Свободный рубль: что мешает российской валюте | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Свободный рубль: что мешает российской валюте

читайте также
+52 просмотров за суткиКурс на Новый год. Ждать ли ослабления рубля в декабре +14 просмотров за сутки57 или 68: три сценария для рубля и цен на нефть в 2018 году Прерванная связь. Как дорожающая нефть повлияет на курс рубля +106 просмотров за суткиПоложительная масса. Как избыток денег в банковской системе отразится на ключевой ставке ЦБ +44 просмотров за суткиСдавайте валюту. Минфин предлагает ограничить конвертируемость рубля в случае кризиса За ценой постоим: почему американская нефть укрепится в Азии +10 просмотров за суткиПервые деньги Набиуллиной: в обращение вышли банкноты в 200 и 2000 рублей Вечный дериватив. Куда заведет рубль зависимость от нефти +5 просмотров за суткиРиск и выигрыш: как долго рубль будет оставаться звездной валютой +41 просмотров за суткиСпокойствие рубля: почему повторение декабря 2014 года маловероятно +5 просмотров за суткиОсвободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта Главная валюта: три причины, по которым дедолларизация невозможна +3 просмотров за суткиВалютный риск: куда инвестировать, когда растет доллар +13 просмотров за суткиАлександр Аузан: «Сейчас мы отдаем государству в виде налогов 48 копеек с рубля» Еще не предел: как долго сможет дорожать евро? +15 просмотров за суткиДенис Шулаков, Газпромбанк: «Никого уговаривать не надо — люди сами приходят и покупают» Падение рубля: как изменились цены на путешествия и потребительские товары? Доллар пробил отметку 60. Насколько еще может ослабеть рубль? +15 просмотров за суткиПодняли до миллиона: 10 акций, которые стоит купить на ИИС +3 просмотров за суткиРубль слабеет. Покупать ли доллары сейчас или сохранять спокойствие? Нефть, ЦБ и carry trade: почему рубль может вновь лишиться поддержки

Свободный рубль: что мешает российской валюте

Фото Jason Alden / Bloomberg via Getty Images
Рубль пока не востребован на внешнем рынке. Как это изменить?

В девяностые годы прошлого столетия была очень популярна аббревиатура СКВ. Люди вели расчеты в СКВ, ценники в некоторых магазинах были в СКВ, и вообще свободно конвертируемая валюта фактически заменяла национальную. В нулевые рубль значительно укрепился, а с 2006 года даже стал официально «свободно конвертируемым». Такую задачу ставил президент в своем послании Федеральному собранию еще за два года до этого.  А так как основным условием свободной конвертации валюты является либерализация государственной финансовой политики, то правительством были приняты кардинальные меры: вдвое сократились ставки резервирования средств при совершении операций, связанных с движением капитала, а обязательная продажа экспортерами части валютной выручки была и вовсе отменена.

Почти за 10 лет, прошедшие с этого момента, наша экономическая политика в отношении рубля стала еще более либеральной. Так, например, в 2014 году Центробанк отменил плавающий коридор стоимости бивалютной корзины, фактически оставив национальную валюту наедине с рынком. Это уже чистой воды монетаризм.

Фактором в пользу свободной конвертации рубля является отсутствие ограничения на движение капиталов. Этот показатель отражается совокупной цифрой оттока капитала. В 2016-2017 годах он составил $30 млрд, для сравнения: за 2014-2015 годы из страны утекло $190 млрд. Что говорит о его стабилизации, а следовательно, и привлекательности для инвесторов.

Но есть и очевидные проблемы для свободной конвертации рубля — в первую очередь его востребованность на внешнем рынке. И здесь у рубля проблемы. Доля отечественной валюты в мировом товарообороте составляет менее 1%. Для сравнения: доля ближайшего конкурента  рубля, китайского юаня, приближается к 20%.

Единственное условие массового мирового спроса на рубли в настоящее время может спровоцировать искусственный перевод платежей за энергоносители в национальную валюту. Речь идет прежде всего о нефти, поскольку долгосрочные контракты «Газпрома» привязаны к нефтяным ценам. И если в 2006 году конвертация рубля рассматривалась как экономический инструмент, то 10 лет спустя скорее как политический. 2017 год — предвыборный период. А повышение мирового значения (востребованности) национальной валюты — важный фактор стабильности государства в глазах населения.

В пользу конвертируемости рубля может сыграть и положительный тренд цен на нефть, обусловленный декабрьскими договоренностями с ОПЕК. Он мотивировал правительство вернуться к идее продажи углеводородов за рубли через фьючерсы на нефтегазовой бирже СПбМТСБ.

И если политическая составляющая такого шага очевидна, то с чисто экономической точки зрения «не все так однозначно». Главный аргумент сторонников такого шага в правительстве, как ни парадоксально это звучит, — приток валюты. Так, например, продажа только 10% сырья за рубли потребовала бы от покупателей приобретать отечественную валюту эквивалентом порядка $15 млрд.

Отраслевые лоббисты видят в реальной конвертации рубля свою выгоду, и это прежде всего за счет снижения зависимости цены российской марки Urals от североморской Brent и сокращения дисконта между ними, что приводит к недополучению прибыли нефтяными компаниями. Кроме того, переход к расчетам по нефти на внутренние валюты неизбежно приведет к увеличению цены между контрагентами на 4-5%, что, в свою очередь, вызовет и удорожание самого сырья.

Тем не менее существует и обратный риск. Возможны потери и для российского бюджета. Так, если допустить, что взаиморасчеты в рублях за нефть будут происходить между Россией и Китаем, то необходимо учитывать тот факт, что волатильность рубля выше, чем у юаня, таким образом, покупатель будет закладывать в стоимость сделки риски, что приведет, в свою очередь, к удешевлению стоимости таких контрактов. В зависимости от курсовых колебаний потери могут составлять до 5%.

Но главным риском для бюджета при тотальном переходе на рублевые расчеты будет девальвация национальной валюты. В таком случае недополученная прибыль может составить и 30%. Этот показатель можно назвать критичным, учитывая тот факт, что почти половину бюджета РФ составляют доходы от экспорта энергоресурсов.

Если рассматривать позитивный сценарий, то конвертация рубля может значительно стимулировать российскую экономику. Дело в том, что за последние годы  реальный сектор экономики реальных денег не получает. Прибыль показывают все те же компании-экспортеры сырья. Но эта прибыль возникла в результате пересчета курсовой разницы при падении рубля. Тот самый случай, когда дешевая национальная валюта к доллару дает преимущества.

Однако тратить деньги на инвестиции в реальный сектор компании-экспортеры не спешат. Возможно, рублевый эквивалент нефтяных взаиморасчетов  и сможет стимулировать их вкладывать в отечественный  реальный сектор. Но и гарантий, что экспортеры не поспешат скорее  избавится от рублей при таком раскладе, тоже нет. Гарантии может дать государство, но такие шаги неизбежно приведут к ограничительным мерам в экономике, что, в свою очередь, противоречит основному принципу условий свободной конвертируемости валюты — либеральной экономический политике.

Получается замкнутый круг. Видимо, эти противоречия так и не дали до сих пор старт активным действиям в этом направлении. Процессы идут на уровне консультаций.  Но все говорит о том, что 2017-й может стать поворотным годом для рубля. Ведь весь предыдущий год он показывал неплохой результат. Так, реальный эффективный курс национальной валюты вырос почти на 21% по отношению к валютам основных торговых партнеров России. В 2014 году реальный эффективный курс рубля был 27,4%, только со знаком минус.

Если правительство и пойдет на такой шаг, то это будет сделано не с целью ликвидации спреда между марками Urals и Brent, а с целью привлечения инвесторов. Потому что если верить Министерству экономического развития, то рубль и рублевые активы за последние два года стали самыми крепкими и сильными активами в мире. И реальная свободная конвертация сделает рубль еще сильнее и привлекательнее для иностранных инвестиций.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться