Защита с подвохом. Как вложить деньги в страхование жизни и не потерять их

Фото Spencer Platt / Getty Images
Инвестиционное страхование жизни нередко преподносится банками как альтернатива депозиту, что приводит к жалобам со стороны клиентов и вызывает нарекания у регулятора

Превращение инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) из индивидуального продукта в массовый заставило участников рынка и их клиентов заговорить о новой проблеме — мисселинге, то есть неполном или недостаточном информировании об условиях договора. Ее источником в большинстве случаев выступают сотрудники банков–агентов — 90% договоров ИСЖ заключаются именно через кредитные организации, хотя, казалось бы, квалификация продавцов предполагает довольно глубокие знания об этом продукте. Но в погоне за комиссионными банки предпочитают умалчивать о рисках, присущих ИСЖ: негарантированном доходе, удержании части суммы взноса при досрочном расторжении и т. д.

Риск мисселинга возрастал по мере снижения минимальной суммы инвестирования. Изначально порог входа был достаточно высоким (несколько сотен тысяч — миллион рублей), а состоятельные граждане, как правило, отличаются финансовой грамотностью. Однако после того, как требования к минимальной сумме инвестирования были снижены до 50 000-100 000 рублей, среди страхователей увеличилось число пожилых людей, которые в силу возраста не могут быстро вникнуть в суть предложения.

С течением времени, и особенно в последние год-два, жалоб на мисселинг становилось все больше. Клиенты воспринимали договор ИСЖ как депозит с более высоким доходом. Чаще всего жаловались страхователи, которые не прочитали условия договора самостоятельно, а опирались на объяснения агента.

В результате сегмент страхования жизни попал под пристальное внимание Всероссийского союза страховщиков (ВСС) и Центробанка. ВСС принял отраслевой стандарт, а регулятор подготовил проект требований к раскрытию информации об основных рисках и образец памятки-приложения к договору ИСЖ с их описанием. Эти требования больше относятся к агентам, чем к страховщикам, поскольку страховые компании уже принимали меры по борьбе с мисселингом. Например, сразу после заключения договора многие страховщики делают приветственные звонки клиентам, и, если выясняется, что покупатель ИСЖ неправильно понял условия договора, он может его расторгнуть.

Если ответственность перед клиентом будет нести не только страховщик, но и агент (страховщик отвечает за полноту информации, а агент должен донести ее до клиента без искажений), это поможет снизить долю недовольных и отсечь тех, кому договор инвестиционного страхования вообще не нужен.

Договор ИСЖ может стать переходным этапом от депозита к более рисковым и более доходным вложениям.

Тем, кто заключает договор ИСЖ осознанно, понимая, что это не более выгодная альтернатива депозитному вкладу, а отдельный продукт, сочетающий инвестиционную и страховую составляющую, нужно принять во внимание три наиболее серьезных риска. Все эти особенности инвестиционного страхования жизни отражены в правилах страхования и договоре, но страхователь часто узнает об этом уже после приобретения полиса ИСЖ.

Во-первых, защита капитала. Здесь особых проблем не возникает. Как депозит, так и вложенные средства по ИСЖ защищены законодательно. Страхователь получит всю сумму полностью. Однако если возврат депозита гарантирован системой страхования вкладов, то для держателя договора ИСЖ существует риск банкротства страховой компании. В последние годы лицензии у страховщиков жизни не отзывались, большинство компаний являются дочерними структурами универсальных страховщиков или банков и соответствуют необходимым требованиям. Стоит обратить внимание на кредитный рейтинг собственников. Отчетность всех компаний доступна на сайтах, но детальный анализ под силу только профессионалам. Кроме того, все может измениться к моменту окончания договора, поэтому исключить такой риск нельзя, и в этом случае вероятность того, что активов не хватит для погашения обязательств, достаточно высокая.

Во-вторых, защита дохода. Проценты по депозиту и их выплата даже в случае банкротства банка гарантированы, по договору ИСЖ нет гарантий ни по получению дохода, ни по его размеру. При заключении договора клиент выбирает стратегию, но как поведет себя объект инвестирования — точно предсказать не берутся даже профессионалы. Поэтому возможны как взлеты, так и падения. Даже если стратегия успешно сработала в одном периоде, то при продлении договора возможна обратная ситуация. В любом случае стоит понимать, что чем выше доходность, тем выше риск. Так что риск неполучения дохода остается одним из самых высоких.

В-третьих, возможность расторжения и возврата средств. Здесь есть особенность, о которой часто умалчивают при заключении договора. Договоры ИСЖ долгосрочные, и при расторжении по инициативе страхователя с него удерживается часть суммы. При этом причина расторжения не принимается во внимание. То есть если у страхователя возникла необходимость получения своих денег обратно, выкупная сумма будет меньше вложенной, даже если до окончания срока договора осталось совсем немного времени. Для снижения этого риска можно разбить договор на несколько частей, если будут соблюдены условия по минимальной сумме.

Так или иначе, инвестиционное страхование жизни — лишь один из вариантов вложения средств. В отличие от западных стран в России долгие годы практически единственными возможностями инвестирования были валюта, вклады в банках и недвижимое имущество. Паи инвестиционных фондов, акции и прочие инструменты, успешно используемые в развитых странах, оставались недоступными большинству россиян.

Низкие проценты по депозитам, падение цен на недвижимость, волатильность курса рубля в сочетании с быстрым развитием цифровых технологий способствуют росту интереса к альтернативным вариантам инвестирования. Договор ИСЖ может стать переходным этапом от депозита к более рисковым и более доходным вложениям.

Новости партнеров