Монополия на спасение. Частным банкам может не хватить капитала
Фото Романа Пименова / Интерпресс / ТАСС

Монополия на спасение. Частным банкам может не хватить капитала

Фото Романа Пименова / Интерпресс / ТАСС
Грядущее ужесточение банковского регулирования может привести к нехватке капитала у российских банков. Решить эту проблему оперативно смогут далеко не все участники рынка

Банковскому рынку не нужен рост ликвидности, приток денег вкладчиков и увеличение средств на счетах. Им срочно требуются вливания в капитал. И частные, и государственные банки нуждаются в докапитализации, причем объем необходимых вливаний только растет с каждым годом. В первую очередь очевидна потребность в новом капитале у банков, в отношении которых проводится процедура санации. Как сообщалось в отчете рейтингового агентства S&P Global Ratings, в этом году объем дополнительной поддержки банков, санируемых ЦБ через Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС), может составить еще 0,8-1,0 трлн рублей.

Эта сумма включает в себя средства на докапитализацию банка «Траст», Промсвязьбанка, Рост-банка и Бинбанка. Надо отметить, что в последней кредитной организации управляющая компания ФКБС недавно прекратила функции временной администрации. Регулятор уложился в шесть месяцев. Бинбанк был докапитализирован как за счет вливания средств, так и за счет выкупа акций.

Сегодня его капитал превышает 100 млрд рублей. Столь быстрое оздоровление обусловлено в первую очередь принятой бывшими собственниками банка стратегии открытого взаимодействия с ЦБ, что, откровенно говоря, не типично для поведения владельцев санируемых организаций. Пожалуй, это пока единственный пример санации, когда удалось избежать эскалации проблем с собственниками.

Оздоровление «ФК Открытие» и Промсвязьбанка пока проходит не так быстро и безболезненно — основные сложности связаны с передачей активов в периметр санации. Если посмотреть на рынок в целом, на банки вне процедуры санации, то стоит отметить, что объем активов банковского сектора увеличивается отнюдь не быстрыми темпами, и, казалось бы, привлекать капитал под рост кредитного портфеля, под расширение активов, большого смысла нет. Но, к сожалению, одновременно усугубляется ситуация с «плохими» долгами. Объем банковских резервов в прошлом году увеличился на 27%. Эта динамика наблюдается и сейчас — в этом году резервы по системе уже превысили 7 трлн рублей.

Проблемные стандарты

Свою роль играет и планируемый с 1 января 2019 года переход на новые стандарты финансовой отчетности (МСФО 9), отличительной особенностью которых является необходимость оценки не только фактически понесенных, но и планируемых убытков (как минимум за следующие 12 месяцев). Так, в отчетности крупнейших игроков — Сбербанка и ВТБ — сообщается, что применение МСФО 9 снизит их капитал на 90,9 млрд рублей и 95 млрд рублей (на 0,25 и менее 0,5 процентных пунктов) соответственно. В Альфа-банке потенциальные потери оценили уже в 1 п. п. Независимые эксперты считают, что для ряда кредитных организаций снижение капитала может достигнуть и 3-4 п. п.

Аналитики S&P отмечали, что именно недостаток капитализации (и прибыльности) остается серьезным негативным фактором с точки зрения рейтингования банков. Агентство подсчитало, что для нейтрального значения оценки капитализации 30 крупнейшим банкам страны нужен дополнительный капитал на сумму около 1,5 трлн рублей. А это около 17% капитала всего банковского сектора на начало этого года. Если же говорить о среднемировых показателях, то для их достижения отечественным банкам следует нарастить капитал уже на 5,5 трлн рублей. В успехе этого мероприятия в S&P сомневаются. «Мы отмечаем низкую готовность и способность акционеров частных банков вливать новый капитал», — говорится в отчете.

Механизмов докапитализации, точнее источников привлечения средств, сейчас в России всего три: размещение дополнительной эмиссии (на открытом рынке или среди уже существующих акционеров), направление в капитал части заработанной чистой прибыли и (в случае с санируемыми банками) господдержка со стороны Банка России (через Фонд консолидации банковского сектора).

Безусловно, существует еще механизм привлечения капитала через выпуск субординированных облигаций, когда не хочется «размывать» доли акционеров допэмиссией. В разное время «суборды» выпускали ВТБ, МКБ, Сбербанк, банк «Тинькофф» и другие банки. В начале марта о желании пополнить капитал через этот механизм сообщил Совкомбанк. Вот только после случаев со списанием «субордов» «ФК Открытие» и Промсвязьбанка, когда инвесторы остались ни с чем, верить в скорую реанимацию этого инструмента не приходится.

Ограниченная поддержка

Что касается механизма господдержки санируемых банков — все претенденты на докапитализацию известны, необходимые (но пока не до конца известные) суммы будут выделены. Если появятся новые кандидаты на санацию, можно не сомневаться, что и на них деньги найдутся. Как, впрочем, и на поддержку госбанков. Справедливость оценок агентства S&P, утверждавшего, что из крупных госбанков на докапитализацию от государства может рассчитывать только Россельхозбанк, подтверждает и появившаяся в СМИ информация о том, что РСХБ, уже получивший в прошлом году от государства 50 млрд рублей, вновь активизировал работу по привлечению дополнительного капитала.

Несмотря на то что, по словам руководства банка, оно проводит работу по поиску средств «в разных направлениях», нет сомнений, что основное из этих направлений — акционер банка, то есть Росимущество. Частным банкам приходится сложнее. За последние полгода есть лишь несколько примеров докапитализации, хотя банки и находят возможности для увеличения капитала, в основном за счет поддержки акционеров.

При этом совсем тяжело дела обстоят с возможностью докапитализации банков за счет чистой прибыли. Казалось бы, по итогам прошлого года банки заработали 790 млрд рублей. Но достаточно посмотреть на показатель чистой прибыли одного Сбербанка (674 млрд рублей), чтобы понять, где именно сосредоточена львиная доля прибыли сектора. Кстати, ВТБ заработал 104 млрд рублей. А вот многие частные банки продемонстрировали отрицательный результат: общий убыток в сумме 722 млрд рублей пришелся на 140 банков.

Возможность привлечь деньги есть только у ряда крупных государственных игроков из чистой прибыли либо напрямую от государства. Средства могут получить и небольшое количество частных (и не очень) банков, рассчитывающих на собственных акционеров. Очевидно, что перечисленные категории банков, как и механизмы докапитализации, не покрывают потребностей рынка в целом. Что делать остальным? Вопрос открытый.

Новости партнеров