Ксения Собчак встанет за прилавок «Евросети»

Роман Дорохов Forbes Contributor
В интервью Forbes она рассказала, как организует свой рабочий день и что думает о деле Евгения Чичваркина

В ближайшую субботу, накануне 8 Марта, новоиспеченный акционер «Евросети» Ксения Собчак попробует себя в новом амплуа: она будет продавать сотовые телефоны, mp3-плееры и другие гаджеты в одном из магазинов компании, акции которой на $1 млн недавно купила у Александрa Мамута. О планах на своей первый день в торговле, своем понимании мобильной техники и Евгении Чичваркине Собчак рассказала Forbes.

— Вы как-то готовитесь к этому мероприятию? Может быть, смотрите в интернете технические характеристики каких-то устройств? Или просто хотите испытать себя, посмотреть, как это все происходит?

— Я посмотрю какие-то сложные вещи. Все-таки я не профессиональный продавец, и моя задача — просто привлечь покупателей и пообщаться с ними, понять, какие проблемы существуют и как улучшить магазины и сервис изнутри. Если я с чем-то справляться не буду, кто-нибудь из продавцов будет рядом, чтобы мне помочь. Но вообще-то я за жизнь перепробовала огромное количество мобильных телефонов и в этой технике немного понимаю. Могу сама настроить меню и объяснить функции. В общем-то, я в этом смысле человек технически подкованный. В курсе всех новинок и могу, как мне кажется, дать грамотный совет.

— А какой у вас сотовый телефон?

— У меня сейчас iPhone. Как основной телефон. Иногда пользуюсь вторым, Samsung или Nokia.

— И где вы его купили, если не секрет?

— Мне iPhone подарили.

— Вы с деятельностью сотовой розницы хорошо знакомы?

— Ну конечно. Я была не раз в салонах «Евросети» и в других магазинах и покупала сама телефоны.

— Понятно. А как думаете, какую технику вы сможете продавать лучше всего? Какую знаете лучше по повседневному использованию?

— Ну не знаю, мне кажется, что все-таки основной и самый интересный сегмент рынка — это мобильные телефоны. Ну и всякие сопутствующие товары и аксессуары. Это самая перспективная и развивающаяся категория товаров.

— На iPhone вы пробовали сами покупать какие-то программы или закачивать видео?

— Конечно. У меня огромное меню, я постоянно в Application Store покупаю какие-то приложения. В общем, достаточно продвинутый пользователь. И видео, и фотографии я пересылаю сразу на свой сайт на радио, стараюсь пользоваться всеми встроенными функциями в телефоне, люблю технические новинки.

— У Александра Мамута, продавшего вам акции «Евросети», не один проект и не два. Почему вы выбрали «Евросеть»? Чем она вам так понравилась?

— Вопрос же не в Александре Мамуте. Я начала сотрудничать с «Евросетью» в рамках рекламной кампании, мы сняли ролик. За время съемок рекламы мы, теперь уже с коллегами из «Евросети», провели пару дней в Киеве, встречались в Москве. Я поняла, что это действительно огромная динамично развивающаяся компания, с близкой мне эстетикой, с реальными магазинами, в которые можно зайти и увидеть понятный мне товар. Этот бизнес можно пощупать, проще понять. Я начала переговоры о покупке. Мне показалось, что это хорошая инвестиция в сегмент рынка, который развивался, несмотря на кризис.

— Обычно частные инвесторы вкладывают деньги в компанию после того, когда та проведет IPO, чтобы иметь возможность защитить свои права.

— У «Евросети» есть планы выхода на IPO. Может быть, это не вопрос этого года или даже следующего. Но в любом случае такая перспектива рассматривается, мы это обсуждали. Я думаю, что компания в любом случае к этому придет. Те показатели прибыли, которые обнародовала «Евросеть» в этом году, действительно феноменальны: 7,9% прибыльности в этом сегменте на этом рынке — серьезная заявка на рекорд.

— Вы для себя определяли стратегию выхода? Если решите продавать свой пакет, дождетесь IPO?

— Я пока не собираюсь его продавать, думаю, что это долгосрочная инвестиция. Сразу думать о продаже бессмысленно. И пока нет такой цели. В любом случае я буду ориентироваться и на стратегию основного акционера.

— Ксения, а вы лично знакомы с Чичваркиным и Артемьевым?

— Конечно. Во-первых, я делала большое интервью с Чичваркиным в GQ. Летала в Лондон, в общем-то говорила в том числе и про «Евросеть». Это как-то все соединилось. Я два дня провела с Евгением, брала у него интервью, заодно советовалась, узнавала по поводу состояния компании, что он думает.

— Что вы думаете о той «Евросети», которая была год-два назад? Я помню, два года назад на Russian Fashion Week модели «Евросети» обливали пивом зрителей. Даже каких–то депутатов обидели.

— Пивом я пока обливать никого не собираюсь. Но мне была симпатична та толика юмора и тот здоровый эпатаж, который был во времена Чичваркина в компании. Мне кажется, что это был интересный, яркий, вызывающий образ и стоит его даже в другой форме восстановить. Но учитывая, что каждый человек индивидуален, как отпечатки пальцев, я не думаю, что имеет смысл полностью повторять манеру Чичваркина и его управление компанией. Но надеюсь, я тоже смогу внести какую-то свою лепту в образ бренда.

— Вы сможете повторить манеру эпатажа Чичваркина, которая, собственно говоря, и прославила «Евросеть»?

— Я бы не стала оперировать категориями «лучше», «хуже», «так же». Я еще раз говорю: каждый человек индивидуален. Чичваркин был хозяином компании, которую выстроил с нуля, создал, эффективно и долго управлял. Я являюсь миноритарным акционером, который вряд ли может повлиять на ключевые решения и точно пришел в этот бизнес, грубо говоря, с улицы. Я его не строила, я не понимаю его пока так глубоко и хорошо, как это делал Евгений, я говорю только о том, что какой-то креатив я точно смогу придумать.

— Как вы сами относитесь к делу Чичваркина?

— Почитайте мое интервью с Евгением.

— Что-то подобное может повториться?

— Это очень спорный и сложный вопрос. Было очень много вводных данных, особые отношения с Управлением «К», беспрецедентный случай со звонком Кондолизы Райс Путину, потом, возможно, последующая месть. Это сложная история. Чтобы ответить полно и честно, нужно понимать всю эту ситуацию детально. Двумя фразами не выйдет. Там все очень непросто, нет однозначно правых и виноватых.

Евгений считает, что здесь замешаны исключительно политические мотивы. Но это все же бизнес и какое-то, с его стороны беспрецедентное ощущение собственной значимости, когда он чувствует себя, в принципе, единственным человеком, который смог дать отпор Управлению «К» МВД. Но фактов и деталей слишком много, чтобы давать однозначную оценку.

Новости партнеров