«ЦК цыкает, а ЧК чикает»

Михаил Левин Forbes Contributor
Анекдоты, убедительная статистика аплодисментов, проблемы электросчетчиков и другие реалии отчета Владимира Путина перед Госдумой

фото Итар-ТАСС

Традиционная итоговая встреча Владимира Путина с Государственной Думой, на которой исполнительная власть отчитывается перед законодательной, длится обычно около трех часов. За это время премьер должен рассказать о проделанной за год работе, проинформировать парламент о потраченных деньгах, получить несколько неудобных вопросов и обсудить перспективы дальнейшего развития. На этот раз мероприятие затянулось на четыре часа.

В начале премьер, умело оперируя цифрами бюджета и статистики, последовательно рассказывал депутатам о достижениях страны в различных сферах жизни. Со страниц его отчета слетали иллюстрации успехов в авиации и развитии транспортной инфраструктуры, рассказы о масштабных перспективах оборонно-промышленного комплекса и космической отрасли, а также истории удач в социальной сфере: «впервые вся страна соединена дорогами» или «никогда прежде военным не выделялось столько квартир».

«Скажу честно, есть в этой сфере и проблемы», — как правило, добавлял в конце премьер и рассказывал, каким образом правительство их решит. Рецепт обычно сводился к указанию даты: «проблему обманутых дольщиков планируется полностью решить к 2013 году», «стипендии интернам и ординаторам повысятся в два раза с 1 июня 2011 года», «фонд заработной платы медработников в РФ увеличится на 30-35% к 2013 году», «работникам музеев и библиотек с июня повысят зарплату более чем на 6,5%».

Депутаты с мастерством профессиональных клакеров аплодисментами помогали определять в речи премьера самые важные моменты: «первый серийный «Суперджет 100» назвали в честь Юрия Гагарина» (хорошо), «следующее десятилетие станет десятилетием больших строек» (прекрасно), «отмена виз — первый шаг к экономической интеграции с Европой» (великолепно). За 2 часа премьерского отчета парламент расставил около 60 таких акцентов.

Затем, как и положено по протоколу, депутаты начали задавать вопросы — по три на каждую партию. Был озвучен широкий диапазон проблем — от «несправедливых расписаний» пригородных поездов и махинаций с электросчетчиками до репрессий в отношении рыболовов-любителей. Представители «Единой России» в таких выступлениях своих коллег видели «скептицизм» со стороны оппозиции и «критику правительства». Сами единороссы формулировали свои обращения к премьеру таким, например, образом: «Мы все видим качественный поворот в модернизации медицины. Не заметить этого может только слепой».

Когда кому-то все-таки удавалось коснуться острых тем, премьер вспоминал анекдоты. Так, на вопрос члена фракции ЛДПР про возможность регулирования интернета глава правительства ответил: «Знаете, чем отличается ЦК от ЧК? ЦК цыкает, а ЧК чикает. Так вот, мы ничего чикать не собираемся». В таких случаях, если премьеру удавалась особенно удачная шутка, привычные аплодисменты дополнялись закадровым смехом.

Когда отведенный на общение зала с премьером лимит вопросов был исчерпан, право выступить получили лидеры фракций. Геннадий Зюганов провел свое время на трибуне, критикуя положение дел в науке и образовании. Глава коммунистов размахивал толстой папкой с некими рекомендациями Всемирного банка от 1994 года, которые министр образования Андрей Фурсенко якобы взял на вооружение при проведении своей разрушительной реформы. Зюганов также высказал опасения за будущее ГЛОНАСС: «У вас в глонассах 95% деталей зарубежного производства. Да они кнопку нажмут, и все развалится!» Путин сосредоточенно записывал все это в блокнот.

Выступление Владимира Жириновского ожидаемо проходило в ином русле, но было не менее эмоциональным. Сначала он раскритиковал стоящий перед ним стакан воды: «Лучше бы Зюганову принесли бутерброд с красной икрой, а мне с черной. Совсем вы оппозицию не поддерживаете». Это было не единственное гастрономическое высказывание лидера ЛДПР. Так, через минуту Жириновский пожаловался на отсутствие антракта и возможности для депутатов утолить голод в буфете. «Вы сейчас нарушили пищеварительный цикл 500 человек. И так с 1917 года, вообще о людях не думаете», — пожаловался он.

Председатель «Единой России» Борис Грызлов был лаконичнее — обвинил оппозицию в огульной критике, намекнул на бессмысленность политического сопротивления и вновь признался Путину в вечной преданности. «Вы наш лидер. Вы — председатель нашей партии. Ваши инициативы для «Единой России» являются руководством к действию, и мы всегда окажем вам поддержку», — подчеркнул Грызлов.

[processed]

Новости партнеров