Почему провалился переход на контрактную армию

Forbes
Юлия Таратута Forbes Contributor, Илья Архипов Forbes Contributor
Министерство обороны замораживает контракт. За это ответят юноши призывного возраста

Материал опубликован в журнале «Русский Newsweek» №12 (281) за 2010 год

В конце марта генерал-полковник Василий Смирнов получит в подарок золотую кувалду. Такую антинаграду для него придумала правозащитная коалиция «Гражданин и армия». Кувалду генералу вручат «за провал программы перехода к контрактному комплектованию армии в 2004–2007 годах». Уже тогда генерал Смирнов был одним из руководителей Генштаба при министре обороны Сергее Иванове. На правозащитников можно было бы махнуть рукой, но в конце февраля о провале перехода к контрактной армии уже говорил начальник Генштаба Николай Макаров. Этот факт признал и министр обороны Анатолий Сердюков.

Заговорили о смене военного курса и возврате к призывной армии. Это притом, что с 90-х годов генеральная линия не менялась: будущее России - служба по контракту. На самом деле курс делает резкую и очень длинную загогулину. Полного отказа от контракта не будет. Более того, по замыслу контрактников когда-нибудь станет больше. Но пока с каждым днем их будет становиться все меньше и меньше, а их место в строю будут занимать призывники. Это значит, что правительству снова придется сокращать список оснований для отсрочки или поднимать верхнюю планку призывного возраста.

По данным Newsweek, руководство военного ведомства уже подготовило новые подходы по комплектованию армейских частей. Эти предложения переданы Дмитрию Медведеву. План такой: сократить число контрактников как минимум в полтора раза, с 200 000 до 130 000–150 000, при этом удвоив их довольствие. Урезать и пересмотреть набор военных должностей, которые смогут занимать контрактники. Их предварительный список есть в распоряжении Newsweek. Смысл в том, что на контракте останутся только военные специалисты с высокой квалификацией.

Но расширение контрактной службы будет заморожено лишь на время. С 2012 года у них должна вырасти зарплата, и, если не будет нового экономического кризиса, число контрактников снова начнут увеличивать. «Самое время вернуться к лозунгам о новой контрактной армии во время президентской избирательной кампании», - объясняет источник в правительстве. Новому главнокомандующему, очевидно, и предстоит окончательно определиться с «новым обликом» российской армии.

Три проблемы российских контрактников

Сейчас Министерство обороны просто вынуждено признать очевидную вещь - методы привлечения контрактников не сработали. «Программа была авантюрой и профанацией», - говорит военный эксперт Виталий Шлыков. На амбициозную целевую программу перехода на контракт потрачено почти 140 млрд рублей, а в итоге из армии уволился каждый пятый контрактник. Они просто бежали.

В американской армии один из главных бонусов контрактника - оплата обучения в престижном вузе. То есть хороший старт и гарантия карьерного рывка - в армии или на гражданке. В России тоже внесли поправку в закон об образовании - военнослужащий, отслуживший по контракту первый срок, мог рассчитывать на поступление в институт вне конкурса, а после второго срока - на участие в программе «Жилищный сертификат». Но ждать права на бесплатную учебу или квартиру от государства рискнули немногие.

Причин несколько. Первая - маленькие зарплаты. «Средняя зарплата контрактника была 6000–7000 рублей. Совсем не те деньги, за которые человек согласится умирать», - приводит главный аргумент правительственный чиновник.

Вторая - жилье. Приезжая в часть, контрактники обнаруживали, что в их распоряжении только многоместные комнаты в общежитиях или даже койки в казармах. Никто не задумался и о бытовых деталях, негодует вице-президент коллегии военных экспертов Александр Владимиров: «В Пскове, к примеру, набрали толпу контрактников, но никто не подумал даже, куда они машины поставят».

Третья - социальная инфраструктура. Разработчики программы не учли, что контрактники приедут в гарнизоны с женами и детьми. А это значит, что понадобятся детские сады, школы, клубы. А контрактникам просто некуда было девать свои семьи. «Сами они дичали в казармах, - продолжает Владимиров. - Запили, а потом принялись шататься по улицам и дебоширить».

Качество контингента - главная проблема, признают в Министерстве обороны. Например, вспоминает сотрудник службы расквартирования, на Камчатку, где контрактник получает больше из-за северных надбавок, переехал целый воронежский колхоз: «Брат позвонил дяде, сын - отцу».

Добропорядочные, хотя и не очень готовые к службе крестьяне - это одно дело. Другое - те, кто бежит в армию из-за проблем с законом. «Контрактников набрали из тех, кому нечего терять», - говорит собеседник Newsweek. Эта проблема особенно остро встала во время второй чеченской войны, куда контрактников стали направлять прежде всего.

Главная военная прокуратура (ГВП) не упускала случая ткнуть Минобороны носом в статистику - в целом по России на контрактников приходилась едва ли не треть правонарушений в армии. А их в армии - шестая часть. Пик преступлений, совершаемых контрактниками, пришелся на 2005–2006 год, говорит Newsweek начальник управления Главной военной прокуратуры Александр Никитин: «Люди шли на контрактную службу, ожидая привилегий, которых они в итоге не получали».

Контрактник по принуждению

Многие контрактники - это те же срочники, заключившие контракт по предложению командиров. «На кого-то давили, кого-то просто уговаривали», - рассказывает военный чиновник. Среднее руководящее звено получило приказ от руководства «обеспечить контрольные цифры» и ринулось исполнять его так же, как исполняло план по призыву.

До 2007 года, рассказывает сотрудник Минобороны, срочников, которые служили два года, после первого года службы с их согласия просто переводили дослуживать на контракт - с обещанием, что через год можно будет уволиться. Тех, кто не хотел, шантажировали, если солдат совершал какой-нибудь мелкий проступок: либо контракт, либо суровое армейское наказание. Многих сплавляли на контракт уже через полгода после начала службы. Эти факты признают в ГВП. В министерстве возражают. «Это частные случаи. В целом они сами шли», - убеждал Newsweek начальник Главного организационно-мобилизационного управления Василий Смирнов.

Многие генералы не принимают саму философию контракта. «У нас принято относиться к службе как к служению. А контракт - это как ни крути оплачиваемая работа», - говорит экс-чиновник аппарата Минобороны. «Призывники, конечно, более удобны, - поясняет Шлыков. - Они послушны и управляемы».

Правозащитники с этим утверждением спорят. Они считают, что в российской армии контрактник быстро становился таким же бесправным, как призывник. Руководитель Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова рассказывает, что у нее в архиве хранится история контрактника из Оренбурга - он год терпел издевательства офицеров и в итоге ушел из армии.

Правозащитник Сергей Кривенко убежден: главная ошибка реформы именно в том, что она не определила статус контрактника. В западных армиях действует концепция «Гражданин в военной форме». «Это не деньги, а сохранение прав, как в гражданской жизни, - объясняет Кривенко. - На жизнь, защиту, судебные разбирательства, здоровье». А в России, если верить Кривенко, 80% контрактников, уволившихся из армии, объясняют это тем, что к ним относились «как к призывникам, то есть как к быдлу».

Где взять деньги на зарплату

Война в Грузии показала: армия в очень плохом состоянии - по всем параметрам. «Контрактники не показали требуемой эффективности», - говорит источник в правительстве. Но в пересмотре стратегии перехода к контрактной армии главную роль сыграла все же не война. Стало ясно, что денег на создание контрактника, который мог бы стать основой настоящей профессиональной армии, катастрофически не хватает.

В последний раз программу перехода на контракт приняли в августе 2008 года. Но она так и не заработала. Деньги понадобились на другое. Было решено начать сокращения, в первую очередь офицеров, и их надо было срочно обеспечить жильем.

Логика реформы в том, чтобы, сокращая одних, поднять зарплату другим. Так же решено поступить и с контрактниками, с той разницей, что их даже не понадобится увольнять. При нынешней текучке кадров, если не набирать новых, их и так будет становиться все меньше и меньше. Есть успешный опыт: в пограничных войсках ФСБ сократили штат и повысили довольствие. В результате конкурс на контрактные позиции среди пограничников достиг 30 человек на место. В Минобороны тоже рассчитывают со временем добиться такого же эффекта.

В Министерстве обороны обещают, что контрактникам поднимут довольствие за счет средств, которые и так заложены на зарплату контрактникам в военном бюджете. Сокращая число контрактников, Анатолий Сердюков планирует выйти на большие зарплаты - порядка 35 000 рублей в месяц для обычных контрактников.

При этом, отмечают в Минобороны, опытный контрактник с большим профессиональным стажем будет получать надбавки и в итоге зарабатывать больше, чем офицеры-новички, - под 50 000 рублей. Кроме того, говорят в Минобороны, контрактникам будут создаваться жилищные условия на уровне офицерских.

Пока все части будут формироваться по смешанному принципу. В Генштабе говорят, что полностью будут укомплектованы контрактниками только подводные силы ВМФ. В остальных частях на контракте останутся профильные специалисты. Newsweek известно, о ком идет речь: командные должности, снайперы, минеры, водолазы, укладчики парашютов. Основой будущей контрактной армии должны стать сержанты - их уже начали готовить на базе Рязанского училища ВДВ. Правда, набрали всего 239 человек.

Дефицит в 100 000 солдат

Остается понять, чем это грозит юношам призывного возраста. Арифметика очень простая. Численность армии уже практически доведена до миллиона человек. Из них - 150 000 офицеров. Столько их останется после начатого Анатолием Сердюковым сокращения. Еще 150 000 человек - это контрактники, которые останутся на местах. Надо добрать 700 000 солдат. Это и есть контрольная цифра по призыву с 2011 года.

Военкоматы попадают в очень сложное положение. Сегодня они должны обеспечить 600 000 призывников в год, и это для них огромная проблема - в Минобороны не скрывают, что набор идет на грани возможностей. Нынешней осенью Василий Смирнов даже отказался от традиционной пресс-конференции. На ней он обычно говорил об успехах призывной кампании.

Теперь в Министерстве обороны думают, где каждый год взять 100 000 лишних призывников. Вариантов немного - повышать предельный призывной возраст или сокращать отсрочки, которых и так стало гораздо меньше. Еще можно смягчить медицинские ограничения. Например, у контрактников их меньше, чем у призывников.

Среди ректоров бытует мнение, что уже совсем скоро начнется охота на выпускников вузов. Отменять отсрочку для студентов - дело слишком рискованное, а вот желание пополнить армию «образованным контингентом» у военных есть давно. Идею возвращения к двухлетнему сроку службы отметают и военные чиновники, и эксперты. Это было бы политическим поражением не только военного ведомства, но и следующего президента, кто бы им ни стал - Владимир Путин или Дмитрий Медведев.

Новости партнеров