Триллион впустую. Почему в России так и не появилась цифровая экономика
Фото Rob Stothard / Getty Images

Триллион впустую. Почему в России так и не появилась цифровая экономика

Тимур Аитов Forbes Contributor
Фото Rob Stothard / Getty Images
Построить цифровую экономику в России крайне непросто. Одно из главных препятствий — проблемы взаимодействия различных ведомств, которые тормозят создание единых платформ. Но так ли нужна государству эта технологическая гонка?

В России за последние пять лет потратили на инновационные проекты около 1 трлн рублей, но никакой отдачи страна не получила. Оказалось, что инновации и государственное финансирование несовместимы. Между тем сегодня цифровой экономике отведена ключевая роль в укреплении национальной безопасности России. Это направление считают необычайно перспективным.

В 2017 году Москва вошла в топ-5 самых подготовленных городов мира к внедрению технологий будущего по версии PwC. Международные эксперты отметили высокий уровень общественной безопасности, прогресс в развитии транспортной системы и, самое главное, создание ЕМИАС — единой медицинской информационно-аналитической системы управления здравоохранением Москвы.

Около 2 млн москвичей пользуются ЕМИАС ежемесячно. Терминалы ЕМИАС, установленные в поликлиниках, позволяют пройти идентификацию, узнать расписание, зарезервировать время посещения врача. В ЕМИАС есть бэк-офисная часть, включающая электронную регистратуру, подготовку справок и прочее. Аналогов систем подобного масштаба нет нигде в мире. Успех современной государственной информационной системы по существу базируется на том, что в СССР инфраструктура была в должной мере централизована, и это упростило дальнейшее внедрение цифровых систем.

Госбезопасность нам поможет

Сейчас очень высокие возможности вливания в экономическую жизнь, как ни странно, у Федеральной службы безопасности. Ведомство уже включилось в процессы перевода страны на рельсы цифровой экономики, а непростая международная обстановка послужила этому стимулом. Так, был принят ряд законов, включая важнейший документ «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации» (187-ФЗ), который обязывает обеспечить непрерывное и безопасное функционирование всей информационной инфраструктуры критически значимых объектов экономики. Иными словами, владельцам этих объектов важно должным образом защитить их и наладить контроль за ними. Если кто-то этого не сделает вовремя, то понесет наказание.

Помимо ФСБ, активно вовлечена в эти процессы Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), выпустившая более двадцати подзаконных актов, регламентирующих работы по перестройке информационных систем. Важнейшим элементом 187-ФЗ стала ГосСОПКА — государственная система обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак. Закон обязывает все значимые структуры — крупные банки, биржи, инфраструктурные государственные и коммерческие организации — создать у себя ведомственные филиалы ГосСОПКА, а также направлять всю важную информацию в головную организацию.

Хотя основная задача ГосСОПКА заключается в противодействии компьютерным атакам, ничто не мешает потребовать от компаний направлять иную информацию о том, чем они занимаются в целом. С построением ГосСОПКА в стране появляется мощный механизм контроля за активностью, в том числе экономической, любого критически значимого предприятия страны. Экономика становится прозрачный, понятной, открытой и контролируемой. Однако цифровой она от этого не становится.

Uber для чиновников

Несмотря на все предыдущие экономические реформы, порядок управления на крупных российских предприятиях до сих пор носит черты административно-командной системы (АКС) управления. Хотя основоположниками АКС обычно называют коммунистов-бюрократов, на самом деле эта система сложилась естественным путем в ходе развития современной России.

Проблемы межведомственного взаимодействия в АКС всегда были характерны для отечественного государственного управления, а попытки их решить в рамках информационных инфраструктурных проектов, увы, не увенчались успехом. Вспомним, например, проект по созданию Универсальной электронной карты (УЭК), которая призвана была стать цифровым паспортом, проездным билетом, ключом к системам медобслуживания и даже платежным инструментом. Проект не взлетел. И это несмотря на активную административную поддержку (закон 210-ФЗ о госуслугах и карте УЭК был принят сразу в трех чтениях в течение одного месяца). Причина — отсутствие единого целеполагания и проблемы межведомственного взаимодействия.

Нынешние идеологи цифровой экономики, учитывая предыдущий горький опыт, для преодоления проблем предлагают использовать платформенный подход. Платформа — модная цифровая конструкция в бизнесе, ее успешные примеры — Uber, Amazon, Alibaba. Единая цифровая платформа страны смогла бы обеспечить не только интеграцию интересов бизнес-структур, но и лечь в основу реформы госуправления.

Считается, что если на платформу перейдут ключевые ведомства, то чиновники просто вынуждены будут взаимодействовать, и телега пойдет впереди лошади. Платформенный подход разрабатывается сегодня Центром стратегических разработок с участием МЭРТ в рамках подготовки стратегии развития России на 2018–2024 годы. Сработает ли этот подход, пока неизвестно, но ждать ответа недолго.

Терминологические тонкости

Иногда мы говорим о инновационном пути развития России, а иногда о цифровой России, отождествляя и смешивая два понятия. Если искать отдачу от цифровизации бизнеса, то для этого совсем не обязательно нужны инновационные высокорисковые решения. Высокорисковый путь не нужен и для страны в целом. Тем более не следует использовать государственный бюджет для финансирования инноваций. Рискну высказать крамолу: даже цифровизация нужна не всегда и не везде. Это только один из способов достижения какой-то цели, и не более того.

Скажем, если система управления производством не самая «свежая», но испробованная на аналогичных предприятиях, то разумнее использовать именно ее, а не применять совершенно новую систему на неизведанных принципах — они чаще дают сбой и несут в себе риски и угрозы.

Если говорить о производстве инновационных гаджетов, то и здесь есть множество рисков. К примеру, можно выпускать ежегодно новый смартфон и этим стимулировать потребительский спрос. Можно при этом выиграть и хорошо заработать, но можно и проиграть конкурентам, потеряв много денег на разработке и продвижении гаджета. В такие игры государству лучше не играть, а инновациями правильнее заниматься венчурным компаниям и их сотрудникам, имеющим специфические навыки. Ведь для венчурных капиталистов инновации — это в первую очередь деньги, а не развитие страны.

Новости партнеров