Глобальная санация: как вернуть средства, украденные из российских банков - Финансы и инвестиции
$58.4
61.73
ММВБ2093.09
BRENT56.05
RTS1129.09
GOLD1257.36

Глобальная санация: как вернуть средства, украденные из российских банков

читайте также
Проще, быстрее, безопаснее: новинки банковских приложений 2017 года Александр Иванов (Waves Platform): «Технически ничто не мешает организовать государственное голосование на блокчейне» +2 просмотров за суткиПять идей для инвестиций с разумным риском в 2017 году +2 просмотров за суткиБез дыры: пять нюансов при выборе банка +5 просмотров за суткиРоссийские банки показали пятикратный рост прибыли в 2016 году +4 просмотров за суткиНовые опасности уголовного кодекса Правительство решило передать банкам функцию выдачи российских и заграничных паспортов Экономика тюрем: как государство зарабатывает на труде заключенных Кризис скорректировал мандат банков развития Что год грядущий нам готовит? Взгляд банковского аналитика Татарское домино: почему рушатся банки республики Мафия бессмертна. К вопросу о национализации Приватбанка Путин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» Эльвира Набиуллина: «По нашим оценкам, в следующем году наступит экономический подъем» Старая закалка: миллиардеры любят "кэш" и доходы от 30% Банки с квантовой защитой: физики против хакеров Важная малость. Как выходцы из Сбербанка создали бизнес на идеях, не пригодившихся работодателю Отнять у вкладчиков: зачем Минфину налог на депозиты После "Пересвета": РПЦ и ментальные ловушки XXI века Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad

Глобальная санация: как вернуть средства, украденные из российских банков

Фото REUTERS / Leonhard Foeger
Государству нужно жестко относиться к структурам, которые помогают скрывать и отмывать украденное

Недавний крах и возможная санация банка «Пересвет», основным акционером которого является Московская патриархия, показал, что, несмотря на усилия руководства ЦБ и правоохранительных органов, системные проблемы в кредитно-финансовой сфере остаются нерешенными. По предварительным оценкам, в «Пересвете» обнаружилась «дыра» более чем в 100 млрд рублей. Исходя из практики подобных афер, можно утверждать, что реальные бенефициары банка (РПЦ была лишь номинальным акционером, под авторитет которой собирались деньги вкладчиков) положили в карман около $1 млрд. Таким образом, предправления «Пересвета» Александр Швец может претендовать на достойную позицию в рейтинге банкиров, которые довели свой банк до банкротства.

В лидерах этого рейтинга - гиганты махинаций с деньгами клиентов, а также участники конвертно-обнально-транзитных схем, такие как Андрей Бородин («Банк Москвы»), Анатолий Мотылев («Глобэкс», «Российский кредит» и др.), Георгий Беджамов («Внешпромбанк»), Сергей Пугачев («Межпромбанк»), Илья Юров («Траст»), Владимир Антонов («Конверсбанк», «Инвестбанк», Snoras), Алексей Алякин («Пушкино»), Александр Мальчевский («Мособлбанк»), Борис Булочник («Мастер-банк»), Владимир Романов («Электроника», «Ринвестбанк»), Алексей Иващенко («Российский капитал», «Липецкоблбанк») и другие менее известные личности.

В общей сложности более чем из 500 преднамеренно обанкроченных за последние 10 лет в России банков было похищено более $100 млрд, принадлежащих клиентам – юридическим и физическим лицам. Это больше, чем Фонд национального благосостояния, и российским властям давно пора задуматься над тем, что с этим делать. Причем не только о том, как заткнуть пробоины и прекратить повальное воровство в банковской системе, но и том, как вернуть похищенные капиталы на родину.

На самом деле в реализации и той и другой задачи нет ничего непосильного, причем решать проблемы нужно одновременно. Ведь если владелец банка будет знать, что украсть не получится, что рано или поздно его найдут и заберут украденное, это станет самой лучшей профилактической прививкой. Похищенные из банков деньги не вкладываются в подъем российского сельского хозяйства и промышленности, они выводятся по различным схемам за рубеж, затем отмываются и легализуются на Западе. На это работает целая индустрия офшорных юрисдикций с юристами, аудиторскими фирмами, номинальными директорами, в конечном счете – крупнейшими международными банковскими конгломератами, где и оседают уже отмытые деньги.

Именно они наряду с самими ворами являются бенефициарами этой неоколониальной системы перераспределения благ. Каждый год в этот грязный бассейн добавляется триллион долларов, в котором Россия представлена лишь маленьким ручейком.

Демонтаж этой международной офшорно-финансовой олигархии должен  стать важным элементом российской внешней политики. Этот вопрос надо ставить на всех уровнях и добиваться закрытия «гаваней», в которых отмываются деньги. Что касается репатриации похищенных капиталов, то есть ряд вполне практических шагов, которые можно предпринять уже завтра.

Во-первых, предъявить конкретные финансовые претензии конкретным финансовым институтам, которые занимаются хранением краденного (а следовательно, зарабатывают на этом деньги). Прокуратура США благодаря таким претензиям по фактам укрывательства налоговых уклонистов и участия в аферах за последние 10 лет добилась от крупнейших банков (UBS, BNP Paribas и пр.) выплаты в рамках внесудебного урегулирования в госбюджет более $260 млрд.  Что мешает российским властям поступить подобным образом? У большинства крупнейших игроков на финансовом рынке есть интересы в России, и они скорее заплатят, чем станут здесь персонами non grata.

Во-вторых, разобраться с аудиторскими компаниями EY, KPMG, PwC, Deloitte Touche Tohmatsu, которые аудировали банки и могли быть задействованы в схемах вывода денег и не замечали систематические хищения. За десять лет они заработали в России $50 млрд – неплохо бы поделиться с государством.

В-третьих, поставить под вопрос политические отношения со странами, которые занимаются укрывательством мошенников и аферистов, предоставляя им «политическое убежище».

Что касается самих фигурантов, то им российское правительство может предложить сделку: они возвращают деньги на Родину — Родина их прощает. Это может быть сделано через выкуп ими специальных гособлигаций с небольшим купоном и очень большим (больше 30-летних T-bills США) сроком погашения. Можно предложить, например, Анатолию Мотылеву купить миллиард таких облигаций и отправить его обратно на его яхту.

Уверен, что при реализации тех мер, о которых говорилось выше, многие согласятся. Им, как и А. И. Корейко, не хочется уехать в «чудной решетчатой карете».