Лидер торгов. Как ЦБ будет регулировать копирование стратегий успешных трейдеров
Фото Issei Kato / Reuters

Лидер торгов. Как ЦБ будет регулировать копирование стратегий успешных трейдеров

Никита Куликов Forbes Contributor
Фото Issei Kato / Reuters
Центробанк впервые в мире выявил факт инсайдерской торговли в стратегии автоследования — автоматического повторения сделок за успешным трейдером. Этот случай может привести к пересмотру правового статуса услуги по автоследованию и, скорее всего, к новым проблемам

В последнее время Банк России активно формирует ежедневную повестку новостей финансового рынка, каждый раз привнося какие-то новые смыслы в уже устоявшиеся процессы, которые надо бы уже модернизировать исходя из новых реалий.

Сначала была расчистка банковского сектора от недобросовестных банкиров. Потом была затянувшаяся с 2014 года борьба с криптовалютами, законодательство по которым еще не принято, но активно прорабатывается. И вот теперь ЦБ взялся за еще один крайне спорный вопрос, которым часто пользовались частные инвесторы, — автоследование при биржевой торговле.

Уложить в формат

Для инвестора на фондовом рынке есть несколько способов достижения положительного результата. Это может быть инсайд — доход гарантированный, быстрый, но явно не самый законный. Это может быть трейдинг, основанный на глубоких знаниях о рынке и аналитике, — доход вероятный и полностью законный, но требующий постоянного изучения больших массивов информации, а, следовательно, временных затрат. И, наконец, существует формат автоследования за удачной стратегией другого частного трейдера — доход возможный, вполне законный, сопряженный с определенными рисками, но зато ничего изучать не надо.

В целом, формат автоследования именно за счет примитивности (нажал кнопку и ждешь результата) стал весьма популярен, и на трейдерских платформах появились свои «гуру» с сотнями и тысячами подписчиков.

Важно отметить, что благодаря разным правовым трактовкам, этот формат не подпадал под понятие «доверительное управление» со всеми вытекающими из этого требованиями и обязательствами, хотя, по сути, таким являлся, так как автоследование есть не что иное, как полное копирование чужой стратегии, пусть и не напрямую, а в автоматическом режиме.

Кстати, все вопросы и претензии со стороны ЦБ связаны именно с тем фактором, что решения за пользователей принимаются автоматически, без какого-то предварительного оповещения или согласования, из-за чего схожесть с доверительным управлением является максимальной — как говорится, до степени смешения понятий.

Но, с другой стороны, получается, что если убрать этот фактор автоматического принятия решений ведущим трейдером, то предъявлять претензии будет особо не к чему: никто же не может запретить трейдерам советоваться друг с другом и принимать во внимание чужие рекомендации.

В зависимости от рынков автоследование, действительно, может повлиять на стоимость акций или иных активов, например криптовалют, которые некоторые брокерские платформы уже включили в списки возможных приобретений. И чем популярнее трейдер, чем больше его условная «паства», тем вероятнее, что своими действиями он может серьезно сдвинуть котировки любого актива с повышенной волатильностью. Причем для этого порой даже злого умысла не надо — рынок сам в автоматическом режиме отреагирует на большую закупку или продажу соответственно ростом или падением.

Поскольку такие движения рынка являются автоматической и естественной реакцией слабых активов на активный трейдинг, доказать, что подобное проявление слабости рынка происходит в соответствии с неким умыслом хитрого трейдера как минимум проблематично. Однако, хотя сама процедура и находится в правовом поле, реакция рынка может быть воспринята неоднозначно, и, как выяснилось после недавних претензий ЦБ к трейдеру Элвису Марламову, для этого есть основания.

Консультант с особыми правами

Банк России видит решение проблемы манипуляций на рынке во введении в оборот понятия «инвестиционный консультант». Так можно обозначить специалиста, который может быть ведущим трейдером в автоследовании, но при этом будет нести за свои действия фидуциарную ответственность (как доверенное лицо перед своим клиентом), потому что все признаки доверительного управления налицо: трейдер решает в безапелляционном порядке, как вести себя на бирже, и получает за это вознаграждение, а ответственности за свои действия не несет, кроме как страх показать низкий результат. C этой точки зрения подобное нововведение, разумеется, выглядит логичным.

Также, например, следует учитывать такой момент: если копирование стратегии другого трейдера не происходит в автоматическом режиме, а является следствием самостоятельных действий повторителя и при этом он как копировал стратегию, так и продолжает ее копировать, то считать ли того, кто дал условную наводку, инвестиционным консультантом? А если такое повторение сделала группа лиц, считать ли это сговором? И какой лимит последователей или капитала может быть отведен для каждого трейдера, после которого он уже начинает считаться инвестиционным консультантом? Это только очевидные вопросы, а на самом деле их гораздо больше.

Получается, что Центробанк сейчас на распутье: с одной стороны, такой инструмент, как автоследование, несомненно, может быть использован для недобросовестной конкуренции. С другой стороны, есть презумпция невиновности, и мы не можем всех трейдеров, являющихся примером для автоследования, обвинять в том, что они теоретически могут нарушить закон.

Но и следить за каждым трейдером и проверять, нарушает он законодательство или нет, тоже непозволительная роскошь, учитывая, сколько сил и ресурсов на это уйдет. Понятно одно: какой бы вариант ни выбрали в ЦБ, он породит ряд двусмысленных ситуаций, которые в свою очередь могут необоснованно грозить ответственностью всем участникам рынка.

рейтинги forbes
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться