«Я благодарен моему товарищу молодости Суркову»

Илья Жегулев Forbes Contributor
Михаил Прохоров из архива Forbes
Кто, что и зачем говорил на съезде сторонников Михаила Прохорова в Академии наук: репортаж Forbes, видео

По идее, съезд сторонников Михаила Прохорова в Академии наук должен был быть съездом партии «Правое дело», но днем ранее часть партийцев взяла власть в свои руки с помощью ряда технических процедур и провела свой съезд в Центре международной торговли. Рекламный баннер на входе в Академию наук с надписью «Правое дело» оторвался в одном месте и раскачивался на ветру, норовя упасть под ноги входящим. Внутри было тихо — зал был пуст на треть, а половину присутствующих составляли журналисты. Не было ни трибуны, ни президиума на сцене — основные участники заняли места в первом ряду. По правую руку от Прохорова сидела Алла Пугачева. Чуть поодаль — немного помятый виновник раскола Евгений Ройзман в том же наряде, что и накануне, — красная футболка и джинсы. Бывший сопредседатель Леонид Гозман сидел на галерке в одиночестве, читая новости по телефону.

Снаружи стоял автобус «Россия-24» — участники шептались, что съезд планировали показывать в прямом эфире, но с утра поступило указание эфира не давать. Все уже заранее знали, что Прохоров заявит о своем выходе из партии и выступит с жесткой речью.

И он тянуть не стал.

Выйдя первым на сцену, он заявил, что уходит из клоунской партии и призвал всех уходить вместе с ним. «В стране есть кукловод. Имя ему Владислав Сурков. И пока такие люди управляют процессом — никакая политика невозможна. Я буду делать все возможное, чтобы отправить в отставку Суркова. Только после этого мы будем делать политику». Прохоров предложил объединиться всем вокруг одной идеи — убрать Суркова из Кремля. Для этого, по его словам, нужно создать политическое движение, с которого начнется борьба. Оставаться в «Правом деле» и бороться за лидерство Прохоров счел невозможным — фальсификация проведена была столь грамотно, что «с формальной точки зрения судиться очень тяжело, потому что документы нам не отдали, мандатная комиссия никого не пустила».

Ройзман со сцены его поддержал: «Никто не хотел принимать участие в шоу долгоносиков. С концом «Правого дела» история не заканчивается». Александр Любимов вышел и начал рассказывать про свою нелегкую судьбу. «В 1999 году я принимал участие в создании никому не известной партии под названием «Единство», — сказал он и сделал паузу. Этот факт встретили гробовой тишиной. Только когда он начал возмущаться, что теперь из любой, даже музыкальной радиостанции звучат «правильные новости», зал ободрился. «Это группа людей вне закона», — обличал он людей из администрации президента. Однако Суркова обошел гладко. «Я благодарен моему товарищу молодости Суркову за то, что он омолодил мою жизнь на 25 лет. Мы идем дальше».

Потом стали выступать один за другим региональные представители, выражавшие Прохорову поддержку. Ни один не выступил против. «Алла Борисовна, скажете что-нибудь?» — попросил ведущий. Пугачева привычно поднялась на сцену и тяжело вздохнула. «Я два года живу с одной фразой, которую мне сказала женщина на концерте: «Вы там скажите им, мы все лишения переживем. Главное, чтобы про нас не забыли». Самое страшное — равнодушие. Наверное, кто-то там, наверху, сошел с ума…» — тут Алла Пугачева сделала паузу и вдруг решилась: — «Наверное, Владислав Юрьевич сошел с ума. Может, до них не доносятся голоса правых и свободных?»

Зал зааплодировал. Леонид Гозман даже не посмотрел на сцену. Корреспондент Forbes поймал его, когда он было потянулся к выходу, и спросил, почему он игнорирует общий порыв сторонников «Правого дела» и не выходит с речью. «А что говорить? — раздосадованно ответил Гозман. — Прохоров провалил проект. Что, он не знал, в какой стране мы живем? Что, он не знал, кто такой Сурков? Мы что, в Норвегии, что ли? Это же смешно. Договариваться надо было». Гозман объяснил, что он не считал Прохорова лидером партии, но на этом этапе не возражал, думая, что так будет лучше для дела. А теперь он не ассоциирует себя ни с Прохоровым, ни с осколками «Правого дела».

Участники съезда пошли было к выходу, но тут объявили, что будет брифинг.

Для журналистов Прохоров выступал в том же зале, взойдя на сцену. Журналисты и особенно активные партийцы окружили экс-лидера «Правого дела», который рассказал, что такого от Суркова не ожидал. Еще 13 сентября он с ним встречался, и ничто не предвещало беды. Прохоров пообещал провести съезд как подобает, Сурков согласился. Однако 14-го все изменилось — региональные отделения стали обзванивать люди от Суркова, уговаривая поддержать «Правое дело» без Прохорова. Акцию провели молниеносно, и сгодился Андрей Богданов, который уже не первый раз выручает Кремль. Почти каждый журналист интересовался, готов ли Прохоров разделить судьбу Ходорковского, на что Прохоров пытался отвечать уклончиво. На вопрос Forbes, сколько конкретно денег он готов положить на борьбу против Суркова и готов ли пожертвовать бизнесом, Прохоров ответил: «Это не денежный, а гражданский вопрос». Ни о каких конкретных действиях Прохоров заявлять не стал — по его словам, он должен сначала поговорить с премьером и президентом. Прохоров уверен в том, что Сурков действовал абсолютно самостоятельно, не спросив начальство, и всерьез рассчитывает переубедить руководство страны.

Вдруг сквозь ряды журналистов пробрался человек в кожаной куртке. Это был Ярослав Греков, гонец, сбежавший со съезда отколовшейся партии «Правое дело». Он донес, что людей там немного, но речь уже идет об избрании нового лидера, им может стать Андрей Богданов. По его словам, с пятницы будут организованы пикеты участников движения «Наши» с требованием арестовать Прохорова. На этой фразе Прохоров кивнул и слабо улыбнулся.

Два пожилых участника съезда тихонько плелись домой. «Что ж он таким оказался, бороться надо было, с рейдерами бороться, — сожалел пожилой правый в разговоре с коллегой. — А он сдался. Заработал денег в 1990-е и теперь боится их потерять».

[processed]

Новости партнеров