«Нефть может стать самой дорогой за всю историю» | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

«Нефть может стать самой дорогой за всю историю»

читайте также
+1610 просмотров за суткиРусская рулетка. Как западные нефтяные компании выучили правила игры +136 просмотров за суткиАмериканский нефтяник Бун Пикенс рассказал, как не потерять оптимизм в 89 лет +68 просмотров за суткиСложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA +6 просмотров за сутки«Сахалин Энерджи» возглавила рейтинг экологической ответственности нефтегазовых компаний +4 просмотров за суткиНефть дорожает, рубль крепнет. Страны ОПЕК+ продлили сделку до конца 2018 года +12 просмотров за суткиПрогнозы и сюрпризы от ОПЕК. Что будет с ценами на нефть к концу года +3 просмотров за суткиБольшие надежды. Каковы будут итоги заседания ОПЕК +66 просмотров за суткиНефтяная весна. Почему Саудовская Аравия ищет дружбы Москвы +32 просмотров за суткиРаспродажа на $35 млрд: Суверенный фонд Норвегии избавляется от акций нефтегазовых гигантов +3 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики Нефтяной марафон. 10 стран-лидеров по экспорту «черного золота» +1 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию 4% и $44 за баррель: ЦБ ждет ускорения инфляции и снижения цен на нефть в 2018 году За дымовой завесой. Как утилизация углекислого газа изменит мир После ареста: как антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии заставила вырасти цены на нефть Прерванная связь. Как дорожающая нефть повлияет на курс рубля +7 просмотров за суткиГеография цен. В каких странах дешевле всего добывать нефть Безумство храбрых. Как американцы инвестировали в добычу нефти в Иракском Курдистане А если снова кризис? Минфин занижает расходы и будущие доходы бюджета +6 просмотров за суткиСимволический жест. Кого испугают американские санкции по российским энергетическим проектам Солнце Востока. Зачем страны Персидского залива развивают возобновляемую энергетику
Новости #нефть 27.06.2011 18:51

«Нефть может стать самой дорогой за всю историю»

Так считает главный экономист BP Кристофер Рюль

Справедливая цена нефти не должна превышать $100 за баррель, сходятся во мнении нефтяные компании и эксперты. А «черное золото» торгуется значительно выше. В чем причина? И какой будет цена хотя бы до конца года? Этой теме была посвящена сессия конференции «Ренессанс Капитал».

Робин Уэст, президент PFC Energy, консалтинговой компании по энергетике, считает, что $90 за баррель — комфортная цена, которая обеспечит и развитие мировой экономики, и достаточный уровень инвестиций в разведку и разработку новых запасов. Рилвану Лукман, бывший генеральный секретарь ОПЕК, полагает, что правильным был бы коридор от $80 до $90. С ним согласен председатель концерна Shell в России Чарльз Уотсон. Однако практика не сходится с расчетами.

Главный экономист BP Кристоф Рюль уверен, что, по крайней мере, до конца года  нефть вряд ли упадет ниже $110-115. «Затем цена может стать самой дорогой за всю историю», — говорит он. И вслед за повышением цены на нефть, вырастут цены на бензин.

Может быть, право было Международное энергетическое агентство, которое в минувший четверг решило распечатать стратегический запас нефти и продать в июле на мировом рынке 60 млн баррелей? Не право, считает бывший генсек ОПЕК: если раньше такие интервенции проводились в кризисные для мировой экономики дни, то сейчас  мощного кризиса не наблюдается, а 2 млн баррелей в сутки ситуацию не изменят.

У согласного с Лукманом Уэста из PFC Energy свои аргументы: если продавать нефть по сегодняшней цене, составляющей около $120 за баррель, этот вброс только затормозит развитие крупнейшей экономики мира — США. Даже для этого, самого богатого рынка, цена слишком высока.

Как видим, объем товара на рынке и цены не просто связаны. Они должны быть результатом тонкого баланса. С одной стороны, есть страны, такие как Бахрейн или Йемен, бюджет которых полностью завязан на цену нефти, и  снижение будет для этих  государств убийственным. С другой стороны, цена не должна быть слишком высока, чтобы не разрушить хрупкого пока роста мировой экономики. А ведь немалая доля роста нефтяных цен поддерживается за счет того, что жидкие углеводороды перестали быть просто товаром. Они превратились в финансовый инструмент. «Когда все рушится, люди ищут тихую гавань, — вспоминает Лукман недавний кризис и последовавшую рецессию. — Ею и стала нефть». По расчетам бывшего главы ОПЕК, спекулятивная составляющая в нынешней цене доходит до $10-20. Однако Рюль из BP не уверен, что высокую цену поддерживают действия финансовых инвесторов. «Они запрыгивают в последний вагон поезда, — говорит главный экономист компании. — Однако не они определяют, куда идет поезд». Рюль предлагает обратиться прежде всего к соотношению спроса и предложения.   

Хотя на нефтяном рынке действует, казалось бы, регулирующий механизм ОПЕК, которая снижает добычу, когда предложение сильно превышает спрос, и повышает в противоположной ситуации, не все этому картелю подвластно. По словам Лукмана, ОПЕК производит около 30 млн баррелей в сутки. Остальное из примерно 85 млн баррелей добывают не связанные соглашением страны. Они добычу не повышают, а странам ОПЕК не удалось на последней сессии, после прекращения поставок из воюющей Ливии, договориться о дополнительных поставках на рынок.

Дефицит могла бы в будущем закрывать Россия, однако, по мнению первого вице-президента «Роснефти» Павла Федорова и начальника департамента «Лукойла» Андрея Гайдамаки, этому мешает налоговый режим. По словам Гайдамаки, его сложность привела к тому, что, по данным компаний, объем добываемой в стране физической нефти растет, а, по данным налоговых служб, в денежном измерении он снижается. Возможности же наращивать базу для добычи, говорит Федоров, и особенно за счет морского шельфа, огромны. Другое дело, что себестоимость добычи 1 барреля на суше составляет около $2,5, а на шельфе — $15-20.

В России доля добычи с шельфа составляет не более 2%. Чтобы расширять ее, требуется строить платформы. Стоимость каждой составляет около $3 млрд. Нужна заинтересованность в инвестициях и понятный налоговый режим.

Какова, по мнению российских участников дискуссии, должна быть справедливая цена?  На этот вопрос они предпочли не отвечать. 

фото: Fotobank/Getty Images

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться