Звонок из будущего. Зачем банкам свои операторы сотовой связи

Фото Сергея Мамонтова / РИА Новости
Российские банки начали активно создавать собственных виртуальных операторов сотовой связи (MVNO), и это не просто дань моде, а часть процесса эволюции банковской системы

В последнее время крупные российские банки начали выводить на рынок собственных виртуальных операторов сотовой связи (mobile virtual network operator, MVNO). Сбербанк на днях объявил о выходе из тестового режима оператора связи «СберМобайл», еще раньше это сделал Тинькофф Банк, запустив «Тинькофф мобайл». Эти шаги можно считать логичным ответом банков на усиливающуюся конкуренцию со стороны мобильных операторов, которые проводят активную интеграцию в смежный сегмент цифровых финансовых услуг, но у этой стратегии есть и несколько неочевидных бизнес-мотивов.

Погоня за мобильностью

Все давно уже признали тот факт, что мир становится мобильным, а молодое поколение не представляет свою жизнь за пределами дисплея смартфона. Посещение банковского отделения с паспортом в руках воспринимается молодежью как атавизм. Изменение потребительских настроений стало очевидным для банков и вынуждает их отвечать на вызовы времени все большей мобильностью. Экспансию на территорию мобильных операторов банк может осуществлять либо через прямую покупку одного из игроков рынка или выстраивание с ним долгосрочного партнерства, либо через создание собственного виртуального оператора сотовой связи.

Первый вариант сопряжен с множеством возможных ограничений, начиная от размера потенциального партнера в случае покупки до сложности в технической интеграции и получении необходимых данных об абоненте в случае со стратегическим партнерством. Поэтому грамотным решением для банков выглядит создание собственного виртуального оператора с невысоким барьером для входа в смежную индустрию и возможностью выстраивать индивидуальные продуктовые решения.

Бум запуска виртуальных операторов в банковской сфере в мире пришелся на 2000-e годы. Одним из первопроходцев стал BancoPosta (Италия) в 2007 году, который быстро занял долю более чем в 50% на национальном рынке MVNO. Equity Bank Kenya запустил аналогичный сервис в 2014 году, и ему удалось за 6 месяцев набрать базу подписчиков в 600 000 абонентов.

Bankinter Spain создал своего оператора в 2008 году и быстро добился проникновения услуги среди собственных банковских клиентов в 25%. Наиболее успешным стал продукт M-Pesa / Safaricom (группа Vodafone) в Кении, который с учетом национальных особенностей развивающегося рынка стал одним из крупнейших международных кейсов интеграции мобильной платежной системы M-Pesa и MVNO. Продукт был запущен в 2007 году и на сегодня насчитывает более 30 млн пользователей в 10 странах мира, через сервис проходит порядка 6 млрд транзакций.

Подобных историй много по всему миру, но вряд ли их можно назвать масштабными и кардинально меняющими отрасль. Только сейчас уровень технологий, проникновение онлайн-кредитования, умение работать с большими данными и окончательно изменившиеся модели потребительского поведения приоткрывают двери для настоящего успеха в этой сфере.

Преимущества связи

Если выделять мотивы, которыми могут руководствоваться банки при создании MVNO, то их можно разделить на три части: краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные.

В первом случае MVNO для банков может быть источником дополнительного непроцентного дохода и экономии на снижении оттока клиентской базы (churn rate). Средний доход на абонента в России у мобильных операторов составляет порядка 300-350 рублей, на эту цифру могли бы ориентироваться банки, запуская виртуального мобильного оператора. MVNO обычно достается половина ежемесячного платежа за предоставление инфраструктуры.

У Сбербанка, который насчитывает порядка 140 млн клиентов-физлиц (из них 46 млн человек пользуются приложением «Сбербанк Онлайн» ежемесячно), проникновение услуги на 10% в клиентскую базу могло бы принести банку от 25 млрд до 30 млрд рублей чистого дохода ежегодно.

Учитывая, что комиссионный доход Сбербанка в 2017 году составил порядка 394 млрд рублей, мобильный оператор может обеспечить осязаемый прирост непроцентных доходов кредитной организации. Удастся ли добиться такого проникновения и абонентской базы, покажет время, но предпосылки в виде крупнейшей сети отделений делают подобную цифру вполне достижимой на горизонте 3-4 лет. Надо учитывать, что этот рынок только зарождается, и, по оценкам «TMT Консалтинг», количество абонентов MVNO в России в 2018 году составит порядка 7 млн.

Среднесрочные мотивы банков несколько сложнее. Умение делать кросс-продажи дополнительных продуктов — отдельная компетенция, которую наращивают как банки, так и мобильные операторы, навешивая на свои корневые услуги дополнительные сервисы. Удержание клиента через больший набор услуг, который привязывает его к банку и увеличивает его транзакционную активность, в среднесрочной перспективе приведет к росту доходов от этого сегмента.

По данным Allied Market Research, глобальный рынок мобильных платежей в 2016 году составил $601 млрд и к 2023 году увеличится до $4,6 трлн, при этом доля транзакций через СМС-подтверждение будет занимать существенную часть. В России ниша платежей со счетов мобильных телефонов, по оценкам InPlat, составила 42 млрд рублей в 2016 году и прирастает на 15-20% ежегодно. Интеграция MVNO с мобильным банкингом в конечном счете усилит позиции банков в сегменте мобильных платежей и позволит накопить дополнительные компетенции для формирования будущей цифровой мобильной стратегии.

Долгосрочные мотивы связаны со сбором и анализом больших данных, которые уже давно стали ежедневным инструментарием как для банков, так и для мобильных операторов. Игрок, который сможет замкнуть в собственной экосистеме данные о банковских транзакциях и о мобильном абоненте (геопозицию, наиболее часто посещаемые сайты, структуру потребления мобильного трафика), получит огромное конкурентное преимущество на рынке электронных финансовых услуг и кредитования.

Для банков MVNO при должной технической интеграции — это инструмент построения наиболее конкурентоспособной скоринговой модели. По данным Data Insight, внутрироссийские онлайн-продажи составили 945 млрд за 2017 год (на 18% больше, чем в предыдущий год). При этом доля покупок с использованием смартфона (хотя бы на каком-то этапе) составляет 59%, а в категории молодежи до 25 лет смартфон — устройство номер один для онлайн-покупок. Таким образом, усовершенствовав при помощи мобильного оператора скоринг, банк сможет предлагать пользователям электронных магазинов моментальный онлайн-кредит по номеру телефона или адресу электронной почты в процессе оплаты покупок.

Так что на горизонте 10-15 лет для нас как потребителей, скорее всего, сотрутся границы между мобильным оператором и банком.

Новости партнеров