Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию? | Финансы и инвестиции | Forbes.ru
$58.16
69.17
ММВБ2057.53
BRENT56.22
RTS1122.43
GOLD1301.24

Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию?

читайте также
+23 просмотров за суткиСтавки вниз: как решение ЦБ отразится на кредитах, депозитах и курсе рубля +1 просмотров за суткиСпокойствие рубля: почему повторение декабря 2014 года маловероятно Подарок для ЦБ: курс рубля успокоил инфляционные ожидания Новые возможности: что ждет инвесторов этой осенью? +1 просмотров за суткиОптимизм «фаворита Путина»: Орешкин ожидает рост ВВП выше 2% в течение четырех лет Последствия санации: еврооблигации «Россия-30» могут вернуться на рынок +5 просмотров за суткиНеожиданный поворот. Курс рубля перестал реагировать на изменения цены нефти +2 просмотров за суткиБанк России готовится к выпуску облигаций. Будет ли спрос? +1 просмотров за суткиМнение ЦБ: советы финансовых гуру могут привести к убыткам и судебным разбирательствам +4 просмотров за суткиБитва на «Югре»: чем чревато противостояние Алексея Хотина с Банком России +4 просмотров за суткиЛовушка для вкладчика: как выбрать надежный банк На развилке: каковы шансы, что Банк России снизит ключевую ставку +2 просмотров за суткиПериод потребления: насколько ставка ЦБ управляет сбережениями населения Вернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить +1 просмотров за суткиЦентробанк ввел временную администрацию в банке «Югра» Без риска и эмоций: как изменилось поведение частных инвесторов? «Очень важные изменения»: Орешкин допустил укрепление в прогнозе курса рубля +3 просмотров за суткиДоллар пробил отметку 60. Насколько еще может ослабеть рубль? +1 просмотров за суткиВойна с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам +1 просмотров за суткиМиссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий +9 просмотров за суткиКак ЦБ отвлекает внимание от курса рубля?

Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию?

Фото Максима Шеметова / Reuters
2017 год еще не перевалил за середину, но уже можно назвать одно из его главных макроэкономических событий — беспрецедентное по российским меркам замедление инфляции

Уже в прошлом году рост потребительских цен составил 5,4% и оказался самым низким с 1991 года. А к маю 2017 года инфляция в годовом выражении вплотную приблизилась к 4% — целевому показателю ЦБ. Если не считать сугубо технического ее замедления в первой половине 2012 года, то инфляция сейчас находится на постсоветских минимумах.

Ускоренное снижение темпов инфляции стало сюрпризом и для самого ЦБ. Еще в декабре регулятор прогнозировал замедление роста цен до 4% только во второй половине текущего года. А следующий шаг смягчения политики ожидался не ранее второго квартала. Однако достижение цели по инфляции с опережением графика заставило ЦБ пересмотреть планы и снизить ставки на 25 базисных пунктов уже в марте, а затем еще на 50 в апреле.

Отчасти наблюдаемое снижение инфляции обусловлено укреплением рубля и благоприятной ситуацией на рынке продовольствия. Влияние этих факторов на инфляцию носит разовый характер и уже к концу года будет исчерпано. Тем не менее, замедление роста цен имеет и более фундаментальные причины, действие которых сохранится и в будущем. Начавшийся выход российской экономики из рецессии будет очень постепенным, а значит, восстановление совокупного спроса не будет оказывать чрезмерного давления на цены. Вклад в замедление инфляции вносит и жесткая денежно-кредитная политика, которую ЦБ проводит в последние годы. Наконец, меры правительства по ограничению дефицита бюджета и сдерживанию тарифов госмонополий также способствуют снижению темпов роста потребительских цен.

В таком случае можно ли считать считать победу над инфляцией окончательной и бесповоротной? На сегодняшний день большинство аналитиков (включая Citi) сходятся в том, что при отсутствии потрясений на внешних рынках инфляция и в этом, и в следующем году останется вблизи 4%. А вот опросы населения показывают совсем другую картину. Даже сейчас в достижение цели ЦБ по итогам текущего года верит лишь четверть опрошенных. Сами же респонденты прогнозируют увеличение потребительских цен на 11-12% в течение следующих 12 месяцев. Одна из причин такого скепсиса — недоверие к официальной статистике в целом: те же опросы показывают, что респонденты оценивает текущую инфляцию на уровне 14-15%. И хотя с начала года оценки и наблюдаемой, и ожидаемой инфляции несколько скорректировались, они остаются заметно выше цифр Росстата.

Нужно признать, что индекс потребительских цен действительно имеет свои изъяны. Какой бы совершенной ни была методика его расчета, по самой своей природе показатель инфляции носит усредненный характер. Индекс потребительских цен рассчитывается для потребительской корзины, сформированной на основе данных о расходах репрезентативной выборки домохозяйств. И хотя эта корзина включает более тысячи позиций, она маскирует существенные различия в потребительских привычках различных возрастных, региональных и доходных групп населения.

Но если индекс потребительских цен — это по определению «средняя температура по больнице», то есть ли какая-то возможность узнать «реальную» инфляцию? На сегодняшний день всеобъемлющий сбор статистической информации, в частности о ценах, может позволить себе только государство. Правда, технологический прогресс дал толчок развитию различных проектов по регистрации цен в интернете или с помощью специализированного программного обеспечения. Не исключено, что по мере развития электронных платежей и методов сбора и анализа «больших данных» подобные альтернативные индикаторы смогут составить конкуренцию официальной статиcтике. Но пока что это дело будущего.

Как же в таком случае следует относиться к официальным данным по инфляции? Можно, конечно, попытаться оценить инфляцию «на глаз». Или скрупулезно регистрировать свои покупки, чтобы вычислить изменение стоимости собственной потребительской корзины. Но на первом пути нас поджидают ловушки восприятия, а второй даже в эпоху гаджетов чреват большими затратами времени и сил. Поэтому пока что остается только принять индекс потребительских цен в качестве удобной конвенции. Ведь при всей своей условности он все же верно отражают общее направление и масштаб изменения инфляции. И если регистрируемые Росстатом темпы роста цен устойчиво снижаются, это рано или поздно ощутит на своем кошельке каждый отдельный потребитель. Тогда скорректируются и инфляционные ожидания.

Но пока этого не произошло, всеобщее недоверие к политике ЦБ создает риски для закрепления инфляции на уровне 4%. Ведь завышенные инфляционные ожидания могут приобрести характер самосбывающегося прогноза. Именно поэтому ЦБ вынужден проводить весьма жесткую денежно-кредитную политику. Сегодняшний уровень реальной, или скорректированной на инфляцию ключевой ставки — более 5%, — можно назвать очень высоким как для развитых, так и для развивающихся стран. И хотя замедление инфляции открывает простор для некоторого смягчения политики, на агрессивное снижение ключевой ставки в обозримой перспективе рассчитывать не стоит.