ЮКОС атакует с запада

Forbes
Михаил Зыгарь Forbes Contributor, Игорь Иванов Forbes Contributor, Елизавета Маетная Forbes Contributor
Слушания по делу ЮКОСа против России начинаются в Страсбурге. Компания хочет отсудить у Кремля в европейских судах до $100 млрд

Опубликовано в журнале «Русский Newsweek» №3 (272) за 2010 год

В 2000 году Европейский суд по правам человека решил, что правительство Греции незаконно отобрало у бывшего короля этой страны Константина три его родовых поместья, где были похоронены его предки. Теперь, говорит один из работающих в Страсбургском суде юристов, дело «ЮКОС против России» будет опираться на важнейший прецедент — дело «король Константин против Греции». Король требовал компенсацию в размере $1 млрд, но суд ему отказал, предложив греческому правительству самому назначить сумму выплаты. ЮКОС требует гораздо больше.

Слушания по иску ЮКОСа против России начинаются в Страсбурге на этой неделе. Официальный представитель ЮКОСа Клэр Дэвидсон сообщила Newsweek, что в первоначальной жалобе точная сумма требуемой компенсации названа не была и суд сам поручил независимому оценщику определить сумму ущерба. Оценщик сложил штрафы, налоговые претензии и проценты, деньги, вырученные государством от продажи активов ЮКОСа, а также упущенную прибыль. Получилось $98 млрд. Дело «ЮКОС против России» стало самым «дорогим» делом в истории Страсбургского суда.

Клэр Дэвидсон отказывается от прогнозов. Но акционеры ЮКОСа такую сумму, конечно же, не получат. Объем претензий, указанный в жалобе, не имеет значения, говорит бывший начальник правового управления ЮКОСа, доктор права Дмитрий Гололобов: можно написать и $1 млрд, и $5 млрд, и $100 млрд, но суд присудит гораздо меньший штраф — порядка €100 000–200 000, применив доктрину косвенного нарушения прав человека или юридического лица.

Важно другое. Признание политического характера дела ЮКОСа в Страсбургском суде открывает перед бывшими акционерами нефтяной компании хорошие перспективы в другом суде — в международном арбитраже в Гааге. И тут уже Россия может понести крупный финансовый ущерб. В конце прошлого года Гаагский суд уже признал приемлемым иск бывших акционеров ЮКОСа против России.

ЮКОС против России

История нынешнего процесса началась еще в апреле 2004 года. Именно тогда менеджеры компании во главе с американцами Стивеном Тиди и Брюсом Мизамором наняли лондонского адвоката Пирса Гарднера. Тот представил Страсбургскому суду развернутую жалобу на несправедливое рассмотрение дела ЮКОСа в российских судах.

Российская сторона требовала признать дело неприемлемым на том основании, что ЮКОС обанкротился — самой компании нет, а значит, Гарднеру некого представлять. Суд это не убедило. «Дела о правах человека имеют также моральную сторону», — заявили в ответ судьи, отметив, что, откажи они в рассмотрении дела ЮКОСа только по той причине, что ЮКОСа больше нет, это стало бы для многих государств дурным примером: начались бы намеренные банкротства с целью предотвратить обжалования в Страсбургском суде. Клэр Дэвидсон уточняет: далеко не все страны мира признают банкротство ЮКОСа. К примеру, суд Нидерландов отказался признать легитимной ликвидацию компании и до сих пор признает законным прежний менеджмент ЮКОСа.

На разных стадиях подготовительных слушаний с ЮКОСом пытались бороться сменявшие друг друга представители России в Европейском суде Павел Лаптев и Вероника Милинчук. Никому из них не удалось добиться закрытия дела на ранней стадии, и оба были уволены именно за это, говорит источник Newsweek в Думе. Поэтому, заверили Newsweek в пресс-службе суда, на этой неделе в суде их уже не будет — в деле ЮКОСа дебютирует представитель России в ЕСПЧ, замглавы Минюста Георгий Матюшкин. Заявитель тоже подготовился: была нанята британская PR-компания Gradant и даже создан посвященный процессу сайт.

Из имеющихся в распоряжении Newsweek материалов дела следует, что суд считает заслуживающим внимания несколько аспектов «дела ЮКОСа». Первый: использовала ли компания все возможные способы, отстаивая свои права в российских судах? Российское правительство утверждает, что нет — не стал же ЮКОС, например, оспаривать в суде продажу с аукциона «Юганскнефтегаза». ЮКОС возражает: было сделано все возможное, и других исков в российские суды подавать не имело смысла, так как все суды были заведомо настроены против компании. Обычно Страсбургский суд не рассматривает дела, которые не прошли все инстанции на родине. Теперь суд решил так: определить, исчерпал ли ЮКОС все способы правовой защиты в России. Это и значит разобраться в сути дела.

Второй аспект: является ли «дело ЮКОСа» примером избирательного правосудия? В своей жалобе ЮКОС настаивает, что да — схему, которой он пользовался, применяли все хозяйствующие субъекты в России. В распоряжении Newsweek есть официальный ответ правительства России.

Это не так, говорит оно. Во-первых, с 2000 года количество связанных с налоговыми претензиями судебных разбирательств в России утроилось. То есть государство стало более тщательно собирать налоги. И претензии предъявлялись не только ЮКОСу, но и ТНК, «Уфанефтехиму», «Вымпелкому», «Форд Моторс», JTI Marketing and sales. Впрочем, в ответе не упомянуто, что никто, кроме ЮКОСа, не обанкротился после того, как ему предъявили претензии по налогам. Во-вторых, констатирует Россия, в 2002 году, например, ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз» и ЮКОС заработали соответственно $434 млрд, $163 и $295 млрд. Но налогов ЛУКОЙЛ заплатил на $21,9 млрд, «Сургутнефтегаз» — на $13,88 млрд, а ЮКОС — только на $3,193 млрд, то есть он уклонялся.

Еще одна претензия ЮКОСа в том, что компании сознательно неверно насчитали недоплаченные в 2000–2003 годах налоги — они были нарочно преувеличены, чтобы обанкротить ЮКОС. Российская сторона уверяет, что все ее действия были оправданными, а денег, вырученных от продажи «Юганскнефтегаза», не хватило на оплату всех юкосовских недоимок.

Московские адвокаты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева продолжают настаивать, что позиция России, изложенная в Страсбургском суде, противоречит обвинениям, выдвинутым их подзащитным: если признается факт недоплаты налогов, то нельзя утверждать, что они похитили у ЮКОСа нефть, с которой эти налоги истребованы. «В этом случае ЮКОС никак не мог бы эту нефть реализовать и, соответственно, нести какие-либо связанные с этим налоговые обязательства», — говорит адвокат Вадим Клювгант.

Россия против Страсбургского суда

Источники Newsweek в суде полагают, что решение по ЮКОСу может оказаться очень неожиданным. И отмечают, что за последние годы у судей накопилось раздражение в отношении России.

Во-первых, Москва всячески пыталась затянуть рассмотрение дела. Когда постоянный судья от России в Страсбурге Анатолий Ковлер взял самоотвод, устранившись от участия в «деле ЮКОСа», ему на замену отрядили профессора Санкт-Петербургского государственного университета Валерия Мусина, бывшего преподавателя Владимира Путина на юрфаке СПбГУ. Тот, сказавшись больным, несколько раз не приехал на слушания, а потом вдруг стал членом совета директоров «Газпрома» и в связи с конфликтом интересов сложил полномочия. Москва тянула как могла с очередной заменой, и только в октябре прошлого года временным судьей был назначен доцент все того же юрфака СПбГУ Андрей Бушев, учившийся на курс младше президента Дмитрия Медведева.

Однако еще больше страсбургских судей сердил тот факт, что Россия все последние годы саботирует реформу самого Страсбургского суда. (Смысл задуманной в 2004 году реформы в том, чтобы ускорить рассмотрение дел.) С ее планом, оформленным в 14-й протокол к Европейской конвенции по правам человека, согласились все страны Европы, в том числе Россия. Президент Путин даже вносил его на ратификацию в Думу. Но Дума вдруг неожиданно воспротивилась и не ратифицировала протокол, тем самым заблокировав всю реформу. В итоге пострадали те самые заваленные делами судьи Страсбургского суда.

Источники в Думе признавались, что она не случайно пошла в отказ: в Кремле есть убежденные противники Европейского суда по правам человека, которые считают его ангажированной антироссийской организацией. Источник в МИДе подтверждает: недовольство Страсбургским судом в российском руководстве очень велико и во многом связано именно с предстоящим делом «ЮКОС против России». По словам высокопоставленного российского дипломата, в Москве даже поднимался вопрос, стоит ли России оставаться в Совете Европы, если это чревато проигрышем ЮКОСу.

Но в конце прошлого года президент Медведев принял принципиальное решение не обострять отношения с Советом Европы, рассказывает источник в МИДе. Более того, он призвал Думу вновь вернуться к ратификации 14-го протокола. В конце прошлого года спикер Борис Грызлов заявил, что этот вопрос о 14-м протоколе будет поставлен на одном из первых заседаний, то есть уже на этой неделе. А замглавы думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий заверил Newsweek, что протокол будет ратифицирован подавляющим большинством: «По этому вопросу у меня нет мнения, потому что есть знание».

Голосование в Думе состоится скорее всего на следующий день после начала слушания «дела ЮКОСа» в Страсбурге — 15 января. «[Ратификация 14-го протокола] поможет Страсбургскому суду взглянуть на Россию объективно и беспристрастно», — говорит Слуцкий. Российская сторона надеется, что ей удастся повлиять на суд, объясняет источник в МИДе. «Сделанные за границей и в России заявления Путина о причастности Ходорковского к нескольким убийствам, — говорит адвокат Юрий Шмидт, — явно рассчитаны на то, чтобы оказать давление на Страсбургский суд». Рассматривается даже возможность личного присутствия президента Медведева на одной из ближайших сессий Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге. Его юридически грамотная речь могла бы произвести хорошее впечатление на судей.

Сколько может получить ЮКОС

Пока же, полагают работающие в суде юристы, поражение России представляется довольно вероятным. По правилам, суд сам назначает компенсацию. Обычно это не слишком крупная сумма. Но с решением Страсбургского суда в кармане Group MENATEP, акционерам ЮКОСа, будет проще попытаться отсудить у России $100 млрд. Иск в Гаагский арбитраж подан еще в 2005 году, а разбирательство по существу начнется только в марте этого года. $100 млрд вряд ли, но $8 млрд — это вполне реально, говорит Дмитрий Гололобов, опираясь на юридические нормы и сложившуюся практику.

Отказаться выполнить требование Страсбургского суда сложно — это будет нарушением Европейской конвенции по правам человека. А вот решение не в свою пользу Гаагского арбитража Россия наверняка постарается игнорировать, ведь оно будет опираться на Энергетическую хартию, договор к которой Россия никогда не ратифицировала и с прошлого года официально отказывается выполнять.

Тогда может повториться история со швейцарской фирмой Noga, и акционеры ЮКОСа смогут арестовывать зарубежное имущество и счета Российской Федерации. Но история с Noga закончилась тем, что права требования долга к России по сложной схеме выкупил уроженец Винницы американский банкир Александр Коган. Он не скрывал, что получил на это кредит в российских госбанках. Нельзя исключать, что какой-нибудь российский бизнесмен выкупит у акционеров ЮКОСа их требования к России и на этом история и закончится.

Но проблем с репутацией у России от этого меньше не станет. «Если ЮКОС выиграет [в Страсбурге], в мире произойдет качественный перелом в восприятии дела Ходорковского», — считает адвокат Шмидт. Если проиграет — хуже, чем сегодня, Ходорковскому уже не будет. У Шмидта, как он говорит, есть стойкое ощущение, что идущий сейчас процесс по второму делу ЮКОСа связан с поданной в Страсбург жалобой. Существует даже конспирологическая версия, что после поражения, например, в Гааге, Ходорковского и Лебедева могут выпустить на волю в обмен на отказ бывших акционеров ЮКОСа от присужденных им финансовых требований.

В Генпрокуратуре молчат. «Мы свое дело сделали, 188 томов накопали, теперь очередь за судьей», — уклоняется от ответа близкий к расследованию собеседник Newsweek в Следственном комитете. Бывший партнер Ходорковского Леонид Невзлин тоже отказался обсуждать с Newsweek эту тему. Именно его считают главным бенефициаром процесса в Гааге.

Новости партнеров