Деньги под 0%. Почему ЦБ не хочет отвечать за долги частных банков
Фото Sertac Kayar / Reuters

Деньги под 0%. Почему ЦБ не хочет отвечать за долги частных банков

Фото Sertac Kayar / Reuters
Прошедший в Швейцарии референдум проголосовал против урезания функционала коммерческих банков в выпуске кредитных денег для экономики. Эта инициатива в ряду других экспериментов глобальных центробанков может привести к отказу от наличных денег и изменению роли всего банковского сектора.

В последнее время мы много слышим об использовании наличных денег и криптовалют для уклонения от налогов, финансирования незаконных операций.

Для борьбы с этим злом выводятся из оборота купюры в €500, в США говорят о запрете 100-долларовых банкнот, контроль за криптовалюты становится все жестче и жестче. Неужели мир все больше и больше криминализируется, люди все больше скрываются от налогов? Или есть другая причина для начала активной войны с наличностью?

Давайте попробуем разобраться.

После кризиса 2008 года крупнейшие центральные банки (США, ЕС, Япония) были вынуждены для «спасения» и «перезагрузки» своих экономик прибегнуть к «печатанию» большого объема денег и снижению ставок до уровня, практически равного нулю. Параллельно с этим резко ужесточилось регулирование банковской системы (закон Додда-Франка, Базель-3 и т.д.). Тем не менее критика банковской системы, ее низкой эффективности и высоких рисков не утихает в последовавшие за кризисом 10 лет. Истории последних дней – это проблемы с оценкой надежности Дойче банка в США и кризис итальянских банков в связи с долговыми проблемами Италии. Неудивительно, что в таком экономическом контексте в обращении появилась первая криптовалюта — биткоин (2009), а за ним последовали десятки других.

Состоявшийся 10 июня референдум Vollgeld в Швейцарии содержал революционный по сути вопрос о введении нового механизма создания денег и кардинальном изменении роли банковской системы.

Чтобы объяснить суть проблемы, по поводу которой голосовали швейцарцы, нужно вспомнить, как и какие деньги создаются в современной экономике.

Центральные банки выпускают наличные деньги и держат так называемые «резервные» счета коммерческих банков, которые используются этими банками прежде всего для проведения расчетов. Такие деньги можно условно назвать «государственными». Другое название для таких денег – «базовые/узкие деньги». О том, сколько таких денег выпустить в обращение, решение принимает Центральный банк.

Коммерческие банки держат депозиты населения и предприятий, которые используются как способ сбережения средств и финансирования текущей хозяйственной деятельности. Такие деньги можно условно назвать «банковскими». Когда банк выдает своему клиенту кредит, он одновременно с этим открывает ему же счет, на который зачисляется сумма кредита. Таким образом происходит создание банковских денег.

Так в Швейцарии появилась законодательная инициатива Vollgeld (в переводе на русский язык означает «суверенные деньги»), которая предлагает:

  1. Запретить банкам создавать «банковские» деньги
  2. Перевести все текущие счета населения и предприятий в Центральный банк
  3. Банки смогут привлекать средства населения и предприятий, но только на депозиты с выплатой процента или выпуская облигации
  4. Банки смогут выдавать кредиты только за счет собранных таким образом денег

По сути, результатом такой реформы будет формирование новой денежной системы, в которой остаются только «государственные деньги», обязательства по которым несет Центральный банк. А если кто-либо хочет заработать и рискнуть своими сбережениями, то он несет их в банк и рискует вместе с банком, кредитуя бизнес.

Идея такой системы имеет глубокие исторические корни, по похожей модели в самом начале выпускались доллары США. О том, что модель не является «бредом кучки авантюристов» свидетельствует и обширная теоретическая литература на тему о роли и месте «государственных» денег.

Хотя референдум и закончился отрицательным решением (три четверти населения проголосовали «против») и перехода к новой денежной системе в Швейцарии не будет (по крайней мере, в ближайшее время), это событие по своей сути открывает новый этап в «жизни денег», поскольку реально и всерьез поставлен вопрос об «исчезновении» банковских денег.

На первый взгляд, он кажется абсолютно техническим – при сегодняшнем уровне развития интернета и ИТ-технологий компьютерные системы практически любого Центрального банка уже способны хранить информацию о счетах всех своих граждан и компаний. Но если рано или поздно в какой-либо из стран такая инициатива будет реализована, это приведет к кардинальным изменениям в нашей повседневной жизни — к исчезновению наличных денег в привычном для нас смысле. И то, что такая гипотеза является реальной, а не оторванной от жизни фантазией, подтверждается активными экспериментами центральными банками всех крупнейших стран в сфере криптовалют.

Последние два года разве что только очень консервативный Центральный банк не заявил о начале исследований или экспериментов с собственной криптовалютой. Даже Народный Банк Китая готов попробовать. А крупнейшие ЦБ мира уже с 2016 активно тестируют новые конфигурации денежных систем на базе технологии блокчейн.

В числе проектов — RSCoin Банка Англии, FedCoin ФРС, CadCoin Банка Канады, Ubin Сингапура, Stella ЕЦБ и Банка Японии. Это лишь небольшая часть списка подобных проектов. Отличительной особенностью, которая объединяет эти проекты, является способ/технология выпуска собственных криптовалют по модели Vollgeld, когда текущие счета гражданам и компаниям открываются в балансах центральных банков. И эти доллары, евро, иены, фунты они могут поменять по курсу 1:1 на криптовалюту центральных банков – крипто-кеш. Обращение этого нового вида электронных денег предусматривается не через счета в банках , а в рамках специально созданного для них блокчейна. По своим свойствам крипто-кэш обладает всеми характеристиками наличных денег, за исключением физической формы – банкноты/монеты. Его можно использовать для оплаты товаров и услуг, переводов друг другу без участия банка, хранения средств в крипто-кошельке и т. д. Более того, в целом ряде упомянутых проектов предусматривается анонимность подобных операций, что сродни передаче наличных «из рук в руки». Т. е. технологически в виде крипто-кеша создается почти полный аналог наличных денег.

Судя по скорости реализации этих проектов, можно ожидать перехода их в стадию опытной эксплуатации в течение 2-3 лет. А в некоторых странах, таких как Швеция, может быть и раньше.

Дальше – дело за малым. Постепенно, снижается объем выпуска обычных наличных денег и возрастает объем крипто-кеша. В конечном счете, наличные выводятся из обращения.

Зачем это нужно? Почему центральные банки почти единодушно и одновременно заинтересовались этим вопросом?

Хайп и популярность биткойна, эфира и других криптовалют, конечно, сыграли свою роль. Но это не главная причина. Основная проблема – кризис современной модели денежно-кредитной политики.

По статистике, опубликованной в 2017 году Банком международных расчетов (BIS) использование наличных выросло практически во всех развитых странах, за исключением трех скандинавских стран (см. рис.). Причина кроется в политике «количественного смягчения», активно проводимой всеми основными центральными банками. Такая политика привела к формированию «околонулевого» уровня процентных ставок во всех крупных экономиках, а в некоторых, таких как Швейцария, даже привела к отрицательным банковским процентам. Это не могло не вызвать ответную «защитную» реакцию у населения и бизнеса – «уход в наличные».

Объемы использования наличных денег (по вертикали) и платежных карт
(по горизонтали) в платежах (%ВВП, данные BIS)

. Объемы использования наличных денег (по вертикали) и платежных карт  (по горизонтали) в платежах (%ВВП, данные BIS)

Проблема выросла до такой степени, что сформировалось международное движение «по борьбе с наличными» – BetterThanCashAlliance, которое включает более 30 стран (Мексика, Индия, Филиппины и др.), более 20 международных организаций (ООН, ЕБРР, Межамериканский банк развития и др.), большое число частных компаний, прежде всего из сферы цифровых платежей.

Для центральных банков наличие такого «убежища» для населения, как наличные, также создает большие неудобства.

Снижать дальше ставки для «подстегивания» экономики они не могут, прежде всего из-за того, что при отрицательных ставках можно просто «уйти в кеш» и на этом зарабатывать.

А поднимать ставки большинство центральных банков также опасаются из-за риска стагнации. Пример Японии последних десятилетий и ЕС последних 5-ти лет тому яркая иллюстрация. Начавшийся в США процесс поднятия ставки ФРС уже грозит скатыванием в рецессию и резким ростом стоимости обслуживания долгов.

Получается своего рода цугцванг: понижать ставки нельзя – люди уходят в наличные, повышать ставки нельзя – рост долговой нагрузки и риск рецессии.

И тут появляется вариант — если перевести наличные деньги в цифровой вид, выпустить крипто-кеш, то по нему технически можно будет устанавливать любую ставку при выпуске, даже отрицательную. Тогда при необходимости можно будет вернуться к политике количественного смягчения в любом виде, даже с отрицательными ставками. Скажем, в 2025 году или, возможно, намного раньше, если грянет новый кризис.

А бежать будет некуда, наличных-то не будет. Останется разве что золото.

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться