Ни дать, ни взять

Немецкий бизнесмен, бывший российский чиновник и юрист об обязательстве не давать взятки в России, подписанном 52 иностранными компаниями

Работающие в России иностранные компании выступили с инициативой учреждения «партнерства против коррупции». После скандалов с Daimler и Hewlett Packard иностранные компании подписали 21 апреля декларацию о том, что не будут давать взятки российским чиновникам. Как их соглашение скажется на деловом климате в России? На этот вопрос Forbes ответили бывший чиновник Альфред Кох, юрист Алексей Навальный и гендиректор ЗАО «Мерседес-Бенц РУС» Юрген Зауэр.

Юрген Зауэр

генеральный директор ЗАО «Мерседес-Бенц РУС»

Мы хотим показать, что можно сделать успешный бизнес, не участвуя в серых схемах. Бизнес может и должен помогать государству бороться с коррупцией.

«Мерседес-Бенц РУС» занимает уверенное положение на рынке. За прошлый месяц мы показали рост 40% по сравнению с тем же периодом 2009 года. При этом мы давно проводим антикоррупционную политику, уже в течение пяти лет. Если другие компании не будут придерживаться антикоррупционных принципов работы и даже если мы установим, что это ухудшает наше конкурентное положение, мы все равно не откажемся от этой политики. Как говорит председатель правления Daimler AG доктор Дитер Цетше, «ни одна сделка не стоит того, чтобы рисковать доброй репутацией». Поэтому мы подписываем антикоррупционную декларацию.

Альфред Кох

русский публицист, немецкий бизнесмен, бывший вице-премьер правительства РФ

Подписание антикоррупционных деклараций — это лицемерие, типичное западное фарисейство. Особенно умилительно видеть Daimler среди подписантов. Все равно будут давать. Но только теперь при встречах они будут говорить не о том, как в России тяжело работать, а о том, как они не дают взятки.

Коррупция — неотъемлемая часть российского делового оборота. Точку возврата мы уже прошли. Немецкие компании, подписавшие антикоррупционную декларацию, могут попытаться отказаться от взяточничества, но, мгновенно почувствовав, что их конкурентоспособность снижается, будут давать — но уже втайне даже друг от друга.

В современной психологии российского чиновника взятки входят в пакет услуг, которые он получает от общества. Гаишник идет в ГАИ не ради зарплаты: отмените вовсе зарплату в ГАИ, туда все равно будет конкурс. Раз вся госмашина функционирует за счет откатов, то, если поток прекратится, весь госаппарат развалится.

Существует единственный способ борьбы с коррупцией — это сокращение госфункций и госаппарата. Все остальное — это красивая поза.

Алексей Навальный

юрист, координатор «Союза миноритарных акционеров»

Намерение иностранных компаний подписать антикоррупционную декларацию является следствием испуга после историй с Daimler AG и Hewlett Packard. Эти компании не опасаются проблем с российскими властями и не очень озабочены возмущением российской общественности. Их всех интересует только одно: чтобы за них не взялось Министерство юстиции США.

Принятый в США Foreign Corrupt Practice Act — довольно жесткий документ. В соответствии с ним частные лица, американские и международные компании, торгующие на Нью-Йоркской бирже, будут преследоваться законом не только за дачу взятки, но и за намерение дачи взятки или даже намек на нее. Все это является преступлением. Поэтому они подписывают эту декларацию. Это позволит им публично заявить о своей позиции и в первую очередь обозначить ее перед Министерством юстиции США. Чем это будет наполняться — уже другой вопрос.

Все мы прекрасно представляем процедуру проведения государственных закупок в России. Я с большим трудом верю, что этим компаниям удастся на практике соответствовать заявленным принципам, если они хотят по-прежнему вести бизнес с государством. То есть если ты занимаешься поставками исключительно для коммерческих предприятий, это одно. А тем, кто осуществляет поставки для государственных нужд, скорее всего, просто придется уйти с рынка. Я не знаю, как они будут из этого выкручиваться.

Хотелось бы, чтобы подписание этой антикоррупционной декларации стало действительно реальной политикой, а не просто словами на бумаге. Понятно, что в большей степени это зависит не от компаний, они просто преследуют свой частный интерес. Ситуацию с коррупцией в нашей стране можно изменить только политической волей.

Сейчас мы — то есть я и объединившаяся вокруг меня инициативная группа — пытаемся заниматься расследованием «дела Daimler» в России, в то время как наша прокуратура и Министерство внутренних дел делают все для того, чтобы это дело замять. Они делают все, чтобы покрыть коррупционные проявления, о которых уже было заявлено во всех судах и СМИ. До тех пор пока такая государственная политика будет сохраняться, компании будут просто подписывать акты, декларации и прочие документы, не меняя по сути ситуацию, потому что по-другому работать в России они просто не смогут.

Я считаю, что это скорее PR-декларация, направленная не в сторону российского правительства, а в сторону Министерства юстиции США.

См. официальное заявление компаний, подписавших соглашение против коррупции.

Новости партнеров