«Им комфортнее без блокирующего акционера»

Анна Соколова Forbes Contributor
Александр Лебедев рассказал в интервью Forbes о причинах продажи акций «Аэрофлота»

Глава Национальной резервной корпорации Александр Лебедев решил продать 25,8% акций «Аэрофлота» самому авиаперевозчику за $400 млн. Совет директоров компании вчера одобрил эту сделку. О причинах, побудивших его совершить сделку, предприниматель рассказал в интервью Forbes.

— Почему вы продали свою долю в «Аэрофлоте»?

— Решил в деньги выйти, вот и все. Это довольно сложно. Хорошо, что у «Аэрофлота» будет большой дисконт и они сразу получат прибыль. Это комплексная сделка. Дело в том, что я из одного актива выхожу, а в четыре других вкладываю. Это Национальная жилищная компания, Национальный резервный банк, Национальная земельная корпорация и авиакомпания Red Wings (деньги пойдут на закупку новых самолетов).

— То есть вы потратите полученные деньги на другие проекты?

— Да, я хочу доделать эти вещи. Это все модернизационные проекты. У меня нет старых заводов, которые я получил с залоговых аукционов. Я все свои деньги заработал в банковском секторе, а потом вложил их в реальный сектор. Они [правительство РФ, мажоритарный акционер «Аэрофлота». — Forbes] не понимают, как консолидировать «Аэрофлот» из-за меня. Кто-то в правительстве говорит: «Ну и правильно избавились от этого Лебедева, он уже надоел». Кто-то говорит, что это позитивная оценка моей деятельности. Мне все равно, честно говоря.

— Продажа пакета акций была вашей инициативой?

— Нет. Работа велась 1 год и 4 месяца. У правительства был план самостоятельного развития [лизинговой компании] «Ильюшин Финанс». Чтобы в нем участвовать, мне надо было дать 40 млрд рублей на покупку 60 самолетов, или они размыли бы мою долю совсем. Они и так меня размыли с 40% до 26% акций. Но это хороший результат нашей совместной работы. «Аэрофлот» они тоже хотят консолидировать, «Шереметьево» забрать, поменяться с «Сибирью», ГТК «Россия» или «Росавиа». Им, конечно, комфортнее, когда нет блокирующего акционера. Они это не особо скрывают.

— А вам самому хотелось продавать «Аэрофлот»?

— Я же мог отказаться! Это моя воля исключительно!

— Какова сумма сделки?

— Меньше $400 млн. Если считать вместе с «Ильюшин Финанс» — около $545 млн. В случае с «Ильюшиным» они просто возвращают мне деньги, которые я инвестировал.

Новости партнеров