В защиту ростовщика. 10 мифов, из-за которых все ненавидят МФО

Борис Батин Forbes Contributor
Фото Романа Демьяненко / ТАСС
У микрофинансовых организаций не лучший имидж в нашей стране. Почему люди, мягко говоря, не доверяют МФО, и есть ли у них реальные основания для этого?

Никто не любит микрофинансовые организации. Многие вообще не понимают, зачем они нужны, и как можно, находясь в здравом уме, брать деньги под такие большие проценты. Накануне каждого предвыборного цикла какой-нибудь депутат грозит закрыть все МФО, «потому что они ростовщики». В то же время спрос на микрозаймы растет: в 2017 году, по оценке ЦБ, рынок может вырасти почти вдвое. Давайте разберемся, все ли является правдой о микрофинансовом секторе.

Слишком высокие ставки

Ставки в МФО действительно выше банковских, особенно если считать в годовом исчислении. 600% годовых — это самый главный аргумент противников МФО. Но сравнивать ставки банков и МФО некорректно: потребительские кредиты дают на срок более года, займы — чаще всего на срок до месяца. Год проживания в среднем номере отеля в Барселоне будет стоить до 2 млн рублей, но никто не возмущается такой стоимостью — чаще всего номер снимают на неделю и рассчитывают совсем на другую сумму. Ведь проживание в отеле и съемной квартире преследует разные цели.

Это же относится и к банковским кредитам и микрофинансовым займам. У высоких ставок МФО есть понятные причины — выше риск невозврата и сложности с фондированием. МФО не могут привлекать вклады населения, занимать напрямую у ЦБ, поэтому используют деньги инвесторов, кредитные линии банков и размещение облигаций, а все это значительно дороже.

Занимать опасно, коллекторы звери

Каждый день заемщики вовремя возвращают десятки тысяч займов. Это рутинный и незаметный процесс. Случаев, когда «отмороженные» коллекторы незаконно пытаются выбить просрочку, всего несколько, но про каждый из них обязательно напишут в СМИ. В общественном сознании коллектор страшнее полицейского и бандита: он заливает клеем дверные замки и угрожает расправой. На самом деле, коллекторы, которые работают в современной кредитной компании, — это вежливые офисные сотрудники, большинство из них — хрупкие девушки.

Самый распространенный случай взыскания сильно просроченного долга сейчас — это иск в суд. Взыскание проходит в правовом поле, а коллекторы-нарушители сидят в тюрьмах. Негативный имидж отрасли многим обязан недобросовестным участникам зарождающегося рынка, которые вообще не имеют никакого правового статуса. Они не банки и не МФО, поэтому не регулируются Центробанком.

МФО наживаются на бедных

Некоторые клиенты МФО — это те, кому отказали в банках. Возможно, у них плохая кредитная история (либо нет ее вовсе) и низкая платежеспособность. МФО остаются почти единственным институтом, к которому смогут обратиться такие клиенты в случае непредвиденных обстоятельств. Более того, МФО помогают своим заемщикам получить доступ к банковским кредитам: компании передают данные в бюро кредитных историй и после нескольких успешно возвращенных займов клиенту открываются двери в банк. Проблема не в том, что в стране много МФО, а в том, что очень много бедных.

В МФО идут маргиналы и те, кто не умеют считать

Средний клиент МФО — это безграмотный и безответственный пропойца, которого надо спасать от самого себя. Примерно так рассуждают некоторые пользователи социальных сетей. Но анализ исторических данных показывает обратное. Например, средний заемщик сервиса MoneyMan, согласно исследованию, — это человек с высшим образованием, возрастом около тридцати лет, у него стабильный доход и постоянная работа, но нет необходимых накоплений. В общем-то, это как раз средний пользователь Facebook. Многие заемщики уезжают на новогодние праздники за границу: таких среди клиентов МФО около 25%. Микрозаймами пользуются бизнесмены и предприниматели, просто потому что это удобно.

Займы берут на новый IPhone или ненужные вещи

Большинство клиентов МФО берут займы на непредвиденные расходы. В общей структуре МФО таких клиентов более 35%. В жизни случается разное. Иногда деньги нужны, чтобы выбраться из незнакомой страны, когда тебя обокрали, купить дорогих лекарств, которые срочно понадобились, или просто дотянуть до зарплаты, когда ее вдруг перестали выплачивать. Последние четыре года реальные доходы населения падают, поэтому нет ничего удивительного, что спрос на кредиты растет. Вторая по популярности цель займа – на покупку бытовой техники. Третья – на мелкий ремонт той же бытовой техники, автомобиля или квартиры.

Плохой сервис и пошлая реклама

Реклама с намеком на секс, несмешные шутки в социальных сетях за пределами здравого смысла — кажется, что МФО считают свою целевую аудиторию, мягко говоря, не очень взыскательной и утонченной. Это еще один негативный шлейф, который тянется с темных времен становления рынка. Однако эта отрасль давно уже стала цивилизованный и выработала серьезные корпоративные стандарты: ее работники приветливы, киоски — чисты, а музыку, к счастью, заглушили.

Некоторые МФО вообще работают без офисов. Это финансово-технологические (финтех) компании, которые занимаются разработкой и внедрением новых финансовых продуктов и скоринговых систем. Большая часть штата таких компаний – талантливые ребята: разработчики, инженеры по качеству, специалисты по data science и управлению рисками. Именно они и формируют современный образ МФО. А плохая реклама и несмешные шутки тоже скоро исчезнут.

МФО дают деньги всем без разбора

Процент одобрения заявок в крупных МФО составляет 20-30% — это ниже, чем в банках. Отчасти это связано с более низким качеством входящего потока заемщиков, отчасти с бизнес-моделями компаний, которые просчитывают любые риски дефолта и мошенничества. МФО разрабатывают системы скоринга и аутентификации пользователей, которые порой превосходят банковские, и за счет гибкости компаний такие системы гораздо быстрее внедряются. У лидеров рынка МФО просрочка составляет всего 10-15%.

МФО делают, что хотят, за ними никто не следит

МФО входят в реестр Центробанка и выполняют нормативы ЦБ по размерам капитала и ликвидности. Компании взаимодействуют с Росфинмониторингом по так называемому антиотмывочному законодательству, а также по противодействию финансированию терроризма и разрабатывают все новые стандарты в рамках саморегулируемых организаций. При этом только за последний год количество МФО снизилось на 60%. Каждый квартал из реестра исчезают больше ста МФО (всего их около 2300).

Рынок довольно жестко регулируется: проценты по кредиту не могут превышать трехкратную сумму долга, одному клиенту нельзя выдавать больше десяти краткосрочных займов в год и пр. Благодаря надзору отрасль становится более прозрачной и понятной как для инвесторов, так и для кредиторов.

Займы выдают только на короткий срок

МФО теперь — это не только и не столько «займы до зарплаты», хотя они тоже нужны. Более трети всех микрозаймов выдаются на срок в несколько месяцев и по своим размерам приближаются к банковским потребительским кредитам. Только процесс их оформления быстрее и удобнее. У таких продуктов щадящие для индустрии МФО ставки — они могут составлять 35-40% годовых в зависимости от суммы и срока займа. Как правило, получить доступ к ним могут клиенты, которые ранее уже пользовались краткосрочными кредитами в этой компании.

В России доход более половины граждан в прошлом году не превышал 30 000 рублей, более 20% взрослого населения не имеют доступа к банковским финансовым продуктам. МФО — это почти единственный инструмент для таких людей, чтобы решать непредвиденные проблемы. Отрицать и запрещать его бессмысленно, но можно сделать этот инструмент более цивилизованным.

Новости партнеров