Антонина Бабосюк: залоговая стоимость

Павел Седаков Forbes Contributor
За освобождение совладелицы «Алтына» суд потребовал 30 млн рублей. Откуда взялась эта сумма? Как вообще устроен в России институт залога?

Антонина Бабосюк (ее интервью Forbes читайте здесь), совладелица ювелирного холдинга «Алтын», может выйти из-под стражи, внеся залог 30 млн рублей. Такое решение принял Верховный суд, сообщил в пятницу Forbes адвокат предпринимательницы Генрих Падва. Защита Бабосюк готова была заплатить и раньше. Еще в апреле 2010 года Бабосюк предлагала 30 млн рублей за свое освобождение, однако тогда Мосгорсуд отказался изменить меру пресечения. Теперь, как говорит Падва, требуемой суммы у Бабосюк не оказалось. «Сбережения были в долларах, в связи с падением курса осталось меньше. Мы предложили 25 млн рублей, суд отказался». По словам адвоката, друзья и родственники Бабосюк сейчас собирают недостающие деньги.

Летом прошлого года предпринимательница, которую обвиняют в контрабанде ювелирных изделий, написала открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву — про жесткие условия содержания, проблемы со здоровьем и то, что ей не дают видеться с детьми (ее муж, совладелец холдинга Владимир Феньков тоже находится под стражей в СИЗО Лефортово). Но только сейчас Бабосюк решили отпустить: ФСБ завершила расследование уголовного дела «Алтына», и в ближайшее время должен начаться судебный процесс. «Она не скроется, суд учел уникальные обстоятельства — ведь муж и жена под стражей, а дети на свободе», — объясняет Падва.

Как действует институт залога и откуда берется его сумма? Сумму залога устанавливает суд. Определяя ее, суд учитывает сумму ущерба от предполагаемого преступления, социальную опасность содеянного, материальное положение и личность арестованного. Практика такова, объясняют юристы, что обычно судьи сами интересуются у защиты, какую сумму арестованный готов внести за свое освобождение. После того как средства перечисляются на указанный счет, человека освобождают — под подписку о невыезде. После приговора суда — неважно, оправдательного или обвинительного — уплаченные в качестве залога средства возвращаются. А вот если выпущенный гражданин вздумает сбежать, приговор ему вынесут заочно, а уплаченный залог будет обращен в доход государства.

Процедура освобождения под залог сейчас применяется все чаще, хотя сам институт развивается тяжело, говорят адвокаты. Еще летом 2009 года председатель Мосгорсуда Ольга Егорова пообещала, что московские суды будут чаще применять институт залога для граждан, обвиняемых в экономических преступлениях. Но, подчеркнула тогда Егорова, по экономическим и коррупционным делам залоги должны быть большими: «Украл на 200 миллионов или налоги не заплатил, вот и внеси такую сумму». Летом 2010 года Госдума приняла закон о залоге для обвиняемых по экономическим преступлениям. Кроме денег, в качестве залога судом могут приниматься недвижимость и ценные бумаги.

Пока самый маленький выплаченный залог составлял 10 000 рублей, самый большой — 50 млн рублей. Именно такую сумму в декабре 2008 года заплатил за освобождение из-под стражи тяжело больной бывший вице-президент ЮКОСа Василий Алексанян. «Сумма залога настолько всех убила, — вспоминает его адвокат Елена Львова. — Видимо, связь с ЮКОСом государство считает социально опасной». Напомним, что Алексаняну вменяли ущерб в 8 млрд рублей — хищение имущества ОАО «Томскнефть» и ВНК. Львова не сомневается, что Алексаняна выпустили лишь в связи с постановлением Европейского суда по правам человека, признавшего, что в отношении больного СПИДом арестанта нарушен ряд статей Европейской конвенции по правам человека и его необходимо освободить. После того как летом 2010 года суд закрыл дело Алексаняна за истечением срока давности, уплаченные в качестве залога деньги были возвращены.

Еще случай, где фигурировала та же сумма залога: в феврале этого года в Екатеринбурге суд освободил под залог 50 млн рублей основателя металлургической компании «Макси-групп» Николая Максимова, обвиняемого в злоупотреблении полномочиями.

Юристы поддерживают идею освобождения под залог, хотя, как признается член Общественной палаты адвокат Анатолий Кучерена, ситуация, когда судьи настаивают, чтобы сумма залога соответствовала ущербу от вменяемого преступления, опасна. «Это абсурдно, — уверяет Кучерена. — То, что человек подозревается в хищении 100 млн рублей, надо еще доказать, а такая сумма может быть для него совершенно заоблачной». По закону суд должен принимать решение о залоге без согласования со следствием, но так происходит не всегда. «Человеку, который подозревается в совершении экономических преступлений, следователь выводит энную сумму ущерба, а под нее суд определяет залог, — рассказывает Кучерена. — Это большой перекос!» По его словам, вопросы, связанные с действием института залога, Общественная плата собирается обсудить в августе на очередном своем заседании.

[processed]

рейтинги forbes
Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться