Налоговое нетерпение: повышение НДФЛ не поможет экономике
Фото Доната Сорокина / ТАСС

Налоговое нетерпение: повышение НДФЛ не поможет экономике

Олег Вьюгин Forbes Contributor
Фото Доната Сорокина / ТАСС
Правительство сразу после выборов начало обсуждать повышение НДФЛ с 13% до 15%. Однако этот маневр может так и не принести ожидаемого эффекта из-за острых структурных проблем в экономике

Завершились выборы президента, и едва ли не первым вопросом на совещании в правительстве стала тема налогов. Правительство сейчас рассматривает повышение НДФЛ на 2 процентных пункта, с 13% до 15%. Причины, которые могли спровоцировать эту дискуссию, вполне понятны. Перед выборами президент России Владимир Путин анонсировал амбициозные планы властей инвестировать в производственную и городскую инфраструктуру, в здравоохранение и образование, а также продолжить курс на модернизацию вооружений. На эти цели нужно найти не менее 20 трлн рублей.

Однако прежде чем задавать вопрос о том, с какой налоговой системой вступить в новый шестилетний цикл, стоит ответить на более общие вопросы: с какой экономической политикой мы собираемся войти в этот период, какими будут драйверы роста экономики и каковы источники ресурсов. Надеюсь, что в правительстве хорошо понимают, что эти задачи только с помощью налоговых манипуляций не решить.

Что говорит экономическая теория

Все, кто профессионально занимался экономикой, знают, что при прочих равных условиях повышение или снижение налоговой нагрузки снижает или повышает уровень ВВП, но не его среднесрочные темпы. Если налоговая нагрузка растет, то уровень ВВП снижается и бюджет получает существенно меньше дополнительных налогов, чем вытекает из прямых арифметических расчетов. Причина такого эффекта кроется в том, что государственные расходы во многом имеют непроизводительный характер, а государственные инвестиции менее эффективны, чем инвестиции частного сектора.

Если налоговый маневр используется для перераспределения нагрузки между домашними хозяйствами и корпоративным сектором без увеличения этой нагрузки, то произойдет ограничение потребления в пользу инвестиций. Но не надо забывать, что в России уровень сбережений находится на приемлемом уровне, а уровень инвестиций в ВВП ниже из-за нерешенных острых структурных проблем и плохого инвестиционного климата. К тому же уровень потребления в стране не так уж велик, а эффективные механизмы поддержки необеспеченных семей до сих пор не созданы.

Поэтому попытка такого переноса налогового бремени приведет к сокращению потребления, однако инвестиции все равно не вырастут из-за низкой платежеспособности домашних хозяйств. Результат не замедлит себя ждать — экономическая стагнация продолжится, а также возрастет необходимость увеличения расходов бюджета на неэффективные программы борьбы с бедностью.

Реформы Гайдара

У нас есть позитивный опыт налоговой реформы начала 2000-х, предложенной группой экономистов под руководством Егора Гайдара. Общая направленность этой реформы — существенное упрощение налоговой системы, включая введение плоской и относительно низкой шкалы подоходного налога при снижении налогового бремени в целом. Однако эти решения не висели в воздухе, они были приняты в связке с другими реформами, цель которых заключалась в повышении уровня доверия экономической политики властей, создании благоприятных условия для возврата капиталов в страну и привлечении иностранных инвестиций и технологий.

Привлекательность налоговой системы была дополнена либерализацией валютного регулирования, взвешенной бюджетной и макроэкономической политикой, ростом частного сектора за счет приватизации и создания новых негосударственных компаний, усилением конкуренции. Тогда экономика страны ответила ростом, который продолжался до тех пор, пока не начался демонтаж этой конструкции развития в части резкого роста государственного участия в коммерческом бизнесе, упадке конкуренции и ухудшения инвестиционного климата в стране.

Сегодня эти негативные тенденции усиливаются. Привлечение внешних инвестиций резко сократилось, ослабло доверие к правовым механизмам защиты прав частной собственности, чрезмерно усилилась роль государства в экономике, ослабла конкуренция.

Понятно, что такие условия подталкивают к идеям отказа от еще одной составляющей экономического успеха начала 2000-х — стабильности и инвестиционной привлекательности налоговой системы.

Вспомним, как обложение населения страны сверхвысоким мобилизационным налогом было частью политики индустриализации, изолированной от мира советской экономики 1930-х годов, когда частный сектор был уничтожен, а изъятие осуществлялось не ставками, а регулированием соотношения цен потребительских товаров и зарплат — единственного тогда источника доходов домашних хозяйств.

Поэтому, прежде чем обращаться к теме налогов, все-таки надо задуматься, какова же ближайшая модель экономического роста и какой будет экономическая политика в целом.

Новости партнеров