Мечты о прошлом: вернет ли дорогая нефть «тучные» нулевые
Фото Максима Коротченко / ТАСС

Мечты о прошлом: вернет ли дорогая нефть «тучные» нулевые

Фото Максима Коротченко / ТАСС
Цены на нефть выросли. Позволит ли это вернуться к высоким темпам роста экономики?

Заметный рост цен на нефть, который наблюдается уже более двух лет (с января 2016 года по май 2018 года цены на нефть выросли примерно в 2,5 раза, или с $30 до $80 за баррель), заставляет многих экономистов задуматься над возможностью повторения в России стремительных темпов экономического роста, которые наблюдались в стране в период 2000–2008 годов.

По данным Всемирного банка, за 2000–2008 годы реальный ВВП России (пересчитанный в доллары США по курсам ППС и выраженный в ценах 2011 года) вырос на 83%. ВВП на душу населения (рассчитанный по аналогичной методике) увеличился почти на 90%, а ВВП на одного работающего — на 62%. Опережающий темп роста душевого ВВП по сравнению с общим связан с сокращением населения России за этот период примерно на 3%, притом что численность трудоспособного населения выросла примерно на 4%.

Цены на нефть в 1999–2008 годы также показали стремительный рост. В конце 1998 года нефть марки Brent стоила от $10 до $12 за баррель, а летом 2008 года ее котировки достигали $140 за баррель. Если рассчитать цену нефти в реальном выражении (то есть с учетом долларовой инфляции), то рост цен выглядит также впечатляющим: с декабря 1999 по декабрь 2007 года нефть подорожала в три раза. Учитывая, что топливный экспорт России в эти годы составлял от 16% до 20% ВВП, можно понять, какую важную роль играл рост цен на нефть в подъеме экономики России в этот период. Но есть ли шанс повторения высоких темпов роста экономики сейчас, в наши годы, на фоне высоких цен на нефть?

Назад в будущее

Экономический рост 2000–2008 годов начинался от сравнительно низкой базы. За 1991–1998 годы реальный ВВП России снизился на 42% и в 1998 году составил чуть более $1,7 трлн (по курсу ППС в ценах 2011 года). В свете либерализации внешней торговли и сокращения оборонных расходов в начале 1990-х значительная часть предприятий вынуждена была сократить или даже остановить производство. Соответственно, на конец 1990-х существовали значительные незагруженные производственные мощности, а также велика была безработица, которая, только по официальным данным, на 1999 год составила более 13% (оценки данного показателя с учетом скрытой безработицы обычно дают более высокие значения). Таким образом, в начале нулевых экономика могла расти за счет вовлечения в хозяйственный процесс существующих производственных мощностей и свободных трудовых ресурсов.

В настоящее время база для отсчета темпов экономического роста значительно выше. По предварительным оценкам, реальный ВВП России в 2017 году составил около $3,6 трлн (по курсу ППС в ценах 2011 года), что более чем в два раза превышает уровень конца 1990-х. Безработица составляет около 5%, что близко к так называемому естественному уровню, при котором дальнейшее вовлечение трудовых ресурсов в хозяйственный процесс приводит к повышению реальных ставок заработной платы. Значительного избытка производственных мощностей тоже не наблюдается. Таким образом, стимулирующее влияние высоких цен на нефть на экономику России, как предполагается, будет более скромным.

Следует отметить, что реальный ВВП России в настоящее время не вполне гибок как в сторону повышения, так и понижения. Так, ВВП оказался довольно устойчивым к падению цен на нефть в 2014–2015 годах. Тогда реальные цены на нефть (дефлированные по индексу цен ВВП США) упали примерно в три раза. Ключ к относительной устойчивости ВВП при падении цен на нефть в 2014–2015 годах главным образом кроется в девальвации рубля, которая улучшила условия для работы экспортного сектора и создала определенные условия для импортозамещения. В результате реальный ВВП упал в 2015–2016 годах всего на 3–4%, в то время как в 2009 году, когда рубль удерживали от девальвации, падение составило 8–9% (в зависимости от методики расчета). Что важно: в 2015 году цены на нефть опускались до более низких значений, чем в 2009-м.

Не нефтью единой

Наверное, значительная часть экономистов согласится с тем, что в настоящее время для активизации экономического роста в России необходимо увеличение размеров основных фондов и повышение производительности труда. Эти цели обычно достигаются с помощью инвестиций в основные фонды, превышающие годовой износ последних. В свете постепенного улучшения позиции России в рейтинге Всемирного банка Ease of Doing Business (благоприятности условий ведения бизнеса), где Россия в настоящее время находится на 35-м месте, сразу после Японии, Швейцарии и Нидерландов и опережает Италию (46-е место), Венгрию (48-е место), Израиль (54-е место) и Китай (78-е место), можно надеяться на повышение инвестиционной активности частного бизнеса. Однако следует признать, что негативное давление на инвестиционную активность оказывают периодически вводимые санкции со стороны США и ряда других стран против российских фирм и физических лиц.

Тем не менее аналитики Citi полагают, что годовой прирост инвестиций в основные фонды в России в 2018 году составит порядка 6,5%, а в 2019 году около 5%. Реальный ВВП, как предполагается, в 2018 году вырастет на 2%, в то время как в 2019–2020 годах темпы его роста, возможно, увеличатся до 2,4% годовых.

В то же время динамика цен на нефть будет по-прежнему оказывать влияние на основные макроэкономические показатели России. В свою очередь значительное влияние на нефтяные цены будет оказывать ситуация вокруг Ирана, а также перспектива сохранения соглашения ОПЕК+. Последний фактор в значительной степени зависит от степени жесткости американских санкций против Ирана и их влияния на объемы предложения иранской нефти на мировом рынке.

Новости партнеров