Режим тишины. Почему иностранные банки заморозили рост своего бизнеса в России
Фото Denis Balibouse / Reuters

Режим тишины. Почему иностранные банки заморозили рост своего бизнеса в России

Фаина Филина Forbes Contributor
Фото Denis Balibouse / Reuters
Иностранные банки, работающие в России, практически перестали интересоваться корпоративными кредитами и розницей

До введения антироссийских санкций из-за Крыма именно «дочки» иностранных банков составляли конкуренцию банкам с госучастием практически во всех направлениях: самая дешевая ипотека, самые быстрые потребкредиты, самые выгодные условия по картам. Благодаря недорогому материнскому фондированию из Европы и США они могли предложить ставки по кредитам даже ниже, чем у госбанков.

«Сложные времена» для иностранных банков и их клиентов настали в конце 2014 года — после резкого обвала рубля и роста рисков по российским валютным заемщикам. Если в 2008 году доля иностранных банков среди топ-30 кредитных организаций по размеру активов составляла 6,1%, то по итогам 2016 года этого показатель, согласно исследованию «БизнесДром», снизился до 3,8%. При этом общее число банков с участием нерезидентов в банковской системе сократилось еще более стремительно — с 244 в 2012 году до 174 на конец 2016 года. Самый крупный иностранный банк — «Юникредит» — находится на 11-м месте по активам и на 10-м месте по кредитному портфелю.

Цена девальвации

После обвала рубля иностранные банки первыми испытали сложности из-за большого числа валютных заемщиков. Некоторые банки ушли из России совсем, некоторые свернули розницу и постепенно снижают присутствие в других сегментах, а некоторые остались, но работают избирательно — только в тех нишах, где без особых рисков можно быстро получить доход. Например, активно развивают карточный бизнес, предлагают автокредиты на марки аффилированного производителя, продают инвестиционное страхование жизни, участвуют в синдицированных корпоративных сделках.

От иных видов бизнеса иностранцы отказываются — в частности, неохотно выдают потребительские кредиты физлицам, ссуды малому бизнесу. В некоторых нишах эти банки практически не представлены — к примеру, на рынке платежных сервисов и микрокредитования. В этих отраслях быстро меняется законодательство, ужесточается регулирование, что создает довольно высокие риски, поэтому иностранные игроки в них не идут.

Девальвация рубля особенно плохо сказалась на кредитных организациях, которые выдавали валютную ипотеку. Среди таких банков был целый ряд иностранных игроков: «Дельтакредит», «Юникредит», Райффайзенбанк, «Нордеа», ОТП Банк. Банки столкнулись с тем, что валютные заемщики массово отказывались обслуживать валютные долги, пикетировали отделения банков, бастовали, писали письма в ЦБ.

Эта проблема получила мощный общественный резонанс и в принципе до сих пор не имеет конечного решения. Некоторые банки продали ипотечные портфели, некоторые решали и решают проблемы валютных ипотечников в индивидуальном порядке. Сталкивались со сложностями в обслуживании валютных долгов и корпоративные клиенты, однако они, как правило, договаривались с банками о рефинансировании (например, СУ-155, «Мечел» и другие). В некоторых случаях, правда, сложно понять, какие проблемы с финансовой устойчивостью компаний возникли из-за валютных кредитов, а какие — из-за операций собственников, как, например, в случае с банкротством «Центробуви».

Стратегии выживания

Кредитные портфели в период с января 2015 года по январь 2018 года снизились у большинства иностранных игроков. Наиболее заметную отрицательную динамику (более 50% по РСБУ) показали Goldman Sachs, BNP Paribas, Credit Suiss, «Нордеа», то есть банки, специализирующиеся на корпоративных клиентах. Геополитическая ситуация продолжает оставаться сложной, риски по-прежнему высокие, поэтому корпоративные и инвестиционные банки в основном будут сохранять крайне осторожную тактику в отношении российского рынка.

Впрочем, есть и исключения. Росбанк недавно заявил, что планирует стать крупнейшим иностранным банком в России и расти за счет увеличения корпоративного портфеля. Нейтрально себя чувствуют азиатские кредитные организации — так, Bank Of China нарастил за три года кредитный портфель более чем на 100%. Хотя с точки зрения баланса материнской структуры этот рост нивелируется тем, что совпадает с размером девальвации российской валюты, и для головного банка не заметен.

Что касается розничного банкинга, то и здесь иностранные банки ведут себя избирательно. Ситибанк традиционно развивает карточный бизнес и продает ИСЖ. «Юникредит» недавно получил 40% альянса автопроизводителей Renault Nissan, который выдает автокредиты на одноименные марки автомобилей. Вероятно, банк нацелится на развитие этого направления. Стратегия может оказаться удачной: БМВ Банк по итогам 2017 года увеличил кредитный портфель более чем на 50% по сравнению с началом 2015-го. Потребительские кредиты среди иностранцев активно выдает, пожалуй, только банк «Хоум Кредит». В 2017 году кредитный портфель у него вырос на 11% по отношению к 2016 году.

Как показывают рейтинги, подобная тактика иностранцев вполне себя оправдывает. Иностранные банки, как правило, имеют наиболее высокие рейтинги и от международных, и от российских агентств. Это подтвердил и недавно вышедший рейтинг самых надежных банков Forbes, в котором в топ-10 вошли сразу семь иностранных игроков.

Новости партнеров