Остаться в живых. Как новые требования ЦБ изменят российские банки

Фото Maxim Shemetov / Reuters
В начале 2018 года вступило в силу множество изменений в регулировании банковского рынка. Сложно спорить с необходимостью каждой из этих мер — вопрос только в том, окажутся ли они достаточными

Главная новация в банковском секторе — это разделение игроков рынка на банки с базовой и универсальной лицензией в рамках пропорционального регулирования. В течение 2018 года банки с капиталом менее 1 млрд рублей должны либо увеличить капитал, либо получить статус банка с базовой лицензией. На первых порах это добавит работы топ-менеджерам и собственникам банков с капиталом менее 1 млрд рублей, несмотря на упрощенный порядок отчетности для игроков с базовой лицензией. Им нужно будет либо найти возможности для увеличения капитала, что непросто с учетом текущей ситуации, либо убедить клиентов, что ограничения для банка минимальны и кредитная организация по-прежнему может предоставлять качественные банковские услуги.

Вероятно, не все справятся с этим вызовом, но вряд ли это приведет к заметному увеличению числа банкротств банков в 2018 году. Если всплеск числа отозванных лицензий и случится, то будет связан скорее с трендами, которые проявились еще в 2014-17 годах — ростом проблемных активов, ужесточением контроля за сомнительными операциями, снижением процентной маржи.

С 2018 года ужесточился порядок расчета введенного годом ранее норматива Н25, ограничивающего кредитование связанных с банком сторон. В 2017 году значительная часть требований к связанным лицам (добросовестные налогоплательщики, организации оборонно-промышленного комплекса и т.д.) учитывалась с поправочным коэффициентом 20%, с 2018 года он повышен до 50%. С 2019 года эти требования будут учитываться полностью, и вот это уже будет довольно ощутимо для многих банков.

Понятно, что в 2018 году банкиры будут не только снижать кредитование связанных сторон, но и активно лоббировать перенос срока отмены поправочного коэффициента куда-то в будущее. Часто такие усилия позволяли перенести вступление в силу очередного ужесточения на полгода-год. Но с учетом статистики по рухнувшим банкам, где в большинстве случаев выявлены масштабные злоупотребления в части кредитования «своих», разжалобить регулятора будет непросто.

В рамках внедрения требований Базель III у системно значимых банков появился норматив чистого стабильного фондирования (NSFR), а минимальное значение норматива краткосрочной ликвидности (LCR) для этой группы банков выросло с 80 до 90%. В целом ужесточение требований к LCR и введение NSFR увеличит потребности крупнейших банков в длинных пассивах. Поскольку вкладчики привыкли к годовым депозитам, быстро увеличить долю более долгосрочных депозитов непросто, поэтому в 2018 году решать эту задачу банки будут в основном за счет выпуска облигаций.

Примечательно что появление NSFR вызвало у банкиров меньшую обеспокоенность, чем ужесточение LCR, поскольку алгоритм его расчета менее жесткий, а ранее проведенные мероприятия по улучшению LCR позитивно влияли и на NSFR. Уже очевидно, что далеко не все системно значимые банки смогли выйти на выполнение норматива LCR только за счет внутренних ресурсов, и им потребовалось оформление беззалоговой кредитной линии от Банка России.

Невыбранный лимит по такой линии можно учитывать при расчете норматива краткосрочной ликвидности, но здесь есть и оборотная сторона — необходимость платить за поддержание линии, хотя фактически деньги не привлекаются. Получается, что крупнейшие банки для выполнения норматива вынуждены сокращать вложения в такие доходные активы, как облигации и кредиты, и направлять часть средств на оплату кредитной линии от Банка России.

Отчасти есть проблема в специфике расчета LCR, где в составе высоколиквидных активов не учитываются облигации компаний без рейтинга ВВВ-/Baa3 от крупнейших иностранных рейтинговых агентств. С учетом того, что Moody’s и S&P оценивают риск российского правительства ниже ВВВ-/Baa3, неудивительно, что среди российских эмитентов таких крайне мало. Выходом мог бы стать учет верхней части национальных шкал аккредитованных в России рейтинговых агентств как аналогичных ВВВ-/Baa3 от «большой тройки».

Внедрение «Базель III» принесло и другие новшества: с 1 января 2018 года выросли надбавки к достаточности банковского капитала. Для всех банков надбавка к нормативам для поддержания достаточности капитала увеличится до 1,875%, у системно значимых будет также дополнительная надбавка за системную значимость.

На первый взгляд, повышение надбавок к достаточности банковского капитала будет несколько сдерживать кредитование, в первую очередь — компаний. Но поскольку об этих изменениях было известно давно, основной эффект этого «сдерживания» пришелся именно на 2017 год, и корпоративное кредитование в 2018 году будет расти, по нашим прогнозам, даже немного быстрее, чем в прошлом году.

Аналогичный эффект дали новации в стандартах отчетности по МСФО — заранее было известно, что применение нового стандарта МСФО 9 приводит к росту объема резервов и снижению капитала в отчетности по МСФО, и, чтобы подготовиться к этому, банки сдерживали темпы роста в 2017 году. По нашим оценкам, достаточность капитала крупнейших банков из-за нового стандарта снизится примерно на 0,5 процентных пункта. Но, фактически отразив в отчетности по МСФО резервы по новым правилам, банки смогут расти чуть быстрее, чем в 2017 году.

Кроме того, накопление данных и внедрение передовых методов их обработки, стимулируемое новыми стандартами МСФО, ускорят переход банков на новый технологический уровень в управлении рисками. При этом укрупнение банков упростит формирование сильных IT-команд и распространение по рынку прорывных технологий, отработанных в одной из кредитных организаций.

АСВ не оставляет попыток сбалансировать систему страхования вкладов в условиях возросшей частоты страховых случаев и масштабных выплат, поэтому новость об увеличении базовой ставки взносов в фонд страхования вкладов с 0,12 до 0,15% никого не удивила. Кажется, что изменение не очень существенное, но оно еще немного увеличит разницу в ставках между фактически безрисковыми для клиентов депозитами в банках в пределах 1,4 млн рублей и инвестициями в иные долговые инструменты, прежде всего, облигации. А вместе с налоговыми льготами для частных инвесторов это будет стимулировать дальнейший переток накоплений из банков на фондовый рынок. Эта тенденция со временем может ослабить доминирование банков в российской финансовой системе, что сделает ее более емкой и диверсифицированной.

Новости партнеров