Комбинат не выдержит двоих

Forbes
Алексей Савкин Forbes Contributor, Надежда Иваницкая Forbes Contributor
Совладельцы «Норильского никеля» не хотят делиться властью. Государство намекает, что придется

Опубликовано в журнале «Русский Newsweek» №33 за 2010 год

Конфликт Олега Дерипаски и Владимира Потанина за контроль над «Норильским никелем» вышел на уровень Кремля и Белого дома. Дерипаска пошел искать правды у президента, однако однозначной поддержки не получил, а в правительстве может столкнуться и с открытым противодействием, со стороны своего давнего недруга—вице-премьера Игоря Сечина. На прошедшей неделе Сечин высказал недовольство другим важным для Дерипаски проектом—строительством Богучанской ГЭС. Сечин вдруг заинтересовался, почему ГЭС зарегистрирована не в России, а на Кипре.

После собрания акционеров 28 июня, о котором рассказывал Newsweek, Олег Дерипаска из полноправного совладельца «Норильского никеля» фактически превратился в младшего партнера Владимира Потанина. «Интерросу» удалось провести четырех представителей в совет директоров, а еще три голоса получили дружественные ему менеджеры компании. «Русалу», у которого такой же пакет акций—25%, досталось всего три голоса, а глава совета директоров Александр Волошин вообще не попал в совет. В «Русале» уверены, что при голосовании были допущены манипуляции.

Никто не ожидал, что Олег Дерипаска смирится с поражением. Так и получилось: на минувшей неделе стало известно, что хозяин «Русала» написал письмо президенту Медведеву с жалобой на «Интеррос» и добился поручения Генпрокуратуре проверить, как прошло собрание акционеров. Но чиновники признают, что расследование сильно затянется—разобраться в том, кто кого подсидел, будет очень непросто. Сотрудники ФСФР, лучше прокуроров понимающие корпоративное право, за полтора месяца так и не разобрались, были нарушения при выборе совета директоров или нет. Глава службы Владимир Миловидов на прошлой неделе был крайне осторожен: «В ходе проверки выявлен ряд дополнительных аспектов, которые требуют дополнительного изучения». И направил запрос в США, в Bank of New York, который является держателем депозитарных расписок «Норникеля».

Сигнал на продажу

Даже в Кремле признают, что исход конфликта зависит не от результатов проверок и юридических тонкостей. По сведениям Newsweek, в понедельник на закрытом брифинге для кремлевского пула Медведев заявил, что наилучшим исходом был бы приход в компанию третьего совладельца, причем частного, а не государственного—вроде корпорации «Ростехнологии», которая давно присматривалась к «Норникелю».

Сейчас обе стороны заявляют, что не собираются продавать свои акции, а, наоборот, готовы выкупить долю несговорчивого партнера. «После этого всем стало понятно: пути назад нет»,—говорит источник на рынке. С деньгами, правда, и у «Интерроса», и у «Русала» сложно. Поэтому вмешательство сейчас просто необходимо, считает Юрий Волов из Банка Москвы. Новый акционер выкупит долю одного из совладельцев, которые договориться все равно не смогут.

Среди кандидатов может оказаться пул инвесторов во главе с владельцем компании «Нафта-Москва» Сулейманом Керимовым, полагает аналитик ING Bank Максим Матвеев. Прокредитовать сделку могли бы крупные госбанки: Сбербанк и ВТБ. Керимов активно скупает активы, только что приобрел крупнейшего производителя минеральных удобрений—«Уралкалий». Один из планов создания в России горно-металлургического суперхолдинга предполагает слияние «Норникеля» и «Уралкалия»: этот вариант устраивал «Интеррос», но не «Русал», так что Керимов и Потанин могут стать естественными союзниками.

«Интеррос» пока лучше контролирует ситуацию. На его стороне менеджмент «Норникеля». В прошлый понедельник в компании появилась новая должность—президента. Ее занял давний соратник Потанина Андрей Клишас. Но и председатель правления Владимир Стржалковский фактически не скрывает свои симпатии. На минувшей неделе он предложил выкупить долю «Русала» за счет средств самой компании. Понятно, что этот вариант полностью устроил бы «Интеррос».

И в «Русале», и в «Интерросе» подчеркивают, что именно они заботятся о компании, а противник только и думает, как вытрясти из «Норильского никеля» побольше денег, чтобы погасить долги, которых хватает. И у Дерипаски, и у Потанина акции «Норникеля» заложены в госбанках. Правда, «Русал» в кризис оставил весь свой пакет в залог ВЭБу, а у «Интерроса» в залоге 10% акций.

«Норникель» для «Интерроса»—это всего лишь кошелек, который нужен для погашения более $3 млрд неурегулированного долга, говорит источник в крупной металлургической компании: «Что такое “Интеррос”? Убыточные медиаактивы, девелоперский проект—горнолыжный курорт “Роза Хутор”. Единственный реально приносящий прибыль актив—это “Норильский никель”. “Интерросу” нужны деньги, и реально он может получить их только из “Норникеля”».

Оппоненты думают иначе. Возможно, «Русал» готовит почву для того, чтобы избавиться от своего пакета, считает источник в «Интерросе». «Дерипаска прекрасно понимает, что ресурсов выкупить пакет у него нет. Вести долгую войну также нет возможности. Поэтому он готовит почву для продажи компании. Все будет представлено так, будто он, исполняя волю государства, с болью в сердце расстался с активом»,—рассказывает знакомый с ситуацией источник. За моральный ущерб, говорит он, Дерипаска сможет получить премию, продав компанию не за рыночные $8 млрд, а, к примеру, за $10 млрд.

Куратор промышленности в правительстве Игорь Cечин открыто в конфликт не вмешивается. Свою позицию он изложил Newsweek через пресс-службу: «Здесь все очень просто: надо действовать в соответствии с законодательством. Если были нарушения в процедуре проведения совета директоров, то их необходимо исправлять. В любом случае компании, имеющие конфликт, должны разобраться в вопросе сами».

Правда, свой взгляд на судьбу «Норникеля» у Сечина есть, и он не в пользу Дерипаски. В прошлом году, когда решался вопрос о продлении кредита ВЭБа, под который «Русал» заложил свой пакет акций норильской компании, вице-премьер был сторонником национализации доли Дерипаски. Кредит «Русалу» в конце концов удалось продлить.

Прохладное отношение Сечина к Дерипаске ни для кого не секрет—можно вспомнить конфликт, который был у них в прошлом году из-за моногорода Пикалево. Чиновники рассказывали, что Дерипаска не явился к Сечину на совещание и именно вице-премьер приложил руку к выволочке, которую бизнесмен получил от премьера Путина.

Плотина на Кипре

На прошлой неделе Сечин вновь нашел, за что отругать «Русал». Вице-премьер проводил совещание по строительству Богучанской ГЭС и разругал совладельцев компании—государственную «Русгидро» и «Русал»—за срыв сроков. А заодно неожиданно возмутился тем, что ГЭС—стратегический актив—зарегистрирована на Кипре. Может, этот эпизод и не связан напрямую с борьбой за «Норникель». Сечин уже не первый раз критикует акционеров Богучанской ГЭС, которая отстает от обещанных темпов строительства, причем Сечин не раз подчеркивал, что «Русгидро» выполняет все свои финансовые обязательства в отличие от «Русала».

Факт в том, что «открытие» по поводу собственности на ГЭС выглядит довольно странно.

«Всю жизнь Богучанка была в офшоре, и неужели только сейчас он это заметил?»—размышляет сотрудник одной из энергетических компаний. Богучанская ГЭС—это советский долгострой, начатый в 1980 году. На берегу Ангары успели срубить лес, а потом проект на долгие годы заморозили, с тех пор лес вырос заново. C начала 1990-х годов основным владельцем станции стало РАО ЕЭС, хотя уже тогда среди собственников проекта появились офшорные компании вроде «Новэл Трэйд энд Файнэнс ЛТД» с Британских Виргинских островов.

В 2006 году последовательница РАО, государственная «Русгидро», и «Русал» Олега Дерипаски разработали проект по достройке ГЭС и строительству Богучанского алюминиевого завода, который должен стать основным потребителем вырабатываемой ГЭС электроэнергии. Когда проект создавался, его участники посчитали, что офшорное законодательство лучше защитит их права, рассказывает представитель «Русгидро». «Компания зарегистрирована в офшоре, поскольку там проще регулировать споры. Когда ни у кого нет контрольного пакета, а у акционеров паритет, российское законодательство в этом случае бессильно»,—считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Сечин обещал разобраться в правомерности такой схемы собственности. Сейчас вернуть Богучанку обратно практически невозможно—это вопрос тяжелых переговоров с кредиторами, говорит бывший сотрудник РАО. «В итоге проект будет просто повернут вспять»,—опасается он. Но если даже правительство не собирается выгонять офшоры с Богучанской ГЭС, угроза может заставить «Русал» проявить сговорчивость в других конфликтах, к которым проявляет интерес государство. Например, в истории с «Норильским никелем».

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться