Как создается второй частный банк России и при чем тут Чубайс? - Финансы и инвестиции
$56.93
62.01
ММВБ2016.71
BRENT51.88
RTS1114.43
GOLD1270.79

Как создается второй частный банк России и при чем тут Чубайс?

читайте также
+1 просмотров за суткиАлександр Мамут вслед за «Синема парком» купил «Формулу кино» +10 просмотров за суткиАлександр Мамут закрыл сделку по покупке «Синема Парка» у сына Керимова +62 просмотров за суткиАнатолий Чубайс о роли приватизации «Башнефти» для роста ВВП +3 просмотров за суткиЗащитник капитала. Как Сергей Котляренко управляет деньгами сильных и богатых Операторы экспресс-доставки DPD и SPSR Express объявили о слиянии Фонд A&NN Мамута выкупил долю Потанина в Rambler&Co Вышел январский номер Forbes Все о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Без прикрытия: почему арестовали Евгения Дода Вышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Сергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" Альянс по расчету. Зачем Александру Мамуту разработчик софта для ресторанов Жизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Важная малость. Как выходцы из Сбербанка создали бизнес на идеях, не пригодившихся работодателю Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad 25 лет спустя: почему бизнес в России не стал опорой для реформ Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Заложник Авдеева: НПФ Бориса Минца заложены в банке МКБ Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad

Как создается второй частный банк России и при чем тут Чубайс?

Елена Тофанюк Forbes Contributor
Фото Андрея Ковалёва для Forbes
Вадим Беляев и Борис Минц собирают на базе финансовой корпорации «Открытие» второй частный банк России. Кто помог партнерам создать мощную финансовую империю?

Весной 2012 года в суши-баре «Йоко», куда дважды в неделю прямыми рейсами с рынка-аукциона в Токио доставляется свежая рыба, сидели совладельцы финансовой корпорации «Открытие» Вадим Беляев и Борис Минц и основной акционер Номос-банка Александр Несис. Финансисты посматривали через панорамное окно на храм Христа Спасителя и обсуждали контуры сделки, в результате которой должен образоваться второй частный банк России.

За несколько дней до этой встречи Несис обратился к совладельцам ФК «Открытие» с предложением купить у них одноименный банк, но Беляев и Минц сразу отказались, ведь после кризиса 2008 года они потратили немало усилий на санацию рухнувших банков и присоединение их к своему. Тогда Несис неожиданно сделал партнерам по «Открытию» обратное предложение — купить Номос-банк. И в «Йоко» банкиры договорились о создании банка с капиталом $4 млрд.

После завершения сделки бывший скупщик ваучеров и акций у трудовых коллективов Вадим Беляев и бывший председатель КУГИ города Иваново, соратник Анатолия Чубайса Борис Минц, судя по всему, станут долларовыми миллиардерами. Кто помог им построить мощную финансовую империю? 

Чековые приключения

Рынок ценных бумаг 46-летний Беляев, инженер по первому образованию, как и многие его ровесники, начал постигать в первой половине 1990-х в ходе ваучерной приватизации. Он работал в компании «Объединенный фонд ценных бумаг», принимал заказы на покупку пакетов акций московских предприятий, искал клиентов, скупал ваучеры, ездил в метро с сумками, набитыми деньгами и чеками. 

В 1993 году приятель Беляева Вадим Полев, переводчик с итальянского, волею судьбы стал главой московского представительства компании Italtel. Тогда этот оператор фиксированной связи был более известен как один из создателей и спонсоров теннисного турнира «Кубок Кремля». Но у итальянцев в России были интересы и посерьезнее. Во время чековой приватизации Italtel купил около 2% «Ростелекома», а ваучеры для участия итальянской компании в аукционе собирал Беляев. Позже Italtel выгодно продал пакет «Ростелекома» инвестиционному банку CSFB, московское представительство которого возглавлял Борис Йордан. Беляев своими глазами увидел, как на перепродаже акций можно быстро делать большие деньги. 

И тогда вместе с Полевым решил создать свою инвестиционную компанию. Но сначала Беляев поступил в Финансовую академию и устроился работать зампредом правления в Аура-банк (позже Московский нефтехимический банк). И здесь он снова занимался скупкой ваучеров и участием в приватизационных торгах и даже чуть было не получил пулю — выстрелом разбило стекло в автомобиле. Беляев предполагает, что покушение было связано с приватизацией Московского НПЗ. «Мог ли я приватизировать Московский НПЗ? Наверное, мог, но в мыслях тогда этого не было, я не боялся, просто до конца не понимал, как работает этот бизнес», — вспоминает банкир. На память о тех временах у Беляева остался ваучер с подписью Чубайса, купленный через много лет за $8000 на аукционе, организованном Союзом правых сил.

Вадим Беляев

В конце 1995 года Беляев получил диплом финансиста и создал компанию «ВЭО-Инвест» (ВЭО расшифровывалось как Вольное экономическое общество). Основной бизнес был все тем же — скупка у трудовых коллективов акций предприятий, которые работники получили в ходе чековой приватизации, и их дальнейшая перепродажа крупным игрокам вроде банков и иностранных инвесторов. 

«ВЭО-Инвест» удачно поучаствовала в приватизации нескольких региональных компаний связи, которые потом были собраны в холдинг «Связьинвест». Беляев все время «был в теме» — находился в гуще событий. Только на телекомах он заработал $5 млн — большие по тем временам деньги. 

Кроме спекуляций с акциями «ВЭО-Инвест» консультировала эмитентов, ведь сотрудники приватизируемых компаний имели весьма смутное представление о рынке ценных бумаг. Однажды перед специализированным денежным аукционом по продаже 16,97% акций «Ленэнерго» «ВЭО-Инвест» организовала встречу руководства энергетической компании с иностранными инвесторами. Road show прошло в ноябре 1997-го в Нью-Йорке и Бостоне и стало настоящим шоу для высокооплачиваемых менеджеров из американских фондов и банков. Сначала инвесторы с ужасом рассматривали видавшие виды ботинки одного из топ-менеджеров «Ленэнерго». Их немного отвлек заместитель гендиректора компании Олег Зайцев, сообщивший, что новое руководство намерено прово-
дить политику информационной открытости и привлечения портфельных инвесторов. Впечатления это заявление не произвело.

Потом девушка, не имевшая никакого отношения к компании, но бойко говорившая на английском, провела презентацию. Часть 

инвесторов покинула зал сразу. Кто-то остался, чтобы задать вопросы. Услышав от руководства «Ленэнерго» среди прочего, что дивиденды будут выплачены даже при убытке, последние оптимисты покинули презентацию. К тому же условия конкурса были чудовищными для иностранцев, вспоминает Беляев, поэтому в целом все это мероприятие не имело никаких перспектив.

Кризис 1998 года и наступившую после него на российском рынке акций «ядерную зиму» Беляев пережил, так как у компании не было крупных собственных позиций. В том же году «ВЭО-Инвест» вошла в число победителей конкурса Мингосимущества на право предпродажной подготовки объектов приватизации. Среди 11 победителей были глобальные игроки вроде Deutsche Bank, Morgan Stanley, Salomon Brothers. Активы «ВЭО-Инвест» составляли тогда скромные $5,3 млн. «Особых денег все это не приносило», — вспоминает теперь Беляев. 

Через пару лет на рынке началось оживление, к торговле акциями приобщились первые частные инвесторы. И Беляев решил строить розничный бизнес по образу и подобию компании Charles Schwab — это крупнейший американский розничный брокер, держащий 8,8 млн счетов частных клиентов и 14 000 сотрудников. В этой компании Беляев стажировался три месяца.

В 2001 году, когда фондовый рынок почти восстановился после кризиса, «ВЭО-Инвест» купила брокерскую компанию «Открытие», специализирующуюся на интернет-трейдинге. Активы «ВЭО-Инвест» на момент сделки составляли 16,8 млн рублей, компания занимала 112-е место по объему сделок (1,6 млрд рублей). «Открытие» была значительно крупнее, с активами 33 млн рублей компания занимала 6-е место по объему сделок (48 млрд рублей). Такой же фокус — поглощение более крупной компании — Беляев провернет через 11 лет с Номос-банком.

«Вадим целенаправленно занимался розницей, привлекал к торгам акциями физических лиц и делал это довольно успешно», — вспоминает топ-менеджер инвестиционной компании «Олма» Олег Ячник. Объединенную компанию назвали «ВЭО-Открытие», она начала быстро развиваться и в августе 2003 года вышла на первое место по обороту среди всех брокеров. Приставка «ВЭО» отпала. Как говорит Минц, чтобы не было путаницы с внешнеэкономическими объединениями. Так появился «Брокерский дом Открытие».

Теннисная разминка

Осенью 1994 года только переехавший в Москву Борис Минц, экс-председатель КУГИ города Иваново, на теннисном корте познакомился с молодым финансистом Беляевым. Оба играли неважно, поэтому их и свел общий партнер по теннису, которому было неинтересно сражаться с начинающими игроками.

К тому времени Минц уже три года был знаком с главой Госкомимущества Анатолием Чубайсом и был его непосредственным подчиненным. Именно Чубайс, оценив приватизационные успехи Минца в Иваново, предложил ему продолжить карьеру в Москве.

В 1993 году заканчивалась ваучерная приватизация, и Чубайс попросил Минца как главу Ассоциации председателей региональных комитетов по управлению госимуществом подготовить доклад и выступить в Верховном совете. Доклад вышел критическим, но Чубайсу понравился, потом Минц участвовал в работе комиссии по завершению приватизации. И в итоге Чубайс позвал его на должность своего заместителя в Госкомимущество. 

В ноябре 1994 года Чубайс стал первым вице-премьером, а Минц проработал в Госкомимуществе до окончания президентских выборов 1996 года, в том числе непродолжительное время под началом Владимира Полеванова, который отнес его к ненавистным «12 друзьям Чубайса» (в компании с Петром Мостовым, Альфредом Кохом, Дмитрием Васильевым). 

После победы Бориса Ельцина и назначения Чубайса главой администрации президента туда же перешел и Минц. В администрации он проработал до 2000 года, пока не возглавил исполком партии «Союз правых сил», идеологом которой был Чубайс. Минц объясняет свой уход из администрации президента идеологическими разногласиями с первым заместителем главы Владиславом Сурковым, автором «вертикали власти». Другую версию предлагает один из тогдашних высокопоставленных сотрудников Кремля: глава администрации Александр Волошин попросил Минца написать заявление об уходе после его провала на выборах в Думу в 1999 году, куда он баллотировался как одномандатник. 

Минц остался рядом с Чубайсом и после ухода из СПС. В 2001–2003 годах он работал гендиректором медиахолдинга РЕН-ТВ, основным акционером которого было РАО ЕЭС под руководством Чубайса. 

В 2004 году Беляев предложил Минцу стать партнером не только по теннису, но и по бизнесу — председателем правления «Открытия». Почему Беляев сделал это предложение именно Минцу? Как рассказывал знакомый обоих, изначально Беляев предполагал, что Минц хорош в установлении связей, накопленных в ходе «политической карьеры», — в конце 1990-х в аналогичной роли для банка МДМ выступал, например, Александр Мамут. Но вскоре оказалось, что Минц ценен не только, например, дружбой с Чубайсом, но и бизнес-успехами в сфере недвижимости. Активы компании Минца «Недвижимость-Капитал» составляли 4,6 млн рублей. Эта компания стала частью совместной с Беляевым инвестиционной группы, превратившейся в финансовую корпорацию. «Когда я стал акционером «Открытия» в 2004 году, по размеру и стоимости бизнеса компания была несопоставима с сегодняшней», — вспоминает Минц.

Энергия векселей

С приходом Минца в «Открытие» компания и банк стали прочно ассоциироваться на финансовом рынке с именем Чубайса и денежными потоками возглавляемых им компаний. Хотя формально Чубайс стал акционером «Открытия» лишь в 2011 году и пакет получил незначительный — всего 2,19%. Стать миноритарным партнером в перспективном бизнесе бывшего патрона уговорил Минц. «У Чубайса очень жесткая позиция: до тех пор пока у нас были пересечения по бизнесу с РАО ЕЭС, он отказывался участвовать в капитале компании», — добавляет Беляев. О каких пересечениях идет речь? 

В сентябре 2006 года Беляев и Минц купили небольшой банк «Щит» и переименовывали его в «Открытие». Беляев говорит, что на основе банка партнеры хотели развивать бизнес по работе с долговыми инструментами (облигации, векселя). 

Вскоре после того как у Беляева и Минца появился банк, этот банк стал активно сотрудничать с РАО ЕЭС. В отчетности банка «Открытие» за 2007 и 2008 годы отражены сделки с векселями энергетических компаний на значительные суммы. «Открытие» покупало векселя у дочерних компаний РАО ЕЭС и в тот же день продавало их самому РАО. Например, 2 июля 2007 года банк купил у ФСК ее векселя на 22 млрд рублей и продал их РАО ЕЭС. В чем экономический смысл таких сделок?

По словам Юлии Негашевой, которая была тогда начальником департамента корпоративных финансов РАО, через эти операции холдинг финансировал инвестиционные программы дочерних компаний. Но при чем здесь «Открытие»? «Нам нужен был банк для того, чтобы не одобрять каждый раз эти сделки на совете директоров, что могло бы затормозить финансирование инвестпрограммы», — поясняет Негашева. По ее словам, «Открытие» получал за посредничество небольшую комиссию — «только чтобы не дразнить налоговую, которая могла бы заинтересоваться бездоходной сделкой». Беляев уточняет, что речь идет о 0,5% от суммы сделки. Всего таких сделок было совершено на 74 млрд рублей. «Банк заработал на этом копейки», — считает Беляев. А точнее, несколько больше $10 млн.

В то время банк «Открытие» возглавлял муж Юлии Негашевой Сергей. Беляев говорит, что никакого семейного подряда по организации сделок с векселями не было. Просто Юлия попросила пристроить своего мужа, он был председателем правления банка несколько месяцев, а потом, по словам Беляева, ушел управлять рестораном. 

«Открытие» не только проводило операции с векселями дочерних компаний РАО ЕЭС, но и продавало холдингу собственные долговые обязательства. По данным Счетной палаты (отчет по деятельности РАО за 2007 год), часть средств, полученных в ходе реформы РАО ЕЭС, — 5 млрд рублей — была вложена в векселя ФК «Открытие». Негашева говорит, что векселя «Открытия» приобретались из-за их высокой доходности. 

Впоследствии векселя «Открытия» оказались у правопреемников РАО ЕЭС — ФСК (балансовой стоимостью 6 млрд рублей) и «Русгидро» (7,3 млрд рублей).  Обе компании указали факт принятия векселей на баланс в своих отчетах по международным стандартам. Тогда же бывшие менеджеры РАО ЕЭС объясняли газете «Ведомости», что эти векселя достались от РАО ЕЭС в рамках финансирования инвестиционных программ. Эти векселя до сих пор находятся на балансах ФСК и «Русгидро», но должник по ним теперь совсем не финансовая корпорация «Открытие». Дело в том, что в 2009 году векселедатель «Открытие-Финанс» сначала сменил название на «Энерго-финанс», а потом и собственника — компания была продана Всероссийскому банку развития регионов (ВБРР, основной акционер — «Роснефть») и офшору Xerilda. «Если компания, выпустившая векселя, продана третьему лицу, «Открытие» больше ничего не должно по этой бумаге», — говорит глава Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков.

Представитель «Открытия» на просьбу прокомментировать эти сделки и доходы от них заявил, что компания отношения с клиентами не раскрывает. Представитель Чубайса, руководившего РАО ЕЭС до 2009 года, сообщил, что бывший глава холдинга обсуждать историю «Открытия» не будет. Представитель ВБРР также отказался от комментариев.

РАО ЕЭС не только проворачивало вексельные сделки с банком «Открытие», но и держало там деньги. Согласно отчету РАО ЕЭС за I квартал 2008 года, на депозитах в банке «Открытие» и ВТБ было размещено 33,7 млрд рублей (на 31 декабря 2007-го) против 4,4 млрд на 31 декабря 2006-го. 

31 июля 2008 года РАО ЕЭС было ликвидировано. Интересно, что бывший член правления и финдиректор монополии Сергей Дубинин стал членом совета директоров «ВТБ Капитал», а в 2009-м он вошел и в совет директоров ФК «Открытие».

Борис Минц

Энергия реформы

В сотрудничестве «Открытия» с энергетиками большую роль сыграл банк ВТБ, который в итоге стал акционером «Открытия».

В 2008 году реформа РАО ЕЭС близилась к завершению. «Открытие» вместе с дочерним банком ВТБ Russian Commercial Bank (Cyprus) создала фонд Otkritie UES Capital Partners. Тогдашний генеральный директор RCB Михаил Кузовлев, возглавляющий сейчас Банк Москвы, входил в совет фонда. Идея была простой: фонд покупал акции РАО, которые монополия в рамках оферты выкупила у инвесторов, отказавшихся участвовать в реформе и обменивать бумаги РАО на акции образованных компаний. Портфель фонда, составленный из акций выделенных из РАО компаний, должен был повторять структуру самой ликвидируемой монополии — некий аналог фонда ETF, или индекса электроэнергетики. «Мы хотели дать иностранцам возможность купить акции РАО ЕЭС после ее ликвидации, не заставляя их разбираться в многообразии ТГК и ОГК», — рассказывает бывший менеджер «Открытия».

Выкупленные у миноритариев акции мешали ликвидации РАО, и монополия продала часть из них фонду Otkritie UES Capital Partners — 1,4 млрд акций на общую сумму 45 млрд рублей. В июле 2008 года активы Otkritie UES Capital Partners составляли $2,4 млрд. Как рассказывает источник, знакомый с обстоятельствами формирования фонда, ВТБ предоставил кредит на покупку акций в размере $1,8 млрд. Два бывших менеджера РАО рассказали Forbes, что этот кредит был частично гарантирован депозитами ФСК и «Русгидро» в банке ВТБ. Негашева подтвердила, что такие депозиты действительно размещались, но, по ее словам, никакой связи с покупкой энергетических акций не имели. 

Сформировав фонд, учредители планировали провести IPO на Лондонской фондовой бирже, но грянул кризис. Активы Otkritie UES Capital Partners стремительно обесценились, о размещении собственных акций пришлось забыть. 

Долг перед основным кредитором — ВТБ — был реструктурирован и частично конвертирован в акции финансовой корпорации «Открытие». Так, в начале 2009 года ВТБ стал владельцем 19,9% ФК «Открытие». За этот пакет ВТБ доплатил 5 млрд рублей. Потери «Открытия» Беляев оценивает всего в 2 млрд рублей.  «ВТБ был нашим партнером в проекте по управлению фондом электроэнергетики. В какой-то момент стало понятно, что будет правильно, если ВТБ войдет в наш капитал», — говорит он. Кузовлев от комментариев отказался. 

В 2009 году фонд Otkritie UES Capital Partners был куплен все теми же ВБРР (19%) и кипрской Xerilda (81%) и переименован в Rusenergo Fund.

11 апреля ВТБ заявил, что полностью продал свою долю в «Открытии». Покупателем стал Сергей Гордеев - учредитель компании «Росбилдинг», специализировавшейся на недружественных поглощениях промышленных предприятий и захвате их недвижимости. «Росбилдинг» был ликвидирован в 2007 году, после чего девелоперские активы Гордеева перешли к компании Horus Capital. Та в свою очередь была продана O1 Properties Бориса Минца. Как следует из официального пресс-релиза ВТБ, доля банка в акционерной структуре «Открытия» на момент сделки составляла 7,96%. Сумма сделки не разглашается.

Энергия поглощения

Поздней осенью 2008 года в здание Агентства по страхованию вкладов (АСВ) вошли Вадим Беляев и предприниматель Александр Клячин. Он был владельцем нескольких крупных девелоперских проектов в Москве, земельных угодий, а заодно и Русского банка развития (РБР). Кризис сильно ударил по РБР, банк оказался на грани краха, так как сильно зависел от терпящего бедствие девелоперского бизнеса хозяина. 

Незадолго до этого визита Беляев рассматривал возможность купить РБР, но решил, что банк слишком велик для поглощения. Активы банка «Открытие» составляли тогда 20 млрд рублей, РБР — 45 млрд рублей. И тут Клячин сам позвонил Беляеву и проявил недюжинную настойчивость, предлагая купить у него РБР. «Он говорил нам, что не все так плохо, что у банка есть активы и залоги, был готов их показать», — говорит Беляев. Он изучил ситуацию и решил купить РБР.

Сделка по санации РБР банком «Открытие» состоялась при участии АСВ. Агентство выдало «Открытию» кредит в размере 8 млрд рублей и выкупило проблемные активы РБР на 18 млрд рублей. Опыт оказался удачным, и агентство привлекло «Открытие» к следующим санациям. 

Следующим был банк ВЕФК питерского предпринимателя Александра Гительсона, в 2011 году заочно приговоренного Мещанским судом Москвы к 5 годам лишения свободы за мошенничество. Заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников вспоминает этот банк с ужасом. АСВ внесло в капитал ВЕФК 5 млрд рублей и выкупило проблемные активы на 50 млрд рублей. «Мы избавились от этого ужасного банка и счастливы, — говорит Мирошников. — Все деньги, конечно, не вернем, но какую-то часть надеемся».

Деньги АСВ может вернуть, в том числе и продав свой пакет в банке «Открытие». После нескольких совместных проектов и присоединения к «Открытию» РБР, ВЕФКа и Свердловского губернского банка доля АСВ в объединенном банке с активами 260 млрд рублей составила 24%. Этот пакет «Открытие» обязалось выкупить за 7 млрд рублей в октябре 2012 года. Оферта не была исполнена, выкуп отложили на год, а сумму увеличили до 7,9 млрд рублей. «У нас есть ощущение, что после слияния с «Номосом» мы сможем продать нашу долю на рынке», — рассказывает Мирошников.

АСВ готово ждать, тем более собственникам «Открытия» срочно нужны деньги на сделку по поглощению Номос-банка. Почему его основной акционер Александр Несис сначала сам хотел купить «Открытие» и тут же согласился продать Номос-банк? Одним из акционеров этого банка с долей 26,5% была чешская группа PPF Петра Келлнера и младшего партнера Иржи Шмейца. Чехи делили бизнес, и в рамках развода что-то надо было делать с пакетом Номос-банка. По условиям акционерного соглашения либо Несис должен был выкупить долю PPF, либо партнеры должны были продать банк целиком. Несис предложил другой вариант: сначала за счет «Открытия» выкупить долю PPF, а потом обменять свою долю, а также пакеты младших партнеров по группе «Ист» Николая Добринова и Алексея Гудайтиса на доли в объединенном банке. Так «Открытие» выкупило у чехов 19,9% Номос-банка, а оставшиеся 6,6% приобрели бизнесмены Олег Малис и Александр Мамут.

Номос-банк провел IPO в 2011 году, исходя из рыночных котировок выкупленный «Открытием» пакет компании стоил 12,8 млрд рублей. Кредит «Открытию» на выкуп этой доли предоставил ВТБ. Но сделка была структурирована сложнее: сначала «Открытие» выкупило у Несиса акции «Уралкалия» на эту сумму, а потом расплатилось ими с чехами. 

После покупки 19,9% акций «Номоса» «Открытие» заявило о намерении консолидировать 100%-ный пакет акций и объявило оферту для миноритарных акционеров. В ее рамках было выкуплено 80% обращавшихся на рынке акций «Номоса».

Капитал банка «Открытие» составляет сейчас 22 млрд рублей, Номос-банка — 87 млрд рублей. В рамках сделки финансовая корпорация «Открытие» проводит допэмиссию в размере 30 млрд рублей. Капитал объединенного банка, по словам источника, знакомого с деталями сделки, составит примерно $4 млрд. Беляев, Минц и Несис ее не комментируют. 

Беляев лишь отметил, что архитектором сделки стал Александр Мамут, миноритарный акционер Номос-банка (4,99%). Именно он договорился об источниках финансирования и выступил гарантом для всех сторон. Мамут от комментариев отказался. Беляев уклончиво говорит, что есть три источника фондирования сделки: собственные средства, кредиты и деньги новых акционеров. По данным источника, «Открытие» уже обратилось в ВЭБ за кредитом на 4 млрд рублей.

В допэмиссии «Открытия» помимо Несиса и группы «Ист» примут участие Беляев, Минц, а также НПФ «Лукойл-Гарант», который не так давно купило «Открытие», и фонд «Ресурс» под управлением «Менеджмент-консалтинг». В декабре 2012-го эту управляющую компанию у Вагита Алекперова и Леонида Федуна купил хороший знакомый Беляева — бывший глава Брокерского дома «Открытие» Бадри Гобечия. Еще в допэмиссии участвует Russia Banking Fund под управлением Da Vinci Capital. 

Итог: в объединенном банке 25% будет принадлежать Беляеву, по 10% — Несису, Минцу, Мамуту и группе «Ист». Доли еще двух акционеров «Открытия» IFC и АСВ, судя по всему, размоются менее чем до 5%.

А что же Чубайс? На деловом саммите стран АТЭС, проходившем в сентябре 2012 года на острове Русский, он заявил, что не собирается участвовать в допэмиссии «Открытия»: «Я слишком малый акционер для того, чтобы участвовать». В таком случае его пакет (2,19%) размоется менее чем до 1%. 

— При участии Ксении Докукиной, Юлии Чайкиной и Надежды Иваницкой