«Некоторые говорят: как только порог Volvo переступят китайцы, бизнес сворачиваем»

Один из крупнейших дилеров шведских автомобилей в России — о продаже Volvo китайской компании

В воскресенье был продан еще один легендарный европейский автопроизводитель. Китайская компания Geely, начинавшая свою историю с производства холодильников, за $1,8 млрд выкупила у Ford Motor шведскую Volvo. Американцы продали Volvo вместе с правами на интеллектуальную собственность, обязались помогать с разработкой новых моделей и технологий. О будущем теперь уже китайской Volvo Forbes поговорил с одним из крупнейших продавцов шведских автомобилей в России, основателем компании «Обухов Автоцентр» Дмитрием Амелиным.

— Вы работаете с Volvo с 1995 года, с другими марками не изменяете. Откуда такая привязанность?

— Я даже ответить не могу почему. Вот есть любимый человек, почему он? Я познакомился с Volvo еще второклассником, впервые увидел в 1978 году, с тех пор только и слышал, что Volvo — это настоящая машина, сделанная в северной стране, самая для нас подходящая, самая надежная и безопасная. И я ее приобрел, как только появилась возможность, в 1994 году. Потом создали автосервис, адаптировали шведские машины к эксплуатации в российских условиях. Клиренс увеличивали, жесткость подвески, электрику защищали. В 2000 году стали дилерами, а в 2007-м открыли крупнейший в мире дилерский центр по продаже Volvo.

— Как кризис сказался на продажах?

— В 2008 году в России было продано более 21 000 автомобилей Volvo, в прошлом — около 7000. Цифры сами за себя говорят. Мы в продажах тоже сильно потеряли, но долю увеличили.

— Когда узнали, что шведскую компанию собираются продать китайцам?

— В 2008 году, когда узнал, руки просто опустились. Испугался, что той Volvo, которая была, уже не будет. А если так, то нужно уходить из автобизнеса, а это грустно. Можно другую марку взять, но мне это не нужно, не интересно. Правильнее все продать и вложиться в совершенно другой бизнес. Вот сын, к примеру, музыкой увлекается, лучше тогда этим заняться, стать продюсером его рок-группы. Важно понимать историю Volvo, ее традиции. То, что для нее никогда не было важным количество и яркость светодиодов на панели приборов с точки зрения красоты, важными были материалы, из которых она изготовлена, как они влияют на людей, страдающих аллергией, к примеру. Это же философия, такое отношение к человеку. В Volvo это было всегда.

— Почему так печально заканчивается история этого замечательного бренда?

— А почему вы решили, что история печально заканчивается? Да, есть ряд причин, которые привели компанию к нынешнему состоянию. Так уж сложилось, что в Volvo приоритетным направлением было производство грузовиков и строительной техники. Легковое подразделение всегда было на грани рентабельности. Бренд держали на уровне, в него вкладывали, но на определенном этапе держать его стало невозможно. А тут как раз американские деньги появились, пришел Ford, и в результате появился такой забавный союз. Мир меняется, пришло время, когда и Ford содержать Volvo стало не по карману.

— С китайцами лучше станет?

— Безусловно. Где были в 70-е японцы? Можно, как японцы, 20-30 лет добиваться признания в электронике и автомобилестроении, а можно купить известный бренд и сделать его еще лучше. Да уже сейчас посмотрите, что находится под капотом европейских автомобилей, где сделаны комплектующие известных западных производителей? Китай. Автомобильная начинка оттуда приходит.

С точки зрения производства все останется как есть, китайцы будут потихонечку интегрироваться. У них есть трудолюбие, которого сейчас нет в Европе, и есть деньги, которые будут вкладываться в развитие.

— А российским дилерам с ними проще будет работать?

— Думаю, что сложнее. Дилеры сейчас будут надувать щеки, загибать пальцы — мы, мол, европейцы, европейские машины продавали, а тут какие-то китайцы. Уже говорят некоторые: как только порог Volvo переступят китайцы, бизнес сворачиваем. Но это пройдет со временем. Китайцы тоже имеют пока привычку суетиться на ровном месте и создавать вредный для рабочей обстановки шум, пусть даже и из самых лучших побуждений. Но на 100% уверен, что китайцы ничего не испортят. Возможно, в силу своего желания что-то улучшить и исправить напортачат поначалу, но они очень быстро сориентируются и исправят ситуацию. Зато их приход собьет этот европейский снобизм, который ощущается в последнее время. В 18.00 работу закончил, и хоть трава не расти. А то, что в России или где-то еще дилер не может сутки починить клиентскую машину, его не волнует, пока он утром на работу не придет.

— Что с продажами произойдет?

— Изменения будут резкие, какие, пока не знаю. Возможно, люди начнут покупать последние шведские автомобили, или, наоборот, вообще откажутся от покупки. Но это сгладится со временем.

— Почему американцы автозаводы и технологии китайцам продают, а русским нет?

— Боятся они нас. А как не бояться — у них карнавалы с цветами, а у нас парады с танками и ракетами на Красной площади. Как им на это реагировать? А с китайцами, наверное, опыт взаимодействия побольше, знают, чего от них ждать. С нами этого еще нет.

Новости партнеров