Выборы без роста: ЦБ обновил прогноз развития России

Максим Товкайло Forbes Contributor
У председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной нерадостный прогноз для президента Владимира Путина Фото Алексея Филиппова / РИА Новости
В наступающем электоральном цикле власти не смогут похвастать экономическими успехами

В понедельник, 15 июня, совет директоров Центробанка принял решение о снижении ключевой ставки с 12,5% до 11,5%. С середины декабря, когда ключевая ставка была повышена до 17%, ЦБ снизил ее уже на 550 базисных пунктов. По мнению председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, дальнейшее снижение ставки с такой скоростью маловероятно — по итогам года инфляция составит около 11% и только к лету следующего года рост цен замедлится до 7%.

Решением совета директоров ЦБ остался недоволен министр экономического развития Алексей Улюкаев. «Шаг в правильном направлении, но очень сдержанный, я бы сказал. Нужно более агрессивно», — заявил он. По мнению же Набиуллиной, резкое снижение ставки чревато усилением инфляционных ожиданий и снижением привлекательности рублевых вложений, что может ускорить отток капитала. «Мы часто слышим призывы к Банку России предпринимать более агрессивные шаги по снижению ключевой ставки. Однако попытка достичь быстрых результатов может привести только к дестабилизации ситуации, созданию и наращиванию дисбалансов в экономике», — сказала глава регулятора.

Также вечером 15 июня Центробанк опубликовал прогнозы развития российской экономики на ближайшие три года, в течение которых пройдут выборы в Государственную думу и начнется президентская кампания 2018 года. Первый консенсусный сценарий рассчитан с учетом возможного роста цен на нефть до $80 за баррель, второй, консервативный — исходя из их стабилизации на уровне $60 за баррель.

Если в марте Центробанк прогнозировал ускорение российской экономики до 5,5-6,3% в 2017 году, то теперь, по словам Набиуллиной, показатели роста будут более умеренными. «В среднесрочной перспективе структурные ограничения сохранятся и будут сдерживать рост экономики. Оживление экономики может быть более быстрым и устойчивым в случае более активного проведения структурных реформ», — объяснила она. По первому сценарию, после спада экономики в 2015 году на 3,2% ожидается ее рост на 0,7% и 2,4% в 2016-2017 годах соответственно. При нефти по $60 за баррель экономика оживится только в 2018 году, однако рост будет несущественным.

При падении же среднегодовой цены на нефть до $40 российская экономика в 2015 году сократится на 5,7%.

Также ЦБ придется отказаться от планов наращивания международных резервов до $500 млрд c нынешних $362 млрд.

Нажмите на таблицу для увеличения масштаба

Если прогноз ЦБ сбудется, то выборы в Госдуму в 2016 году и президентские выборы в 2018 году пройдут в самых неблагоприятных экономических условиях по сравнению с избирательными кампаниями предыдущих лет. Например, в 2011-2012 годах рост ВВП составлял 4,3% и 3,4% соответственно, в 2007-2008 годах — 8,5% и 5,2%, в 2003-2004 годах — 7,3-7,2%, в 1999-2000 годах — 6,4% и 10%.

«Это безусловно политическая проблема: людям надо будет как-то объяснять, почему цены растут и безработица растет, а их доходы — нет», — рассуждает федеральный чиновник.

Но отсутствие роста и потенциала для роста не новость, отмечает он. «Скорее всего, ставка в работе с избирателями будет делаться на патриотизм, необходимости сплотиться в тяжелое время и обещаниях улучшения экономической ситуации после 2018 года», — спокоен собеседник Forbes.

Вряд ли плохие макроэкономические показатели создадут серьезные проблемы для депутатов, которые захотят переизбраться в 2016 году, считает сотрудник аппарата Госдумы: «Понимаете, у людей на местах совсем другие приоритеты. Их интересуют, например, дороги. А вопросов про экономический рост я вообще от них никогда не слышал».

До пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова на момент публикации материала дозвониться не удалось.

Консервативный прогноз ЦБ аналогичен ожиданиям участников рынка — перспективы развития российской экономики в ближайшие годы непонятны, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров: «В 2016 году возможен более существенный рост, если в 2015 году будет более глубокое падение. Но такой рост — эффект низкой базы, а структурных предпосылок для роста российской экономики действительно нет». Если власти захотят из политических соображений простимулировать экономику, то выход один — тратить резервные фонды, отмечает Тихомиров.

В элите сейчас нет единого мнения относительно того, как негативные прогнозы развития экономики могут отразиться на электоральных перспективах в ближайшем избирательном цикле, рассуждает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. Он напоминает, что российское руководство уже не раз демонстрировало способность использовать экономические проблемы себе во благо: так, в кризис 2008-2009 годов власть умело позиционировала себя как единственную способную на стабилизацию ситуации силу.

При участии Ивана Осипова

Новости партнеров