Отречение от доллара. Российские компании отказались от валютных займов
Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Отречение от доллара. Российские компании отказались от валютных займов

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images
После апрельских санкций российские компании перестали занимать валюту при помощи размещения евробондов. В долгосрочной перспективе отказ от этого инструмента может повлиять на рост экономики

После активного размещения евробондов в 2017 году, российские компании резко снизили активность по привлечению валюты при помощи долговых бумаг. За первые восемь месяцев этого года компании разместили всего 29 выпусков общим объемом в $5,8 млрд, следует из данных Cbonds. При этом 14 выпусков и порядка $400 млн объема пришлись на БКС.

Инвестиционная компания выпускала евробонды для структурных продуктов, пояснили в пресс-службе БКС. «Эти ноты имеют различную природу. Одна из них выпущена для цели пополнения капитала из-за увеличивающегося бизнеса в банке, принадлежащего БКС», — отмечается в комментарии для Forbes.

Также БКС выпустила в течение года две бумаги на сумму $250 млн как инструмент привлечения ликвидности, если такая потребность появится. «В настоящий момент эти бумаги находятся на балансе одной из компаний группы и существенных объемов ликвидности под них не привлечено», — пояснили в БКС.

Наибольшая активность на рынке валютного долга в 2018 году наблюдалась в январе и феврале. В это время разместила 10 выпусков (без учета структурных продуктов) компания БКС. В январе выпустил бессрочные евробонды на $500 млн Альфа-Банк, провели размещение UC Rusal (на $500 млн), «Полюс» ($250 млн и $500 млн) и Фосагро ($500 млн).

В феврале евробонды, номинированные в рублях, выпустил Русгидро, объем эмиссии составил 20 млрд рублей. Долларовые бумаги заместил Московский кредитный банк (на $500 млн), Газпром продал евробондов на 750 млн швейцарских франков, аэропорт «Домодедово» — на $300 млн.

В марте успешно провел размещение еврооблигаций на €750 млн «Газпром» — этому не помешал даже дипломатический скандал между Великобританией и Россией из-за отравления Скрипалей. В мае, спустя месяц после введения санкций Минфина США против российских компаний и физлиц, разместил выпуск на 750 млн чешских крон Международный инвестиционный банк (МИБ), который наделен статусом банка развития и имеет в составе капитала 9 стран.

Год одолжений

Для сравнения, в 2017 году копании разместили 66 выпусков на $20,5 млрд. Этот период стал самым урожайным с точки зрения привлечения валютного финансирования через евробонды с момента введения санкций в 2014 году. В 2016 году количество новых выпусков составило 33, а объем — $12,7 млрд, в 2015 году — 17 и $4,7 млрд соответственно, в 2014 году — 29 и $11,8 млрд, приводит данные Cbonds.

В 2017 году была достаточно комфортная ситуация на глобальных площадках, и аппетит инвесторов к активам развивающихся стран сохранялся весь год и даже в начале 2018 года, говорит главный аналитик Нордеа Банка Денис Давыдов. По его словам, российские эмитенты выглядели весьма привлекательными на фоне стабильной динамики пары доллар-рубль и выгодной разнице процентных ставок.

Российские компании активно размещались в 2017 году, так как стремились зафиксировать дешевые заимствования в ожидании повышения ставки ФРС, отмечает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. «Однако они оказались в проигрыше, так как стоимость этих заимствований растет из-за девальвации рубля — дешевизна оказалась обманчивой», — констатирует он.

Сейчас компании в целом переориентировались с внешнего фондирования на внутренние ресурсы, говорит главный аналитик Росбанка Евгений Кошелев. «Этому способствовали рост выручки на товарно-сырьевых рынках, что помогло им собственными ресурсами погашать долг и обеспечивать развитие необходимых проектов», — поясняет Кошелев.

В этом свете дедолларизация балансов компаний — тренд, вызванный не только давлением регулятора на банки, но и желаниями самих компаний перевести заимствования в рубли, отмечает Матовников. «К тому же ставки по рублевым кредитам не так сильно отличаются от ставок по долларовым, если учесть риск девальвации. Крупная компания с хорошим рейтингом весной могла занять на мировых рынках примерно по 5% годовых в долларах и около 9% — в рублях», — приводит цифры аналитик.

Отказ от валюты

Заем в иностранной валюте — это не самоцель, он необходим, когда у компании есть какая-то инвестиционная активность, расширение производства, открытие новых проектов, перечисляет трейдер по облигациям «Атона» Михаил Ващенко.

По его словам, традиционно лидерами по объему выпуска на российском рынке евробондов считались нефтяной сектор, металлурги, горная индустрия и банки. Последним евробонды были необходимы для пополнения своего капитала по невысоким ставкам, так как стабильной прибыли, кроме как у Сбербанка, практически ни у кого не наблюдалось. Но банки были практически отключены от евробондового рынка после череды санаций, хотя еще в начале 2018 года размещался МКБ, говорит Ващенко.

Рост ставок по еврооблигациям на 1 процентный пункт — не такое сильное изменение для компаний, у которых маржинальность исчисляется десятками процентов, считает Вашенко. На его взгляд, наиболее значимый фактор затишья на рынке — это не санкции и волатильность, а снижение спроса на продукцию, что приводит к замедлению инвестиционной активности.

«В нефтяной отрасли на фоне сделки ОПЕК 2016 года ограничивается добыча нефти, снижение активности на горнорудном и металлургическом секторах — это мировой тренд вследствие падения цен в мире и сокращения мощностей в Китае», — отмечает он.

В собственном соку

Сейчас российская экономика живет по принципу погашения внешнего долга, а не его наращивания, констатирует Евгений Кошелев. «Сейчас это хорошо для России — лучше самостоятельно генерировать денежный поток, чем оказаться в такой же ситуации, как Турция, у которой чрезмерная долговая нагрузка», — говорит Кошелев.

Однако в долгосрочной перспективе отказ от привлечения внешнего долга будет влиять на темпы развития экономики, так как инвестиционный потенциал страны снижается, добавляет аналитик Росбанка.

Михаил Матовников, в свою очередь, считает, что роль внешнего фондирования в экономике невелика в сравнении с внутренним. «Тем более большинство привлеченных кредитов российскими компаниями шли либо на сделки слияний и поглощений, в результате которых деньги оседали у акционеров, находящихся за рубежом, либо на приобретение активов за рубежом», — объясняет он.

Ни российские компании, ни внешние инвесторы особо не страдают от того, что сокращается рынок валютного долга, утверждает Ващенко. «Единственные пострадавшие — это внутренние инвесторы», — заключил трейдер «Атона».

Новости партнеров