувеличенной, но две недели назад мало кто верил в возможность распространения тунисской «заразы» за пределы страны.

Экономическое значение самой населенной страны арабского мира не слишком велико. Прошлогодний ВВП Египта — всего лишь $217 млрд. Страна не экспортирует нефть, а ее фондовый рынок, за 2 недели упавший на 21%, мал даже по региональным меркам (сейчас торги приостановлены — в стране четыре дня нет интернета). Доля Египта в мировой добыче нефти около 1%, а газа — около 2%.

В этой ситуации главное, что беспокоит инвесторов, — Суэцкий канал, через который проходит порядка 2,2 млн баррелей нефти в день (это около 2,6% мировой добычи и 8% мировой торговли нефтью). Но на канал демонстранты не покушаются. Как и на проходящий по территории страны экспортный трубопровод (около 2,3 млн баррелей в день). Впрочем, как сообщил Fox News, из-за беспорядков в Египте отменили конвоирование танкеров с нефтью.

В последние годы, когда страны ОПЕК снизили добычу нефти из-за мирового кризиса, значение Суэцкого канала и трубопровода снизилось: в 2009 году, по данным Управления энергетической информации США, через них вместе прошло всего 2,1 млн т. ОПЕК уже заявил о своей готовности увеличить добычу. В прошлом канал закрывался нечасто: на несколько месяцев в 1956-1957 годах и на восемь лет — с 1967 года.

Распространение «оранжевой заразы» на ближневосточные царства, добывающие нефть, пока кажется маловероятным. Нестабильность, однако, вполне может быть импортирована в Ливию, Иорданию, Алжир, Йемен, Ливан. Самые сильные последствия имело бы распространение беспорядков на Алжир, добывающий 1,8 млн баррелей нефти в день и 81,4 млрд кубометров газа в год, отмечает Колин Смит, аналитик «ВТБ Капитал».

Не слишком велико значение Египта и как импортера — на него приходится меньше 1% экспорта азиатских стран, написали в понедельник экономисты Nomura. Для азиатских стран главный риск в связи с волнениями в Египте — это перспектива устойчивого роста сырьевых цен.

Кроме нефти может подорожать пшеница: Египет — ее крупнейший импортер в мире. Но пока, как рассказал The New York Times экономист Хода Юзеф, египетские пекарни бездействуют: многие из них получают от государства пшеницу по субсидируемым ценам, выпекая дешевый хлеб. Сейчас вся эта система встала.

Среди банков Европы и США наиболее подвержены египетским рискам французские — теперь они опасаются роста плохих долгов. На французские банки приходится, по данным Bank for International Settlements, более трети иностранных кредитов ($17,6 млрд из $49,3 млрд), полученных египетским правительством и корпорациями. Среди лидеров в кредитовании Египта — Societe Generale и Credit Agricole. Британским банкам египтяне должны $10,7 млрд. Такая структура долга Египта — результат его колониального прошлого. Впрочем, внешний долг Египта невелик — всего лишь около 16% ВВП, а его резервы покрывают около 70% долга. Так что сильных проблем с долгами пока не ожидается. Но чем дольше будут из-за беспорядков закрыты египетские банки, тем вероятнее, что их открытие будет сопровождаться мощным набегом вкладчиков, пытающихся забрать свои депозиты.

В любом случае Египет напомнил инвесторам о политических рисках развивающихся стран, с которыми инвесторы давно не сталкивались. Распространение волнений на соседние страны может поднять цену капитала для всех развивающихся стран. В 2009-2010 годах инвесторы считали, что у многих развивающихся стран есть иммунитет к экономическому и финансовому кризису. Они выводили средства из стагнирующих развитых экономик, «перекладываясь» в развивающиеся рынки.

Но у этих стран свои риски, напомнили Тунис и Египет. События в Египте для инвесторов — хороший повод поискать безопасности на развитых рынках, пишет стратег Citi по развивающимся рынкам Джефри Денис.

Новости партнеров