Матрица Теплухина. Бывший партнер «Тройки Диалог» создает бизнес по управлению активами

Павел Теплухин Фото Арсения Несходимова для Forbes
Компания Matrix Capital, по словам Павла Теплухина, создана на основе всех уроков, которые его команда получила раньше

Весной 1992 года, когда сотрудник Института экономической политики им. Гайдара Павел Теплухин обучался в Лондонской школе экономики, знакомый профессор попросил его организовать конференцию в Брюсселе с участием всех министров торговли бывшего СССР. Это мероприятие финансировал биржевой гуру Джордж Сорос, Теплухин познакомился с ним на конференции и поделился своей проблемой — ему не хватало денег для продолжения обучения в Лондоне. Соросу понравился перспективный студент, и он выписал ему чек на продолжение учебы в Лондоне, но при условии возвращения в Россию, где он мог бы оказать помощь в развитии российской экономики.

Теплухин не обманул ожиданий Джорджа Сороса, продолжил работать в Институте экономической политики, а в 1993 году стал советником в группе под руководством американца Джеффри Сакса, автора политики шоковой терапии, сотрудничавшей с Минфином и Министерством экономики. Впоследствии Теплухин участвовал в разработке программы приватизации в России и был одним из авторов закона об инвестфондах и пакета законов по пенсионной реформе.

Вне науки и сотрудничества с реформаторами карьера Теплухина тоже была успешной: за десять лет он помог члену списка Forbes Рубену Варданяну выстроить компанию «Тройка Диалог» и международный бизнес по управлению активами — фонды под управлением компании привлекали инвестиции в российские активы, в том числе из-за рубежа (США, Японии и др.). В феврале 2011 года партнерство «Тройки» (в нем состояло порядка 130 человек) продало компанию Сбербанку за $1,35 млрд. Теплухин говорит, что сначала был против продажи компании, но затем изменил мнение — его долю (по оценкам, около 5%) выкупили партнеры. «Тройка» сделала долларовыми миллионерами не менее сотни своих сотрудников. Многие из них работали в бизнесе по управлению активами и private banking, оба направления входили в сферу ответственности Теплухина. Его клиентами были около 1000 человек со счетами не менее $1 млн. По его словам, это направление на пике приносило «Тройке» до $100 млн в год (при годовом бюджете $10 млн). Всего же активы в управлении достигали $10 млрд, а клиентами группы была чуть ли не половина членов списка Forbes.

При Теплухине управляющая компания запустила множество продуктов — самым известными стали старейшие паевые фонды, названные по имени былинных богатырей «Добрыня Никитич» (фонд акций), «Илья Муромец» (фонд облигаций). Стоимость пая фонда акций к моменту ухода Теплухина в 2010 году выросла почти в 14 раз (среднегодовая доходность начиная с 1997 года — 24,4%), а фонда облигаций — в 27 раз (среднегодовая доходность — 31,5%).

Теплухин покинул «Тройку Диалог» и начал работать в советах директоров крупных компаний — ВТБ, «Аэрофлот», «Мостотрест», ЦМТ, «Роснано» и др. Параллельно он вместе с небольшой командой пару лет занимался трейдингом, инвестируя заработанные несколько десятков миллионов долларов, и зарабатывал до 20% годовых (в долларах). Он вкладывал в широкий спектр российских активов — от акций «Северстали» до облигаций Россельхозбанка.

В сентябре 2012 года Павел Теплухин получил новую работу — стал главным исполнительным директором Deutsche Bank в России. Теплухин говорит, что был «чрезвычайным и уполномоченным послом компании в России», подчинялся руководству в Германии, но операционного участия в бизнесе не принимал. Теплухин общался с ключевыми клиентами, отвечал за GR и стратегические инициативы. Банк в основном работал с корпорациями в России и состоятельными клиентами за рубежом — минимальный счет в Deutsche Bank в Цюрихе начинался с €5 млн. Период работы Теплухина в Deutsche Bank стал самым драматическим в истории его российского офиса: за проведение «зеркальных сделок» в 2011–2015 годах банк заплатил $425 млн штрафа финансовому регулятору Нью-Йорка. Как сообщал регулятор, отмывание денег немецким банком способствовало выводу из России $10 млрд. На фоне скандала Deutsche Bank объявил о закрытии инвестбанковского бизнеса и депозитарного обслуживания в РФ.

Теплухин покинул банк летом 2016 года и спустя пару месяцев собрал большую пресс-конференцию, на которой сообщил, что решился запустить свой бизнес, инвестбутик Matrix Capital, совместно с бывшими выходцами из «Тройки» (сейчас Sberbank CIB). Компания, по словам Теплухина, создана на основе всех уроков, которые команда получила раньше. В этом бизнесе есть два направления: управление активами и инвестиционные банковские сделки.

Бизнес по управлению активами чем-то похож на направления, которые были в «Тройке», — у Matrix два зарегистрированных в Ирландии фонда под управлением PMT Matrix Capital (PMT — производная от инициалов Теплухина) — облигаций развивающихся стран (Russia and Emerging Markets Fixed Income) и акций (Absolute Return). К управлению активами привлечены выходцы из «Тройки»: фондом облигаций занимается бывший управляющий директор компании Варданяна Олег Ларичев (управлял фондом «Илья Муромец»), а фондом акций — экс-руководитель всего трейдинга «Тройки Диалог» Тимур Насардинов. «Я искал таких партнеров, которые имели опыт работы в тяжелых кризисных ситуациях — 1998-й и 2008-й. Такие люди долго не сидят без дела», — говорит Теплухин.

По словам Теплухина, доходность фонда облигаций за полтора года составила свыше 16% в долларах, а накопленным итогом за девять месяцев этого года — более 9%. Основу фонда (65%) составляют российские облигации, в портфеле есть также эмитенты из развивающихся стран — Бразилии, Перу, Казахстана, Мексики и т. д.

Положительные результаты показывает фонд Absolut Return: его доходность с момента открытия клиентской подписки — 6% в квартал. По словам Теплухина, Насардинов «быстро реагирует на любую рыночную ситуацию и использует всю палитру инструментов», он умудряется зарабатывать на банковском кризисе, сделках M&A (например, продажа акций «М.Видео»), получать высокую дивидендную доходность.

Теплухин и партнеры были настроены очень оптимистично и рассчитывали на быстрый старт — надеялись за несколько лет привлечь $3–5 млрд. Но до цели еще далеко: компания только начала открывать фонд для сторонних инвесторов, под управлением Matrix в сентябре было около $50 млн (эта сумма включает и часть собственных средств партнеров). Инвесторами новых фондов стали давние клиенты из «Тройки Диалог». Потенциально отдать деньги в управление Matrix Capital могут обладатели капитала от $1 млн, за управление партнеры берут 1% и 10% за успех.

Вторая составляющая бизнеса Matrix — это корпоративные сделки: слияния и поглощения (M&A), размещение облигаций, структурирование активов и поиск финансирования. За этот бизнес отвечает Павел Малый, долгое время руководивший инвестбанковским направлением в UBS и работавший с совладельцем «Новатэка» Леонидом Михельсоном. Например, в 2010–2011 годах Малый отвечал за сделку по выкупу «Сибура» у Газпромбанка в интересах Михельсона и Геннадия Тимченко, он вел сделку по покупке 10% в капитале «Сибура» китайской Sinopec.

В инвестбанковском направлении Matrix ведет порядка трех-четырех десятков сделок на миллиарды долларов. Это проекты в медицине, «зеленой» энергетике, логистике и др. Этот бизнес менее чем за год работы вышел на стабильные обороты (прибыль не раскрывается).

Теплухин с воодушевлением говорит о новом классе активов («зеленые» рублевые облигации), который должен позволить партнерам участвовать в создании перспективного рынка на десятки миллиардов долларов. По оценке Минприроды, в этом году российский бюджет и компании намерены вложить в экологическую модернизацию промышленных объектов около $3 млрд. О потенциальном интересе к идее экобондов в прошлом году заявляли «Сибур» и «Норильский никель». В перспективе Matrix может заняться проектами на стыке управления активами и инвестбанкинга — бизнесом private equity.

Matrix, по словам Теплухина, к концу года уже рассчитывает выйти в прибыль.

Новости партнеров