«Мы договорились о простых вещах: не трогать парк и существующие стены»

Мария Абакумова Forbes Contributor
Архитектор ван Эгераат о том, каким будет новый стадион «Динамо»

Архитектор Эрик ван Эгераат радовался известию о том, что Россия будет принимать в 2018 году чемпионат мира по футболу, больше, чем любой другой голландец. Летом проект ван Эгераата, созданный в партнерстве с российским архитектором Михаилом Посохиным, руководителем института Моспроект-2, стал победителем конкурса архитектурных проектов реконструкции стадиона «Динамо» в Москве. В рамках реконструкции вместимость стадиона увеличат до 45 000 мест, добавят ледовую арену и площади для проведения других спортивных мероприятий. Кроме того, под землей расположатся торговые площади, а раздвижная крыша превратит «Динамо» в видную концертную площадку. Архитектор ван Эгераат рассказал о том, почему стадион «Динамо» будет реконструирован именно по его проекту.

— Почему вас обрадовало известие о том, что Чемпионат мира — 2018 пройдет в России?

— Мы счастливы, потому что это увеличивает шансы того, что проект будет реализован в созданном нами виде. В России иногда бывает, что красивый проект по мере реализации становится не очень красивым. Но будет чемпионат мира, а значит, стадион должен соответствовать международным требованиям. Это существенно снижает риск внесения изменений в проект.

— Как сложился ваш творческий союз? Согласны ли вы, что архитектору-иностранцу работать в Москве без помощи местных коллег практически невозможно?

— Я сделал несколько проектов в соавторстве с известными архитекторами по всему миру и несколько проектов самостоятельно в Москве. Но реконструкция стадиона «Динамо» — это не шоу одного человека, это слишком масштабный и значимый объект. Поэтому с моей стороны было логично обратиться к Михаилу, учитывая его положение и то, как хорошо он знает город. И для меня это был путь узнать за короткий срок очень много о городе, понять, что для него хорошо, что плохо. Мы договорились о нескольких простых вещах: не трогать парк, не трогать существующие стены.

— Это и определило победу вашего проекта в конкурсе?

— Не трогая исторических стен, мы решили пойти в высоту, разместить две арены над ними. При этом футбольная будет повернута в соответствии с требованиями ФИФА, а для хоккейной при таком повороте останется достаточно места. Весь комплекс будет представлять собой сферу диаметром 300 м, единую конструкцию без несущих колонн. Мы просчитали все гораздо детальнее, чем это обычно требует архитектурный конкурс, над проектом работало 46 человек. Техническое проектирование делали инженеры из Германии, акустику — американцы.

— А как относится к этому инвестор, ВТБ? Может быть, в его интересах сделать проект менее заметный, но более дешевый?

— Объем инвестиций в проект не меньше $500-600 млн. Я приехал из страны, где любят футбол, но футбол стадионы не окупает, потому что на каждом стадионе проходит максимум 20 матчей в год. 60% доходов стадиона дают вечеринки, концерты, мероприятия. Мы делаем коммерческий объект. Кроме того, его можно использовать как перехватывающую парковку. Теоретически объекты такого рода окупаются за пять лет. Андрей Костин мне говорил: «Только не меняй проект, Эрик, и ни квадратным метром меньше».

Новости партнеров