Закат эпохи офшоров. Как страны борются с оптимизацией налогообложения

Ирина Шамраева Forbes Contributor
Фото Dan Kitwood / Getty Images
В стороне от обмена информацией пока остались США, имеющие собственную эффективную систему сбора финансовых данных о своих гражданах

После расцвета «оффшорной индустрии», обеспечивавшей конфиденциальность и сохранность активов, а также позволявшей существенно экономить на налогах, правила игр и экономическая инфраструктура в последнее десятилетие претерпели существенные изменения.

Международное сообщество развивает и вводит все новые инструменты, позволяющие усилить контроль над деятельностью своих граждан и корпораций, а также расширяющие возможности по получению различной финансовой информации. Государства объединяют усилия — сотрудничество в данной области уже происходит безотносительно политики, так как правительства, очевидно, поняли, что без международной круговой поруки успех каждого отдельного звена может оказаться под угрозой, а интересы большинства все-таки сходятся.

Показательно дело бывшего российского банкира Сергея Пугачева. Оно наглядно продемонстрировало обширные возможности заинтересованных сторон по сбору информации и запуску деофшоризационного механизма при плотном взаимодействии российской стороны с иностранными финансовыми институтами и государственными органами. Что дальше?

История вопроса

Несмотря на то, что оптимизация налогообложения с использованием офшорных схем существует давно, серьезное межгосударственное обсуждение началось только в 2012 году. Представителями правительств основных развитых стран в рамках Большой двадцатки (G20) официально был поднят вопрос искусственного перевода налогооблагаемой прибыли в безналоговую или низконалоговую юрисдикцию.

Впоследствии, начиная с 2013 года, в рамках Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) составлялся План Мероприятий по борьбе с размыванием налоговой базы и выводом прибыли из-под налогообложения (Base Erosion and Profit Shifting или План BEPS). Этот план утвердили все страны-члены ОЭСР и страны G20 (включая Россию), согласившись сотрудничать на равной основе в вопросах установления стандартов и мониторинга хода выполнения намеченных мероприятий.

Сами мероприятия представляют собой описание проблемных областей, в отношении которых необходимо предпринять конкретные действия. Такие области, среди прочего, включают:

- усовершенствование налогового законодательства (например, правила о контролируемых иностранных компаниях, налогообложение финансовых схем, контроль цен сделок, злоупотребления соглашениями об избежании двойного налогообложения);

- внедрение новых правил налогообложения в рамках «цифровой экономики»;

- повышение эффективности взаимодействия государств для целей выполнения Плана BEPS с разработкой многосторонних инструментов и единых стандартов обмена информацией между странами.

С принятием достаточно конкретного Плана BEPS ситуация начала развиваться стремительно — как на международном уровне, так и на уровне законодательства участвующих государств.

На примере России можно наблюдать, что за последние пять лет такие меры повлекли существенные изменения в местном налоговом законодательстве, уже качественно изменившие подходы контролирующих органов к мониторингу и контролю и затронувшие практически весь без исключения бизнес.

Что нового на международном уровне?

В 2017 году коллегиально многими государствами были приняты важные документы и решения, что подтвердило фактическую готовность государств сотрудничать между собой, не взирая на политические разногласия.

Так, была подписана Многосторонняя конвенция по выполнению Плана BEPS, членом которой стала и Россия. Данная Конвенция позволяет внедрять согласованные государствами меры по ограничению налоговых льгот для международных структур без внесения изменений в уже действующие международные соглашения.

Утверждены новые виды межстрановой отчетности, позволяющие сопоставить обороты и цены в рамках международных групп компаний и выявить центры прибыли, сформированные в низконалоговых юрисдикциях за счет налоговых манипуляций. Россия также присоединилась к данным стандартам.

В рамках ЕС вступила в силу IV Директива о Противодействии отмыванию денежных средств и финансированию Терроризма, на основании которой, каждая страна-член ЕС обязуется ввести реестр бенефициаров зарегистрированных компаний.

Следует обратить внимание, что бенефициары — это не непосредственные владельцы компаний (например, трасты или оффшоры, за которыми раньше пытались спрятать известные и не очень фамилии), а те самые реальные конечные владельцы бизнеса и активов.

Директивой предусмотрено, что данные из реестра могут быть доступны различным категориям заинтересованных лиц, не ограниченным только контролирующими органами. В отдельных странах реестры уже собирают (например, во Франции, Италии, Германии и Ирландии), а данные из них потенциально смогут получить все желающие. Например, такой реестр в Великобритании является открытым, и любой пользователь сети Интернет может получить персональную информацию владельцев британских компаний, официально проживающих, скажем, на ул. Тверская в городе Москва в России. Аналогичный реестр будет составляться и в России уже на основании локального законодательного акта.

Обмен данными

В качестве важного дополнения ко всем принятым и находящимся в процессе разработки мерам с 2017 года стартовал международный обмен информацией по единым стандартам – (Common Reporting Standards или CRS), без которого их эффективность оставалась под вопросом. Страны присоединяются к обмену постепенно в два этапа в течение двух лет, первый из которых уже запущен с сентября 2017 года.

В таком обмене участвуют не только развитые и, очевидно, наиболее заинтересованные в получении информации страны, но и большинство классических офшоров – например, БВО, Каймановы острова, Панама. Участие оффшоров объясняется давлением западного сообщества, в том числе включающим экономические меры и налоговые ограничения, делающие их использование невыгодным для международных структур и владельцев бизнеса.

В настоящее время (по состоянию на февраль 2018 года) всего в обмене насчитывается 147 стран-участниц, в будущем ожидается присоединение и новых членов. С некоторыми из не участвующих в настоящее время стран получение информации по-прежнему возможно на базе международных соглашений.

Россия присоединяется к обмену на втором этапе с сентября 2018 года, и, вопреки ожиданиям некоторых лиц, уже подтверждено, что она будет обмениваться информацией с 73 странами, включая Швейцарию, Великобританию, Кипр, БВО, Каймановы острова.

В стороне от многостороннего обмена пока остались США, имеющие собственную эффективную систему сбора финансовой информации о своих гражданах — FATCA. Однако, нужно признать, что европейский CRS во многом повторяет американский опыт и строится на похожих принципах.

Важно отметить, что информация для обмена поступает через контролирующие органы от финансовых институтов — банков, страховых организаций, инвестиционных и брокерских структур. Иными словами, из всех возможных источников, содержащих финансовую информацию о частных капиталах и имуществе.

Описанные нововведения позволяют государствам получить полную картину о текущем благосостоянии своих граждан без учета границ, сопоставив информацию как из внутренних, так и из внешних источников. Также естественно, что полученная информация может быть основанием для проведения более глубокого расследования и изучения всех связанных и интересующих контролеров обстоятельств.

Безусловно, такие данные должны быть соответствующим образом отработаны, однако это является только вопросом времени и, учитывая заинтересованность государств, скорее всего, достаточно короткого.

Новости партнеров