Загадка рынка еврооблигаций: поздно ли нажимать кнопку Buy? - Финансы и инвестиции
$58.36
61.93
ММВБ2128.21
BRENT55.88
RTS1152.21
GOLD1234.30

Загадка рынка еврооблигаций: поздно ли нажимать кнопку Buy?

читайте также
Что такое IPO и SPO и можно ли на этом заработать? «Себестоимость кофе — 20 рублей, но где в Москве он дешевле 200?» — основатель сети Cofix Разработчики беспилотных автомобилей ушли из Google из-за гигантских зарплат Конструктор для инвестора: какие ПИФы купить в 2017 году? Ford вложит $1 млрд в разработку беспилотных автомобилей Трудности перевода: куда инвестировать валютные сбережения Без пузыря: мировой рынок недвижимости в застое В погоне за трендами: куда инвестировать, когда экономика растет? Российские акции: кто будет в фаворитах? Важный год: в какой валюте хранить сбережения? IPO «Детского мира»: стоит ли инвесторам делать ставку на детство? Бизнес и жизнь : всегда ли надо инвестировать только в свой бизнес Как заработать на глобальных рынках в 2017 году? Как заработать на валюте, которая не растет? Период волатильности: какие активы могут огорчить инвестора? Фонд Гуцериевых инвестирует в производителя спутниковых снимков Земли Пять идей для инвестиций с разумным риском в 2017 году Каждое пятое предприятие в России приостановило инвестпроекты из-за санкций Чем Россия притягивает зарубежных инвесторов Мультивалютные вклады: игры с валютой закончились?

Загадка рынка еврооблигаций: поздно ли нажимать кнопку Buy?

Фото REUTERS / Stephane Mahe
Вопрос «покупать или нет», который мучает любого инвестора, с российскими евробондами приобрел особую остроту. Масштабное ралли вывело котировки на такие высоты, что, кажется, теперь любые покупки напоминают игру ва-банк

Какие только перипетии не переживал рынок российских еврооблигаций за последние пять лет. Мы видели все: санкционную войну с наступлениями и контрударами, впечатляющий отток капитала, потерю трети рыночной капитализации практически в одночасье. Но что инвесторы имеют в сухом остатке? Среднегодовой рост композитного индекса еврооблигаций развивающихся стран составил за этот период 5,6%, а российский сегмент обеспечил доходность вложений на уровне 7,8% годовых — напомню, это в валюте. Премия в 2% в год является по меркам облигационного рынка очень серьезной. 

Сейчас российские еврооблигации уже не выглядят столь впечатляюще привлекательными, как на пике кризиса. Их доходности, по сути, вернулись к значениям начала 2013 года — минимальным за всю «историю наблюдений». Правда, тогда о санкциях не было и речи, а цена нефти держалась в более чем комфортном диапазоне $100-115 за баррель. Теперь же ситуация совсем иная. Надежды на снятие санкционного режима вроде как появились с приходом Дональда Трампа к власти в США, но сопротивление со стороны ЕС по-прежнему велико. А нефть пусть и уверенно оттолкнулась от минимумов, но все еще стоит вдвое меньше, чем четыре года назад. Несмотря на это, российские евробонды штурмуют новые вершины.

Не завышены ли их цены? И часто приходится слышать вопрос-продолжение: не обрушатся ли котировки, как в декабре 2014-го? В последнем случае можно вполне уверенно ответить «нет». ЦБ РФ располагает обширным инструментарием для решения проблем с валютной ликвидностью, и, что важнее, продемонстрировал умение и готовность ими пользоваться. Поэтому вряд ли владельцы еврооблигаций столкнутся со схожей распродажей, даже если валюта опять потребуется срочно и всем сразу. А вот ответ на вопрос о справедливости текущих цен не так очевиден. 

По историческим меркам российские еврооблигации действительно стоят дорого, но на то есть объективные причины. С 2015 года рынок находится в состоянии структурного дефицита, то есть спрос со стороны покупателей стабильно превышает предложение. Чрезвычайно интересные доходности евробондов подогревали к ним интерес локальных инвесторов, а затем к скупке подключились иностранцы, когда оценили снижение рыночных рисков и общую стабилизацию ситуации в экономике. Эмитенты и сами при первой возможности выкупали свои выпуски с рынка: это стало выгодно после падения котировок в кризис и появления у многих компаний свободной валютной ликвидности: в отсутствие выгодных инвестиционных проектов оптимальное финансовое решение – сократить свой долг. Что же касается новых размещений, то их проходило откровенно мало, в основном из-за санкций, закрывших доступ к внешнему финансированию для тех, у кого он был. Первичный рынок просто не успевал восполнять те объемы еврооблигаций, которые выкупались эмитентами, погашались или оседали в инвестпортфелях.

Нынешний год едва ли станет переломным в этом смысле. Российским компаниям предстоит погасить выпуски почти на $17 млрд (речь только о выпусках в USD). Из них $10 млрд — доля эмитентов из финансового сектора, сильнее всего скованного санкциями. Этот объем вряд ли будет компенсирован первичными размещениями, а значит как минимум на столько рынок еврооблигаций «похудеет». В 2018 году ожидаются погашения еще на $21 млрд, причем половина от этой суммы приходится, опять же, на финансовый сектор.

Компании, которым нужно рефинансировать старые или привлекать новые займы в валюте, стали мигрировать в сектор внутреннего долга, что тоже способствует сохранению структурного дефицита на рынке евробондов. В прошлом году ВЭБ разместил локальные валютные облигации на $600 млн, а «Газпром нефть» с помощью рублевых выпусков привлекла 50 млрд рублей, или более $800 млн по текущему курсу. Процесс миграции будет набирать обороты, и не только из-за действия санкций. Внутренний долговой рынок сам по себе становится привлекательнее для эмитентов по мере притока на него средств инвесторов и снижения ставок в рублях. 

Конечно, еврооблигации дорожали не только из-за структурного нарушения баланса между спросом и предложением. В цены всех российских активов сейчас заложена премия за события, которые еще не произошли. Расчет делается и на потепление отношений с США, и на соблюдении договоренностей странами-участницами сделки ОПЕК, что должно защитить нефть от падения. Совершенно понятно, что если хотя бы один из этих сценариев окажется нарушен, глобальные инвесторы проведут переоценку, и российские активы могут перейти для них из категории must have в разряд менее востребованных инструментов. Но и тогда еврооблигации будут защищены от сильного падения по причинам, упомянутым выше.

А еще нельзя исключать повышения российских суверенных рейтингов на горизонте девяти-двенадцати месяцев. По уровню долговой нагрузки, отношению внешнего долга к ВВП, бюджетной дисциплине и многим-многим другим параметрам Россия образца 2016-2017 годов даст фору не то что прочим развивающимся странам, но и подавляющему большинству развитых. Если рейтинговые агентства отразят это в своих оценках, рынок еврооблигаций может получить импульс для дальнейшего снижения доходностей.

Тем не менее, было бы уже слишком самонадеянным инвестировать в эти бумаги просто как в класс активов, не вдаваясь в детали каждого конкретного выпуска. Период, когда такой подход бил по своей результативности более сложные стратегии, к сожалению, прошел. Риски выросли, особенно с учетом вероятного повышения ставок ФРС, которое может спровоцировать отток средств с российского и других развивающихся рынков. На первый план выходят более изощренные стратегии вложений в еврооблигации, предполагающие поиск отдельных недооцененных бумаг, географическую диверсификацию портфелей и тщательный выбор моментов для сделок. Это уже совсем другая история — время точечных инвестиционных идей.