Криминальные хроники: как Лондон борется с незаконным богатством россиян
Фото Toby Melville / Reuters

Криминальные хроники: как Лондон борется с незаконным богатством россиян

Forbes
Ольга Цветкова Forbes Contributor, Виктор Раднаев Forbes Contributor
Фото Toby Melville / Reuters
Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании выявило около 50 потенциальных целей, которые должны будут раскрыть информацию об имуществе неясного происхождения. Несколько из этих дел касаются россиян. Как новый закон повлияет на жизнь и имущество русских в Лондоне?

С января 2018 года у правоохранительных органов Великобритании появился новый инструмент борьбы с коррупцией: приказы о раскрытии информации об имуществе неясного происхождения (unexplained wealth orders, UWO). В условиях токсичной политической обстановки нововведение у многих ассоциируется с Россией и уже прозвано «Законом Макмафии».

Почему был принят Закон о криминальных финансах? Закон о криминальных финансах 2017 года (Criminal Finances Act 2017), который ввел UWO, был вызван неэффективностью английского Закона о преступных доходах 2002 (Proceeds of Crimes Act 2002) в части конфискации имущества в гражданско-правовом порядке. Правоохранительные органы на практике не имели возможности доказать, что имущество было приобретено на доходы от преступной деятельности. Зачастую для этого была необходима помощь их зарубежных коллег, которые не всегда были готовы кооперироваться.

Также высказывалась критика, что Великобритания недостаточно делает для борьбы с международной коррупцией и превратилась в легкую добычу для легализации доходов, полученных преступным путем, в том числе через покупку дорогой недвижимости в Лондоне и окрестностях.

В итоге было принято решение ужесточить контроль и перенести бремя доказывания на самих подозреваемых. Теперь не правоохранительные органы, а ответчики должны объяснить источники своих доходов, использованных для приобретения имущества, пока имущество пребывает под арестом (interim freezing order, IFO). Отказ предоставить такие объяснения создает презумпцию наличия оснований для его конфискации.

Как работает Закон о криминальных финансах?

Механика применения UWO вкратце может быть изложена следующим образом.

Приказ может быть получен только в судебном порядке, его выдает Высокий суд Англии и Уэльса. Обратиться за UWO (и связанным IFO) имеют право пять английских правоохранительных органов: Налоговая служба, Управление по финансовому регулированию и надзору и др. Наиболее активную роль в применении Закона на данный момент играет Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA).

Лица, в отношении которых может быть вынесен приказ

Под действие Закона подпадают две группы лиц: политически значимые лица (politically exposed persons, или РЕР) из государств за пределами Европейской экономической зоны, а также лица, в отношении которых есть разумные основания полагать, что они вовлечены в серьезные преступления в Великобритании или за рубежом либо связаны с такими лицами.

Определение РЕР в законе указывает на текущее или недавнее положение лица (is, or has been), но означает ли последнее, что речь идет только о предшествующем годе (как это указывается в отдельных руководствах) или период может быть больше, не разъясняется. РЕР может быть признано не только такое лицо лично, члены его семьи или лица, тесно с ним связанные (close associate), но и лица, связанные с РЕР иным образом (otherwise connected). Это оставляет возможность очень широкого толкования.

Второй нюанс состоит в том, что для РЕР закон не требует связи с преступлением. То есть богатство РЕР, не соответствующее публичным данным о его доходах, не преступно само по себе. Но может создать основания для конфискации в гражданско-правовом порядке. По сути, речь идет о мягком варианте реализации идеи о наказании незаконного обогащения: ее самый жесткий вариант — уголовно-правовой — изложен в статье 20 Конвенции ООО о борьбе с коррупцией 2003 года.

При этом Закон не требует, чтобы лицо было резидентом Великобритании или находилось на его территории: оно может находиться где угодно. В таком случае уведомление производится по правилам гражданского процесса. Впрочем, с учетом возможности одновременного ареста имущества и установления судом сроков на предоставление объяснений в приказе о раскрытии уведомление не должно стать большой проблемой: заинтересованное лицо скорее всего попытается снять арест и защитить имущество от последующей конфискации, наняв английских юристов и явившись в суд.

Имущество в зоне риска

Имущество должно иметь два признака: стоить свыше £50 000 и находиться во владении соответствующего лица. Закон не требует, чтобы имущество было именно в собственности ответчика (используется термин «holds») или чтобы иные лица не имели прав на имущество.

Важно, что закон также не требует, чтобы имущество полностью или в части находилось в Великобритании: прямо предусмотрена возможность просить правовую помощь за рубежом для ареста активов. Другой вопрос в том, насколько будет активна британская и зарубежная юстиция в такой ситуации. Представляется, что основной фокус при применении Закона будет именно на имущество с местом нахождения в Великобритании, либо когда есть другая существенная связь с английской юрисдикцией.

И, наконец, не имеет значения, когда было приобретено имущество: до или после вступления закона в силу.

И лица, и имущество, в отношении которых испрашиваются UWO, должны быть идентифицированы. Впрочем, в отношении имущества закон использует более размытое выражение — specify or describe. Следует ожидать, что информации должно быть достаточно для исполнения UWO (и IFO) в конкретной ситуации.

Вопросы к источникам дохода

Приказ выдается, если есть разумные основания полагать, что известные (на момент обращения за приказом) источники законных (с точки зрения законодательства места получения) доходов недостаточны для приобретения имущества.

Нюанс, который еще предстоит протестировать на практике, состоит в том, как и с чьей помощью будет собираться информация об источниках законных доходов. Цель института UWO получить доказательства, то есть, в первую очередь, информацию, которую иным способом собрать затруднительно. Значит ли это, что перед этим должны быть исчерпаны другие возможности по сбору информации, из Закона неясно. Это дает основания полагать, что вопрос отдан на усмотрение и суда, который будет рассматривать заявления, и правоохранительных органов, которые будут обращаться с ними.

Но поскольку заявления о приказах рассматриваются ex parte (без уведомления ответчиков), гипотетически заявителям предстоит объяснять суду: почему ответчик привлек интерес (например, были ли заявления от частных лиц, НГО и т.п.); какие именно усилия по сбору информации были предприняты (включая источники используемой информации); почему они оказались недостаточны (например, отсутствие информации в других государственных органах Великобритании); и почему перекладывание бремени доказывания на ответчика будет разумным в данной ситуации (сложность используемой структуры владения, нахождение за границей, получение средств из-за рубежа и т.п.). Не исключено, впрочем, что в конкретной ситуации сама фигура заграничного РЕР и репутация его государства снимут у суда большую часть вопросов.

Закон не ограничивает объем приказов о раскрытии только объяснениями и документами о характере интереса в/права на имущество, обстоятельствах его приобретения, а также источниках средств. Прямо говорится, что приказ может содержать требования о раскрытии иной информации в связи с данным имуществом. Суд также свободен устанавливать сроки для выполнения различных требований.

Варианты после выдачи UWO

После выдачи приказа о раскрытии у заинтересованного лица в принципе есть две опции: сотрудничество или отказ от него.

В случае отказа, как указано выше, создается презумпция того, что имущество приобретено на доходы от преступления и должно быть конфисковано в гражданско-правовом порядке. Но, как именно она будет работать, даже с учетом сниженного стандарта доказывания — баланс вероятностей (balance of probabilities), — пока не совсем ясно. В любом случае, поскольку конфискация – это отдельная процедура, должна существовать возможность опровергнуть данную презумпцию. Вероятно в этом случае заинтересованному лицу придется раскрыть всю ту информацию, которую ранее он представлять отказался, а также объяснять причины предшествующего отказа.

В случае сотрудничества раскрытие информации производится не суду, а заявителю-правоохранительному органу. На основании предоставленной информации правоохранительный орган может принять решение о начале расследования. А может и не принять, вернувшись к вопросу позднее, в течение срока давности Закона о преступных доходах 2002 года или передав полученную информацию в другой заинтересованный орган. Срок для принятия решения, 60 дней, установлен только в тех случаях, когда помимо приказа о раскрытии был наложен арест на имущество. То есть, предоставление информации и отсутствие вопросов после этого у заявителя может не исключить в принципе возникновения дополнительных вопросов к ответчику в будущем.

Закон прямо указывает, что неисполнение одного из требований приказа о раскрытии позволяет считать неисполненным весь приказ в целом. Неполнота информации также считается ненадлежащим исполнением. Недостоверный же характер информации может повлечь уголовную ответственность.

Вместе с тем закон стимулирует сотрудничество, указывая, что, за рядом исключений, предоставленная информация не может быть использована в уголовном расследовании против предоставившего ее лица. Что, впрочем, оставляет открытым вопросы об использовании этой информации против других лиц и будет ли им предоставляться возможность предоставлять свои объяснения до такого использования.

Контекст

Директор по экономическим преступлениям NCA выразил мнение, что цель UWO не может выбираться по признаку национальности, а олигархи не должны попадать под действие Закона только потому что они из России. Он также заверил, что Агентство будет ориентироваться на конкретные данные и доказательства, а не на чье-то мнение или взгляды.

Известно, что первые UWO (а заодно и IFO) были вынесены в конце февраля 2018 года по запросу NCA. Детали не раскрываются, однако известно, что они касаются PEP из одного из центрально-азиатских государств СНГ. Исходя из сообщения, речь идет о недвижимости в Лондоне и на юго-востоке Англии общей стоимостью порядка £22 млн.

В марте NCA также сообщило, что выявило около 50 потенциальных целей, по которым планируется получить UWO в ближайшие два года. По словам представителей агентства, только «несколько» из этих дел касаются лиц из России.

Новости партнеров