Оборона в банке: почему отрасль ВПК стала токсичной

Фаина Филина Forbes Contributor
Фото Светланы Холявчук / Интерпресс / ТАСС
Частные банки сокращают работу с компаниями ВПК из-за опасения попасть под санкции

Частные банки спешат сократить свои связи с предприятиями ВПК. В конце 2017 года Альфа-Банк отказался от работы с ВПК, о чем публично заявил в интервью Forbes владелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман. Он рассказал, что санкции влияют на работу банковского сектора, например, ранее Альфа-Банк обслуживал предприятия оборонного комплекса, но теперь риски пришлось максимально сократить. Уже в начале января 2018 года первый зампред совета директоров Альфа-Банка Олег Сысуев подтвердил, что банк уведомил предприятия ВПК о том, что не будет их обслуживать из-за западных санкций. Также в конце декабря Совкомбанк вышел из капитала компании РТИ, занимающейся оборонными решениями и системами безопасности (владел 10%).

Таким образом, отказываясь от работы с «оборонкой», Альфа-Банк может снова выступить информационным триггером для других кредитных организаций. Стоит вспомнить «список Гаврилова», поднявший волну, поглотившую «Открытие», Бинбанк, Промсвязьбанк.

Оборонный кусок пирога – довольно значимый для банков сегмент. Так, по данным рейтинга топ-100 крупнейших военно-промышленных компаний мира по объему продаж, который опубликовал в декабре 2017 года Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI), совокупный объем продаж компаний ВПК в России увеличился за год на 3,8%, до $26,6 млрд. Среди крупнейших оборонных предприятий, например, «Объединенная авиастроительная корпорация» (оцениваемый объем продаж более $5 млрд), «Объединенная судостроительная корпорация» (более $4 млрд), «Вертолеты России», концерны «Алмаз-Антей», «Калашников», и др. Они успешно продолжают работать и в условиях санкций, в том числе, на экспорт. Россия занимает второе место после США по экспорту оборонной промышленности (рэнкинг SIPRI). По данным «Ростеха», в 2016 году экспорт вооружений из России составил $15,3 млрд, в 2017 году объем экспорта был точно не ниже. Тем не менее, потенциальные проблемы от работы с ВПК для банков могут нанести урон, который не покроешь комиссионными от обслуживание миллиардных счетов и процентами от кредитов.

Под санкциями уже находится ряд российский кредитных организаций, в частности, ВЭБ, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, РСХБ, СМП-Банк, банк «Россия», Инвестторгбанк, Собинбанк. При этом США и ЕС выпускают все новые пакеты санкций, в списки попадают российские чиновники, бизнесмены и организации, так или иначе связанные с государством.

В августе 2017 года США выпустили закон о санкциях. Теперь санкционные действия могут применяться практически к любым контрагентам санкционных компаний. В частности, закон предусматривает запрет на осуществление существенных транзакций с российскими военными или разведкой.

Впоследствии, на основании этого запрета, появились и новые санкции. В октябре 2017 года госдеп США обнародовал список, в который вошли 39 российских компаний, в основном, из отрасли ВПК. Новый пакет санкций обсуждается и сейчас, и, по разных версиям, в зону риска могут попасть известные российские бизнесмены.

В начале января президент Путин подписал закон, который позволяет банкам засекретить операции с предприятиями оборонного комплекса. Засекречивание банков, работающих с ВП отчасти защитит кредитные организации, но полностью скрыть все данные о транзакциях не получится. Это может вылиться в массовый отказ от работы банков с оборонкой.

В октябре 2017 года в список банков, работающих с ВПК, входили Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Всероссийский банк развития регионов, Новикомбанк, «Россия» и банк «Санкт-Петербург» (сейчас ЦБ убрал список с сайта). Однако с оборонкой работает гораздо больше банков, чем в аккредитованном списке, например, по так называемым операциям второго уровня, когда платежи производятся из полученных авансов. К примеру, в 2017 году ЦБ отчитывался о проверке 27 банков на предмет выполнения требований закона о гособоронзаказе.

У оборонной отрасли и без санкций есть свои скелеты в шкафу, в частности, весомая часть операций, по данным мониторинга ЦБ, приходится на обналичивание средств. Так, по результатам проверки ЦБ, в 2016 году 25% нарушений банков пришлось на отмывание доходов, причем показатель вырос: в 2015 году он составлял 21,1%. По экспертным оценкам, эта цифра может быть даже выше – около 50% всех сумм гособоронзаказа идет на обналичивание, например, зарплат, подрядов, платежей контрагентам. Таким образом, свернув обслуживание оборонной отрасли, Альфа-Банк стремится и снизить санкционные риски, и риски, связанные с отмыванием денежных средств через «оборонку».

Санкции банка могут ударить и по его клиентам, в том числе, физическим лицам. И речь даже не идет о блокировках средств за границей. Так, в 2014 году платежные системы Visa и Mastercard блокировали карты, выпущенные санкционными СМП-Банком и банком «Россия». Снять с них деньги все же можно было — но в банкоматах других банков, входящих в ОРС. В тот период, например, СМП-Банком было выпущено порядка 170 000 карт. Потом банк нашел способ обойти проблему: он стал санатором Мособлбанка и раздал клиентам карты этой кредитной организации, не попавшей под санкции. В моменте банк потерял порядка 4 млрд рублей в результате оттока средств клиентов. Не исключено, что новые санкционные действия против оборонных компаний и, как следствие, обслуживающих их банков вновь приведут к аналогичным последствиям.

Российские власти думают над решением всех обозначенных проблем, пока это вылилось только в засекречивание операций банков с ВПК. Кардинальный способ решения — финансирование оборонки через отдельный банк, которому бы санкционные риски были не страшны. Это может быть как новый созданный банк, так и уже работающая кредитная организация. В частности, среди «претендентов» на эту зону ответственности назывались Глобэксбанк, Связь-Банк, Новикомбанк.

Новости партнеров