Право Стива Джобса

Михаил Левин Forbes Contributor
Изменит ли болезнь главы Apple правила раскрытия информации для акционеров?

В электронном письме, которое Стив Джобс разослал своим сотрудникам, было сказано немного: Джобс писал, что уходит в бессрочный отпуск по состоянию здоровья, обещал держать руку на пульсе стратегических решений компании и когда-нибудь вернуться, а также просил уважать его частную жизнь. Все. Акции Apple сразу рухнули на 5% и до конца недели так и не смогли вернуться на прежний уровень даже на фоне фантастического квартального отчета компании, показавшей рекордные в своей истории выручку и чистую прибыль.

Акционерам недостаточно знать, что Стив Джобс мечтает вернуться к оперативному управлению как можно скорее — они хотят заглянуть в его медицинскую карточку и исходя из этого принимать решения. Чем болен глава Apple на этот раз? Насколько это серьезно, как он собирается лечиться, велика ли вероятность, что он вообще не вернется к управлению компанией?

Проблемы Джобса со здоровьем давно известны, но информация о них никогда не отличалась оперативностью и откровенностью. В 2003 году у него обнаружили рак поджелудочной железы, но о диагнозе акционеры узнали только через полгода — на следующий день после успешной операции. А еще через несколько лет стало известно, что победить болезнь Джобс поначалу пытался при помощи сложной диеты. В 2009 году история повторилась: глава Apple заявил, что страдает от гормонального дисбаланса и ему необходимо пройти несложный курс лечения, а потом внезапно выяснилось, что Джобсу трансплантировали печень.

Окутывая здоровье своего CEO завесой тайны, Apple остается в рамках правого поля. Комиссия по ценным бумагам США (SEC) обязывает компании раскрывать акционерам существенные данные, которые могут повлиять на их решения, но информацию о здоровье топ-менеджмента к таким прямо не относит. Однако на этой неделе в США воскресла дискуссия, начавшаяся еще два года назад, после операции Стива Джобса: если молчание Apple и соответствует букве закона, не значит ли это, что закон пора менять?

Инвесторы приучились видеть прямую зависимость между благополучием Apple и наличием Стива Джобса в кресле CEO. Он контролирует все стороны жизни Apple, является движущей силой компании. Джобс проводил все важные презентации и лично выбирал повара для кафетерия, его имя стоит под сотнями патентов компании — от коробки для iPod до конструкции лестницы в Apple Store в Сан-Франциско.

Два года назад, в разгар неопределенности с больничным Джобса, закончившимся пересадкой печени, обеспокоенные инвесторы, эксперты и журналисты начали атаковать SEC с просьбой внести в вопрос о здоровье СЕО Apple некоторую ясность. А вскоре агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на анонимный источник, что Комиссия начала расследование с целью выяснить, не манипулирует ли своими акционерами Apple, утаивая важную информацию. Сейчас многие призывают SEC поразмышлять о признании данных о состоянии здоровья топ-менеджмента «существенными» и обязать публичные компании раскрывать их для своих инвесторов. Мнения, впрочем, высказываются самые разные.

Риски, связанные с гипертрофированной значимостью Джобса для Apple, уже заложены в стоимость акций компании, полагает бывший глава SEC Артур Левит, покинувший пост в 2001 году. «Надо быть глухим, тупым или слепым, чтобы не знать о проблемах Джобса со здоровьем, — заявил он на днях агентству Bloomberg. — Джобс берет больничный и посылает сообщение об этом рынку, умному инвестору этого достаточно. Я не думаю, что совет директоров Apple должен отчитываться о его болезни более конкретно».

Но большая часть экспертов придерживается противоположного мнения. «Право CEО на частную жизнь перевешивается значимостью этой информации для рынка. Если Apple желает лояльности мыслящих, а не эмоциональных инвесторов, она должна рассказать о состоянии своего CEО — это будет честно. Все желают Джобсу скорейшего выздоровления. Но учитывая, что он возглавляет вторую по величине американскую компанию, мы должны знать, от какой болезни он должен выздороветь», — уверен бывший вице-президент General Electric по юридическим вопросам Бэн Ханимэн Младший. Призывы к Джобсу и Apple рассказать правду, а SEC — обязать их это сделать, звучат со страниц The New York Times и The Slate.

Дилемму SEC понять просто. Заставлять человека сообщать миру свой диагноз и наблюдать, как рынки котируют продолжительность его жизни, неэтично. «Но в какой-то степени топ-менеджеров можно сравнить с высокопоставленными чиновниками и спортсменами. Когда ты занимаешь такой пост и ответственен за такие суммы денег, ты не можешь жить частной жизнью, как все», — считает Алекса Перриман, профессор Техасской школы бизнеса. В журнале Business Horizons вышла ее статья на тему здоровья CEO.

Если SEC решит прислушаться к общественному мнению, ей придется выступить в роли первопроходца: акционерные и корпоративные законодательства европейских стран прецедента не дают. Как могла бы выглядеть новая мера?

«Если вы занимаетесь экспортом кофе из Папуа — Новой Гвинеи и у вас появляется информация о том, что в ближайшие десять лет там установится отвратительная погода и урожай кофе испортится, вы должны предупредить об этом акционеров. Болезнь Джобса — похожий случай», — рассуждает генеральный директор британской юридической фирмы Gololobov and Co. Russian advisors Дмитрий Гололобов. Но он считает, что обязывать сообщать точный диагноз не стоит: это нарушает права человека: «Достаточно раскрывать, насколько серьезна болезнь, как врачи оценивают шансы вылечиться, а также называть возможные сроки возвращения — шесть месяцев, год».

«Вероятно, следует обязать раскрывать подобную информацию, если человек совмещает в себе несколько важных функций. Как Джобс, который одновременно и основатель, и крупный владелец акций, и занимает пост исполнительного директора», — считает директор по правовым вопросам Консалтинговой группы «АСПЕКТ» и советник прездидента «Деловой России» по законодательству Александр Молотников. Технической проблемы в принятии такой законодательной меры Молотников не видит: можно принять общий для всех закон или обязать компании внести соответствующий пункт в устав. Бывший юрист ЮКОСа Светлана Бахмина считает неуместным выставлять на всеобщее обозрение выписку из медицинской карты: «Можно, наверное, сгруппировать заболевания по степени их опасности и обязать CEO просто сообщать номер группы».

Пока же некоторые компании раскрывают такую информацию по собственной инициативе: например, McDonalds в 2004 году, узнав о смертельной болезни своего CEO Чарли Белла, тут же выпустила соответствующий пресс-релиз.

Новости партнеров