«Ядерный взрыв на АЭС «Фукусима-1» невозможен»

На вопросы читателей Forbes отвечает директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Леонид Большов

Трагические события в Японии и катастрофическое развитие ситуации на АЭС «Фукусима-1» естественно вызвали огромную обеспокоенность в России. Сегодня на вопросы читателей Forbes, желающих разобраться, что происходит на японской АЭС и как будут развиваться события, отвечает директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН и участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС Леонид Большов. Мы отобрали 10 самых важных, на наш взгляд, вопросов.

— Возможен ли на АЭС «Фукусима-1» ядерный взрыв или начало цепной реакции?

— Нет, это невозможно. Для цепной реакции необходимо стечение многих обстоятельств: определенное количество воды в реакторе, определенная концентрация урана, определенная конфигурация. Вероятность такого развития событий равна вероятности того, что обезьяна, посаженная за печатную машинку, случайно напишет «Войну и мир».

— Что сейчас происходит на «Фукусима-1»? Насколько ситуация серьезна?

— Произошла тяжелая авария, которой присвоили 6-ю категорию сложности по 7-балльной шкале (7-я категория была присвоена в свое время аварии на Чернобыльской АЭС). В атмосферу вышло значительное количество радиации. Не исключено неблагоприятное развитие событий.

— Может ли компания TEPCO, оператор АЭС, удержать ситуацию под контролем?

— В начале аварии действия оператора были слишком пассивными. В четверг на территории станции появилась армия, полиция, пожарные, реакторы начали заливать водой из брандспойтов. Это правильные действия. Необходимо охлаждать реакторы и бассейны с отработанным топливом.

— Каков самый пессимистичный прогноз развития событий?

— В наихудшем случае начнется плавление активной зоны реактора. Горячая масса проплавит корпус реактора и бетонный контейнмент. Летучие радионуклиды попадут в атмосферу, произойдет заражение близлежащей территории.

— Какая область может подвергнуться радиоактивному заражению? Коснется ли это Токио? Дальнего Востока?

— На станции уровень радиации может повыситься до одного рентгена в час. По нашим расчетам, в этом случае зону эвакуации придется расширить в два-четыре раза. Это будет зависеть от погоды, от силы ветра и его направления. Однако и в самом худшем случае до Токио радиация не достанет. Что касается Дальнего Востока, то повышения радиационного фона до уровня, опасного для здоровья, даже при самом пессимистичном сценарии не произойдет.

Что ждет поврежденные реакторы в случае оптимистичного сценария развития событий: их законсервируют, как-то запустят вновь или это уже невозможно?

— Первые четыре реактора уже «ушли» и восстановлению не подлежат, пятый и шестой реакторы теоретически еще можно запустить, но вопрос в том, будет ли это целесообразно, Есть два варианта действий: первый — построить саркофаг, как в Чернобыле, и второй — подождать 10 лет и разобрать с помощью роботов, как на АЭС «Три-Майл-Айленд» в США. Но если оставлять два реактора в действии, нужно строить серьезную дополнительную защиту вокруг закрытых реакторов. Скорее всего, вся «Фукусима-1» потеряна, станция будет закрыта и зона эвакуации будет непригодна для жизни минимум 10 лет.

— Реакторы АЭС «Фукусима-1» старого образца? Насколько безопасны новые реакторы?

— На «Фукусиме» стоят 40-летние реакторы General Electric. Они построены по всем тогдашним стандартам безопасности. Новые реакторы, безусловно, более безопасны, всего их в Японии 55.

— Какого образца реакторы в России? Они более безопасны?

— В России осталось два реактора старого образца, остальные более новые, типа ВВЭР-1000. Каждая катастрофа заставляет пересматривать стандарты безопасности, после Чернобыля у нас много изменилось.

Какого типа реакторы Россия строит за рубежом (в Индии, в Китае) или планирует строить (в Турции)? Они безопасны? Реакторы построенной Россией АЭС в иранском Бушере безопасны? Рассчитаны на землетрясение или, например, на авиаудар?

— Все это реакторы типа ВВЭР-1000, они безопасны и выдержат землетрясения или авиаудары.

— Рискуют ли сейчас рабочие на АЭС «Фукусима-1» жизнью, как это было в Чернобыле?

— Это зависит от того, как организована защита, о чем у меня, к сожалению, нет точных данных. Можно сказать одно: в Чернобыле спасатели получали гораздо более сильные дозы облучения.

Новости партнеров