Под грузом НДС: как скажется на экономике повышение налогов
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Под грузом НДС: как скажется на экономике повышение налогов

Forbes
Олег Шибанов Forbes Contributor, Ольга Щербакова Forbes Contributor
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
От роста НДС пострадают в первую очередь индивидуальные предприниматели и самозанятые граждане, однако менее болезненных вариантов у правительства нет

Повышение НДС — довольно простой ход для правительства, вынужденного искать финансирование для реализации новых майских указов президента. Собираемость этого налога близка к 100% (по оценкам как Минфина, так и независимых аналитиков). По итогам 2017 года налог принес в федеральный бюджет около 5 трлн рублей, и это даже с учетом льготных ставок в 0% и 10% по некоторым видам товаров. Дополнительные же 2 процентных пункта (а речь идет о повышении НДС с 18% до 20%) могут добавить в казну еще порядка 500 млрд рублей.

Последствия для всех

Увеличение налога на добавленную стоимость в первую очередь скажется на уровне инфляции, ставке ЦБ и самочувствии бизнеса в целом.

По мнению Минфина, увеличение НДС приведет к росту инфляции. Предполагается, что НДС может быть переложен торговыми сетями в цены — хотя существенная конкуренция и активность ФАС могут усложнить это решение. Однако итоговый результат будет сильно зависеть от действий Банка России — как показали последние годы, ЦБ готов не снижать ставки достаточно долго, чтобы сдержать рост цен.

Если НДС увеличат, ЦБ будет вынужден придерживаться более жесткой денежно-кредитной политики, и едва ли реакция цен ограничится этими 2 п.п. роста. При этом точные оценки дать, конечно, непросто: жить, как Россия сейчас, при положительных реальных ставках (если считать за них разницу между ключевой ставкой и инфляцией за последний год), нам не приходилось довольно долгое время.

Второй важный момент состоит в вопросе о том, как повышение НДС будет сочетаться с развитием малого и среднего бизнеса — одной из целей майских указов-2018. Те индивидуальные предприниматели, которые работают под упрощенным налогообложением, а также самозанятые граждане (которых Минфин хочет призвать к уплате налогов в ближайшем будущем), будут испытывать сложности с зачетом НДС. В результате они будут проигрывать конкуренцию и не смогут увеличивать свой вклад в ВВП, на который рассчитаны указы.

Будет ли при этом крупный бизнес чувствовать себя лучше? Это также не очевидно. Повышение НДС, по сути, приводит к снижению прибыли компаний. По прогнозам «Деловой России», в отраслях с высокой добавленной стоимостью, например, в машиностроении, фискальная нагрузка может вырасти на 25%, что существенно снизит инвестиционную привлекательность сектора.

Обходные пути

У правительства, конечно, есть и другие варианты поиска финансирования, позволяющие избежать повышения налогов. Однако все они имеют свои очевидные минусы.

Первый обходной вариант — изменить бюджетное правило, согласно которому сверхдоходы от продажи нефти по цене выше установленной планки отправляются в резервы, а не на актуальные расходы бюджета. Сейчас уровень отсечения цены на нефть, выше которой нефтегазовые доходы считаются «сверхдоходами», равен $40,8 за баррель (рост на 2% с прошлогодних $40).

Каждый доллар роста цены на нефть приносит бюджету примерно 100-150 млрд рублей дополнительных доходов (это неточная оценка, поскольку курс рубля существенно меняется с течением времени). Если повысить уровень отсечения на $5, как предлагает председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, то удастся добавить примерно 500-700 млрд рублей в бюджет. Это составит более 3 трлн рублей за следующие шесть лет. Минус состоит в том, что это решение повысит зависимость расходов государства от цен на нефть, от которого может в итоге пострадать стабильность всей экономики (если эти сверхдоходы резко исчезнут, например).

Второй вариант — пересмотреть самые неэффективные статьи доходов и расходов. Как отмечает Счетная палата, возможно, порядка 40 млрд рублей в год тратится неэффективно. Конечно, этой суммы не хватит на необходимые расходы, но все же она может быть полезной. Новые идеи о полномочиях Счетной палаты могут расширить ее возможности и обеспечить лучший контроль в том числе региональных бюджетов. Однако такой пересмотр потребует времени, а правительству нужно найти финансирование указов президента уже сейчас.

Третий вариант — перенастроить налоговую систему. В правительстве также рассматривался вариант повышения ставки НДФЛ с 13% до 15% с введением необлагаемого минимума доходов, ниже которого НДФЛ обнуляется. Однако выгоды от повышения НДФЛ также неоднозначны — оно может снизить желание работать, как и любой прямой налог на людей, в отличие от менее понятного и косвенного НДС. При этом НДФЛ является региональным налогом и, скорее всего, от его повышения выиграют богатые регионы, а бедные не слишком разбогатеют.

Последний вариант — наращивание госдолга на 8 трлн рублей (менее 10% ВВП), что не было бы критичным для экономики. Однако Минфин не намерен идти на рост расходов исключительно за счет займов, потому что не хочет снижать стабильность будущих бюджетов из-за зависимости от процентных платежей. Так что этот вариант также полностью не заменит повышения налогов.

Не сделать бы хуже

Как у любого реального решения, у повышения налогов есть две стороны. С одной стороны, мантрой либерального экономиста, как в команде президента Трампа, должно быть «снижение налогов означает больше денег у бизнеса и рост экономики». Но, с другой стороны, всегда есть вопрос, как именно будет финансироваться создание новой инфраструктуры и развитие образования.

Часто оказывается, что государство способно гораздо эффективнее, чем бизнес, сосредоточить ресурсы и сделать большие проекты. Кроме того, есть множество примеров достаточно быстрого роста при высоких налогах — в тех же США в 1940-1960 годы с их маржинальными ставками для самых богатых выше 80%. Так что вполне есть шанс, что повышение НДС может положительно сказаться на экономическом росте.

Для долгосрочного роста экономики решающим может оказаться предложение государства переложить финансирование инфраструктуры на бизнес, а здравоохранения и образования — на граждан. Такие предложения уже звучали в стратегии, разработанной ЦСР. Если такое решение будет принято, оно может оказаться даже более тяжелым для ВВП, чем налоговая реформа. Дело в том, что построить мост или аэропорт на деньги одного бизнеса довольно непросто, а значит, инфраструктура окажется недофинансирована. Точно так же если хорошее образование будет предложено финансировать домохозяйствам, то может произойти переключение на бюджетные места в менее качественных университетах. Такую реформу нужно продумать очень внимательно.

Новости партнеров