Forbes
$66.44
73.69
DJIA18472.17
NASD5139.75
RTS920.09
ММВБ1939.75
Григорий Лепс: «На самом деле мужчина поет сердцем и яйцами»

Бывший ресторанный исполнитель Григорий Лепс в этом году поднялся с 9-го на 5-е место в рейтинге главных российских знаменитостей по версии Forbes, по доходам уже обогнал Филиппа Киркорова, стал самым желанным гостем миллиардеров. Некоторые из них оказывают ему бескорыстную помощь, другие не скупятся оплачивать его выступления на частных вечеринках. В интервью Forbes артист объяснил, чем он отличается от Юрия Шевчука, рассказал о своих отношениях с предпринимателями и жизненных принципах.

Читайте также «Музыканты для миллиардеров. Кого из российских исполнителей приглашают на домашние мероприятия участники списка Forbes».

— У вас дома много икон. Вы давно собираете. Откуда коллекция?

— Есть и такие и такие. Есть и подписные, и просто старые. По возрасту очень старых мало. Одна XVI века, несколько XVII века, остальные XVIII века. В старину не залез глубоко. Это достаточно дорогие предметы. Недешевая страсть.

— Можете вы себя назвать религиозным человеком?

— Скорее верующим.

— Недавно вы открыли «Лепс-бар». Это ваша была идея?

— Идея такая была не совсем у меня. Я когда-то собирался, но не совсем серьезно у меня это было. В общем и целом ничего, нормально, вещь работает, люди ходят, люди поют. У нас в стране все хотят петь. Я не против, я только за. Меня иногда поют. Я там редко бываю. Так, захожу пообщаться, посмотреть.

— А какие у вас были мечты?

— Мечты были, идеи открыть какой-нибудь клуб. Раз уж так получилось. Достаточно известное лицо, имя. Я просто занес определенное количество денег и сижу в определенном количестве процентов. Все очень просто. В этом бизнесе я мало что понимаю, никогда не занимался ресторанным бизнесом, торговлей. Но у нас получилось, людям нравится. Это опять же зависит от того, кто это делает. Не у всех светлые мозги, не у всех яйца.

— А вы же сами начинали творческий путь в ресторане.

— Да, в Сочи, про это много писали.

— И именно там вы познакомились с Искандером Махмудовым и Андреем Бокаревым, нынешними миллиардерами из списка Forbes, которые вам помогли в жизни?

— Я не рассматриваю их как миллиардеров, это просто мои очень близкие друзья. Мало того, мы теперь уже родственники. Я крестил детей Бокарева, он — моих детей. Супруга моя тоже крестила его детей. У нас близкие и тесные семейные связи, и мы их пытаемся не терять. Потому что он человек в высшей степени порядочный. Очень мало таких людей.

— Редко когда уже не в студенческом возрасте можно завести таких друзей.

— Наверно, да. Нас познакомили общие друзья в 2000 году. Мы не знали друг друга, но знали одного человека. Он нас и свел. Постепенно мы пришли к тому, что нормально друг к другу относимся. Мы друг другу нравимся. Нравится мне этот человек, его отношение к жизни, его понимание жизни, философия, какими критериями определять жизненный путь. Мне это по душе. Я очень многому у Андрея Рэмовича Бокарева научился. Мы с Махмудовым давно знакомы и дружим, а с Бокаревым нас связывают более тесные отношения. Махмудов блестяще образованный, эрудированный человек, прекрасно понимает, что происходит вокруг.

— Вы познакомились на почве музыки?

— С Бокаревым познакомились именно на почве творчества, музыки. Он приходил на концерт, ему понравилось мое творчество. И он решил сделать из меня большого артиста. Но он был не единственным и не первым, кто это делал. Есть целая плеяда известнейших людей, которые мне помогали абсолютно бескорыстно и безвозмездно. Им было приятно, что я кем-то стану. Они для этого приложили немало усилий и средств. Без них я бы не состоялся как артист. Это Умар Боков, один из моих ближайших друзей, Григорий Лучанский — старший партнер в их организации. Мы просто как одна семья. Умар меня и познакомил и близко свел с Бокаревым. Эти люди никогда не пиарят себя. Все они принимали участие в моей судьбе. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей.

— Это были довольно авторитетные люди.

 Что вы вкладываете в это слово? Имеете в виду связи с криминалом? (Смеется.) Боже сохрани. На разборки ездили все. Такое время было. Это не говорит о том, что человек представляет ту или иную структуру. На разборки и я ездил. Было такое. Ездили все, включая даже... (Показывает вверх.)

— Путин?

— Заметьте, не я это сказал. Я вообще не знаю, о ком вы. (Смеется.)

— Чем вам они помогали?

 В основном деньгами, советами. А чем можно помогать человеку? Вовремя покормить и уложить спать?

— Сколько инвестировали? 

— Большие суммы, очень большие. Прекрасно понимаете, сколько нужно денег, чтобы записать несколько альбомов, сделать 8 концертов в концертном зале «Россия», взять на себя рекламу, сделать концерт в Кремлевском дворце съездов. Сборов тогда не было никаких. Это была как пиар-акция. Народу было полно, но денег мы не зарабатывали. Это теперь мы такие стали великие, что приходим и говорим: мы хотим делать концерт за $100 000. Я прекрасно помню, сколько я заработал на первых сольниках. Это был 2001 год. Я заработал $12 000. При двух абсолютно аншлаговых концертах, когда яблоку негде было упасть.

— Вы с Бокаревым стали родственниками. Какое качество вы больше всего в нем цените?

— Главное, он помнит, кем он был. Если человек не помнит своего прошлого, у него не может быть будущего. Рано или поздно он сломает себе шею. Каждый должен четко и ясно себе представлять: он не родился миллиардером. Он не смог бы просто открыть глаза в один прекрасный момент, когда вылез на свет. Есть такая категория людей, у которых папа, мама или дедушка богаты, как Перис Хилтон. Но основное достоинство Перис Хилтон в том, что она показала всем, как сосет. Сняли на камеру, по кайфу им. (Смеется.) Вот ее достоинство.

— Говорят, вашу стоимость сильно поднял Виктор Вексельберг, который с самого начала платил за частное выступление $100 000.

— Это бред. Артист стоит ровно столько, сколько ему платят. В 2009 году у меня было порядка 70 сольных выступлений абсолютно бесплатных. Частных в том числе. Потому что это были друзья, друзья друзей. Это были товарищи, люди, которым нельзя отказать. Можете представить, что я с этих концертов сам платил зарплату своим музыкантам. А потом просто в один прекрасный день я все это прекратил. Самое интересное, что те люди, которые и сделали из Лепса Лепса, всегда платили. А вот те, которые ходили рядом и представлялись друзьями и товарищами, крутили задницей и говорили, мол, «братан, мы ж друзья»... Я все это прекратил в один миг, мне это надоело. Человек же растет, не стоит на месте. Появляются дети, семья. Есть работа, а есть дружба. Эти два понятия путать ни в коем случае нельзя. Если ты приглашаешь на вечер своего друга, пригласи поесть, посмеяться. Если ты его пригласил поработать, заплати ему. Мое здоровье не вечно, связки не вечны. Я замучился их ремонтировать, включая операции под общим наркозом.

— Вы серьезно их рвете?

— В этом и состоит степень износа. Либо ты работаешь на износ, чтобы люди понимали, что ты именно работаешь, а не пришел просто покрутить жопой и поговорить, как это делают наши поющие трусы. На самом деле мужчина — он же поет сердцем и яйцами, по-другому не получится. Связки тут не в первую очередь. Все зависит от тебя, как ты к этому относишься. Достаточно ли ты честный человек. Хотя идеально честным быть нельзя. Это все иллюзии.

— Вот список Forbes. У скольких предпринимателей вы были?

— Не меньше 30 из тех, кого я только лично знаю.

— Это те, которые лично могут вам позвонить и попросить?

— Мне могут позвонить в любое время суток. Есть люди, которые мне звонят тогда, когда они того хотят, и они имеют на это полное право. Тем более что я человек, страдающий бессонницей, и обычно ложусь спать в 6 утра. Поэтому мне звонят все. Начиная «от» и кончая «до».

— Вы почти всегда на сцене в очках, в том числе в прозрачных. У вас плохое зрение?

— Нет, это для красоты. У меня упало, конечно, зрение чуть-чуть, может, минус полтора стало.

— Шевчук близорук по настоящему.

— Я не знаю, я с совестью нации не знаком. Непонятное явление. Ум, честь и совесть нашей эпохи.

— Некоторые вас сравнивают по манере исполнения.

— Я не вижу сходств никаких. Я никогда не кричу о чем-то злободневном. Никогда не говорю о том, что мы пропили всю Россию. Никогда не лаю на собственную страну. Не делаю из этого себе пиар. Я занимаюсь музыкой и благодарен судьбе за то, что у меня есть такая возможность петь. Наверное, каждый из нас занимается политикой в определенной степени, потому что либо ты займешься политикой, либо политика займется тобой. Это обязательное правило, особенно публичных людей. Это всегда происходит, как ни крути.

Тем не менее я не хочу лезть туда, куда мне лезть не нужно. Во-первых, я на это не имею права, хотя со мной могут поспорить, мол, мы граждане, имеем право. Если ты гражданин своей страны, тогда не нужно об этом болтать, а просто нужно навести порядок в том или ином месте. В доме, подъезде, квартире. Разруха она не в клозетах, а в головах. Когда займется каждый своим сараем, разруха уйдет сама собой. Вот и весь сказ. Тут никакой хитрости нет. Надо заниматься этим. А не хватать микрофон и, пользуясь своей публичностью, орать. Есть целый ряд музыкантов, артистов и юмористов, которые вдруг решили, что они честь и совесть эпохи. У Александра Розенбаума есть на этот счет замечательные стихи. «Кто супротив — тот чистый пидарас. За нами правда, с нею нету слада. Бунтуют рокеры! Я наблюдал не раз… до первой государственной награды». (Смеется.) Очень хорошие стихи. Если человек хочет что-то изменить, надо взять лопату и изменять.

— А часто на частных вечеринках к вам относятся как к сервису?

— Чтобы шел через кухню, грубо говоря? У меня таких случаев не было. Обычно ко мне все относятся очень хорошо, и, опять же, я им благодарен за это. Потому что я человек свободный. Если мне что-то не понравится, я просто верну им деньги и уйду — пойте сами. Никаких проблем нет. Напугать меня чем-то достаточно сложно. Я достаточно крепкий в этом смысле человек. Если я чего-то и боюсь, потому что я не идиот, то я это скрываю.

Но я стараюсь вести себя соответственно, чтобы людям не было стыдно за мое поведение. Люди, которые называют меня своим другом, должны понимать, что я держу себя в рамках. Не всегда это, правда, получается, мы же все живые люди.

— Вам нравится выступать на частных вечеринках?

— У меня никогда не было на этом упора. Мы всегда, наоборот, стремились не быть артистами вечеринок. Всегда нужно было собирать площадки. Хотя с точки зрения денег это было бы проще. Концертов меньше, а деньги те же. Если я зарабатываю за 12-15 концертов в месяц определенную сумму, она будет такая же, как если бы я раз 5 спел на частных вечеринках. Такое выступление всегда выше в несколько раз той суммы, которую ты получаешь на концерте. Поэтому очень многие артисты так работают, и это не грех. Ведь основная задача артиста — развлекать людей. Люди должны отдыхать. Я не могу понять, как они могут отдохнуть на моем концерте — 2,5 часа тут орет кто-то. Но им нравится, и им спасибо.

— А бывают частные вечеринки, где совсем немного людей?

— Были такие вечеринки, когда сидит два-три человека. Маленькое помещение или большой дом, но очень узкий круг людей. Помню, две девушки и один мужчина сидели: заказали, я прилетел в другой город, дали мне самолет, я выступил. Скорее всего, его девушки пригласили. Мужчины, как правило, слушают своих девушек.

А бывает и такое: позвали на вечеринку, где 15 человек просто сидели и общались. Выступление никак не могло начаться, они никак не могли наговориться. Уже прошли все сроки, я говорю: просто сейчас уеду, мы опаздываем на съемки. Ну подождали еще немножко, и нам сказали: «Ребята, спасибо, что вы приехали, вот деньги мы вам оставляем». Я просил директора, чтобы побольше было таких выступлений. Думаю, им было важнее поговорить друг с другом. Там было много артистов, всех фактически отпустили.

— У кого вы поете чаще: у предпринимателей или чиновников?

— У предпринимателей чаще. Если я и пою у чиновников, как правило, спонсируют предприниматели. Говорят: у нашего хорошего друга завтра день рождения, будь добр, приезжай, отработай, а деньги мы заплатим. То есть присылают чиновнику в качестве подарка. Это делается постоянно, и я здесь не исключение. Бывает, они там сами сидят, бывает, и нет.

— По данным Forbes, вы за этот год заработали $12 млн. Вы подтверждаете такой доход?

— Я зарабатываю никак не $12 млн и никак не $5 млн, как вы написали в прошлом году. Мы абсолютно четко выслеживаем выступления, платим налоги. Поскольку мы все живем в этом государстве, которое я очень люблю.

— Понятно, что вы хотите иметь хорошие отношения с любимым государством. Но мы составляем рейтинг не только на основе налоговой базы, а опрашивая экспертов, всем известных на рынке, которые оценивают количество ваших выступлений и их стоимость.

— Значит, плохие эксперты.

— Их не один, и не два, и не три.

— Значит, не один, не два, не три — все плохие!

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Могут ли российские футболисты покупать шампанское за €250 000, а премьер-министр ботинки за 50 000 рублей?
Проголосовало 12825 человек
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.