Правила синдиката. Как работает совместное кредитование в России
Фото Андрея Махонина / ТАСС

Правила синдиката. Как работает совместное кредитование в России

Forbes
Артем Булыгин Forbes Contributor, Дмитрий Губарев Forbes Contributor
Фото Андрея Махонина / ТАСС
В прошлом месяце вступил в силу закон о синдицированном кредите, который фактически создал институт совместного кредитования в рамках российского права. Что изменилось для банков и заемщиков?

1 февраля 2018 года вступил в силу один из самых обсуждаемых и ожидаемых на банковском рыке законов — № 486-ФЗ «О синдицированном кредите (займе) и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Институт синдицированного кредитования (объединение банков в «пул» для предоставления заемщику кредита в особенно крупном размере) давно и успешно используется в большинстве развитых стран. Пожалуй, на европейском и азиатском континентах первенство здесь за Великобританией и английским правом, где в середине 1990-х годов ведущие банки даже объединились в особую ассоциацию, поставившую перед собой цель выработать некий рыночный стандарт синдицированного кредитования, который отражает баланс интересов как кредиторов, так и заемщиков. Надо сказать, эта цель успешно достигнута — типовая форма синдицированного кредитного договора LMA (Loan Market Association) используется повсеместно.

Синдицированные кредиты по английскому праву востребованы и на российском рынке, причем как среди иностранных, так и российских банков, которые используют этот механизм финансирования с начала 2000-х годов. Правда, такие кредиты доступны только для проектов, которые, как говорят юристы, осложнены иностранным элементом — иными словами, где либо заемщик, либо кредиторы являются иностранными лицами или где проект не связан с Россией.

Таким образом, синдицированными кредитами не могут воспользоваться крупные и не очень региональные и даже федеральные проекты, которые никак не осложнены иностранным элементом.

Синдикат по-русски

Что делать в такой ситуации? Рынок, разумеется, нашел «быстрое решение» этой проблемы, разработав типовую форму синдицированного кредита по российскому праву. Явилось ли это окончательным ответом на запрос участников рынка? Нет, не явилось, поскольку использование российского права, несмотря на осуществленные реформы гражданского законодательства, не позволяло в достаточной степени снять определенные юридические риски, связанные с заключением сделок подобного рода исключительно в рамках российского права.

Именно на этом этапе возникла идея разработки и принятия некоего законодательного акта, закрепляющего институт синдицированного кредитования в российском праве.

И подготовка законопроекта началась. Изначально экспертное сообщество ставило перед собой задачу разрешить следующие проблемы:

— законодательно признать механизм принятия решений в синдикате кредиторов;

— урегулировать статус кредитного агента — одного лица, представляющего интересы всего синдиката кредиторов в отношениях со «внешним миром» и с заемщиком;

— снять неопределенность, существовавшую в отношении получения кредитным агентом и управляющим залогом вознаграждения за свои услуги и возложения таких расходов на заемщика;

— устранить законодательные препятствия к развитию вторичного рынка кредитования путем облегчения возможности банков и небанковских организаций свободно покупать и продавать доли в кредитах или приобретать риск участия в кредитах, не становясь стороной отношений с заемщиком;

— урегулировать статус участников синдиката и кредитного агента в ситуации банкротства заемщика.

В итоге закон хоть и решил часть проблем, но на смену им тут же пришли новые трудности.

Какие проблемы решает закон

Закон признает обязательность для сторон договора синдицированного кредита решений, принятых большинством кредиторов (но не всеми кредиторами). Это важно, поскольку до вступления закона в силу в отношении этого вопроса не было определенности.

Вопреки опасениям, закон дает участникам синдиката право не применять нормы Гражданского кодекса о решениях собраний, что на практике существенно упрощает принятие решений кредиторами. Так, договором можно исключить требование о ведении кредиторами протоколов и следовании иным формальностям, установленным ГК для собраний.

Важным принципом синдицированного кредитования является независимость обязательств банков друг от друга. Говоря простым языком, если ты не выдал свою часть кредита, то я обязан предоставить только свою часть займа, но не твою тоже: иное «убило» бы синдицированное кредитование в принципе.

Закон закрепляет в качестве общего правила принцип независимости обязательств каждого кредитора в отношении заемщика. Никакой участник синдиката не отвечает за неисполнение другими участниками их обязательств по предоставлению заемщику денежных средств.

И это победа здравого смысла, потому что даже на стадии разработки законопроекта многие эксперты выступали против этого принципа.

Также закон вводит понятие кредитного управляющего и закрепляет основные положения о его функциях, которые в целом базируются на принятых в международной практике подходах. Почему-то по закону кредитным управляющим может быть только один из участников синдиката, но оставим это на дальнейшую доработку и совершенствование законопроекта.

Какие проблемы закон не решает

К сожалению, в закон не попало как минимум два важных момента, которые были в тексте законопроекта, разработанном экспертной группой ко второму чтению в Госдуме.

Первый — это вопросы банкротства. В закон не вошел раздел об изменениях в законодательстве о банкротстве, посредством которого предполагалось урегулировать отношения кредиторов при банкротстве заемщика и лиц, предоставивших обеспечение по синдицированному кредиту.

Планировалось в числе прочего предусмотреть, в каких случаях кредиторы имеют право заявлять самостоятельные требования и какова роль кредитного управляющего и управляющего залогом. Таким образом, вопросы, связанные с банкротством, остались нерешенными, что неизбежно приведет к сложностям при реализации кредиторами своих прав. На практике каждый участник синдиката будет стремиться заявить самостоятельное требование, что фактически войдет в противоречие с целями объединения кредиторов в синдикат. Этот существенный недостаток закона.

Второй момент — это возможность участия в кредите иным образом, чем непосредственно предоставление денежных средств заемщику.

Сейчас в российском праве отсутствует возможность создать работоспособный механизм передачи кредитором участия в финансировании заемщика без уступки требований к заемщику, аналогичный механизму subparticipation («участия в кредите»), используемому в международной практике.

Необходимость введения в российское законодательство подобных норм давно осознана банковским сообществом, но предложения экспертов, участвовавших в разработке закона на ранних стадиях, не нашли отражения в итоговом тексте закона.

На наш взгляд, отсутствие такого механизма существенно ограничивает развитие рынка кредитования в России.

Новые трудности

«Лес рубят, щепки летят». Законотворческая мысль в своем стремительном движении пронеслась мимо как минимум двух проблем, созданных законом. Во-первых, очевидно, стремясь оградить неопытных участников российского рынка от ненужного увлечения синдицированным кредитованием, закон прямо установил перечень тех лиц, которые могут быть кредиторами по синдицированному кредиту (займу).

Это банки (отечественные и иностранные), ВЭБ, лица, специально указанные в иных законах, и зарубежные компании, которые могут выдавать кредиты или займы в соответствии с иностранным регулированием. Парадоксальным образом закон зажег «зеленый свет» любым иностранным компаниям, желающим участвовать в синдикатах по российскому праву, и запретил отечественным компаниям, кроме банков и иных лиц, специально поименованных в федеральных законах, принять участие в этом процессе. Российским бизнесменам, впрочем, не привыкать: почти у каждого найдется кипрская компания, чтобы сделать нечто, чего нельзя родному предприятию.

Вторая проблема, созданная законодателем, к сожалению, ударила в самое сердце синдицированного кредитования: в вознаграждение кредитного управляющего. Не секрет, что выполнение функции координатора (кредитного управляющего) — это тяжелая работа конкретных людей в банках, оказывающих услугу, которая, согласно международной практике, оплачивается заемщиком.

Закон, к сожалению, прямо говорит о том, что подобная деятельность оплачивается кредиторами, несмотря на стремление банковского сообщества отразить в документе принцип, согласно которому эти расходы ложатся на заемщика.

Тем не менее если взвесить на весах плюсы и минусы закона — первых, несомненно, больше. Безусловно, принятие закона является важным шагом на пути развития рынка синдицированного кредитования в России. Однако для полноценного функционирования рынка необходимо дальнейшее совершенствование законодательства и развитие практики применения закона в правильном направлении.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться