Forbes
$65.35
72.86
ММВБ1971.59
BRENT47.09
RTS950.25
GOLD1310.17
16.04.2013 08:38
Петр Руденко Петр Руденко
бывший корреспондент Forbes 
Поделиться
0
0

История на миллион: как ВТБ инвестировал в голливудские спецэффекты

История на миллион: как ВТБ инвестировал в голливудские спецэффекты
Кадр из фильма «Аферисты: Дик и Джейн развлекаются»
Менеджеры ВТБ брали «откат» с тех инвестиций, которые делали в США, полагает кинематографист из Голливуда

Летом 2008 года голливудский финансист, а в прошлом советский военный моряк Анжей Баранцевич и его партнер, создатель мимики тролля из фильма «Гарри Поттер и философский камень» Боу Кэмерон сидели в одном из офисов ВТБ на Воронцовской улице в Москве и обсуждали инвестиции венчурного фонда ВТБ в новую технологию создания визуальных образов. ВТБ как раз формировал первый в России венчурный фонд  «ВТБ — Фонд венчурный» объемом 3 млрд рублей. Половину средств выделила государственная Российская венчурная компания. Российское правительство в то время носилось с идеей создания индустрии венчурных инвестиций, и госбанк активно в этом участвовал.

Так красиво начинавшаяся история закончилась иском Баранцевича к ВТБ и «ВТБ — Управление активами», поданным в Калифорнии. В иске кинематографист обвинил представителей банка в получении «отката».  Иск зарегистрирован cудом Центрального района Калифорнии 18 октября 2012 года и есть в распоряжении Forbes.

Моряк в Голливуде

Анжей Баранцевич родился и вырос в Баку.  Закончив Нахимовское училище, отслужив офицером на Тихоокенском флоте, получив образование военного переводчика и oкончив финансовые курсы, он устроился на работу в американское посольство в Азербайджане. Как отличившийся во время конфликта в Нагорном Карабахе он был лично представлен госсекретарю США Мадлен Олбрайт. В 2000 году его жена эмигрировала в США и он уехал вместе с ней. Обосновался в Калифорнии, стал подрабатывать на съемках фильмов бухгалтером. В 2004 году он, уже будучи бухгалтером компании Grey Matter Fx, занимавшейся созданием спецэффектов, познакомился со своим будущим партнером Боу Кэмероном. Они встретились на съемках фильма «Аферисты: Дик и Джейн развлекаются» (Fun with Dick and Jane) с Джимом Керри в главной роли, для которого Кэмерон создавал спецэффекты как фрилансер.

У Кэмерона, как Баранцевич позднее напишет в своем иске, была идея новой технологии, которая должна была сделать визуальные образы более реалистичными, а заодно и удешевить их производство. Он поделился своей идеей с Баранцевичем и предложил создать совместное предприятие. Баранцевич согласился, и в 2006 году на свет 

Боу Кэмеронпоявилась компания под названием Beau Cameron Inc, 60% в которой получил Кэмерон, 40% — Баранцевич. Задачей последнего было найти инвестиции.

Два года финансист Баранцевич искал деньги в Европе и Америке, но безуспешно. Пока к нему в гости не приехал старый приятель из Баку Камран Улуханов (сейчас главный исполнительный директор Управляющей компании «УРАЛСИБ Эссет Менеджмент»), который выслушал идею и взялся свести партнеров с управляющим директором «ВТБ —Управление активами» Андреем Зюзиным. Встреча состоялась летом 2008 года в Москве, ВТБ согласился вложить в предприятие $7 млн.

На русские инвестиции Кэмерон был должен произвести алгоритм, который мог автоматически преобразовывать большое число фотографий объекта в трехмерную систему точек, что позволяло бы создать целый кадр кинофильма в цвете и детализации без сбора киногруппы, а также свободно реконструировать кадр в любой момент работы без вынужденной пересъемки всей сцены.

Миллион в офшоры

Поначалу дело пошло. Были созданы две компании: российское предприятие ЗАО «Боу Лабораториз» и американская Beau Laboratories. 50% минус одна акция в компани ЗАО «Боу Лабораториз» принадлежало «ВТБ — Управление активами», остальное — Beau Cameron Inc. Beau Laboratories была 100% дочкой российской компании. «ВТБ — фонд венчурный» должен был инвестировать в российскую компанию, а она — уже перевести деньги Beau Laboratories в Лос-Анджелес. Кэмерон и Баранцевич возглавили американскую компанию, в ее совет директоров вошли Зюзин, Улуханов и управляющий директор фонда «DFJ ВТБ Аврора» Александра Джонсон (русская по происхождению, сейчас работает в этой же должности). По условиям соглашения фонд должен был сразу вложить $4 млн, остальное после того, как Кэмерон завершит разработку значительной части технологии.

Первый транш инноваторы получили в сентябре 2008 года. Это был самый разгар кризиса, когда найти деньги даже на неотложные нужды было сложно, не говоря уж о венчурных проектах.

Сразу после получения первого транша, как говорится в иске, Баранцевич как финансовый директор компании перевел $250 000 на счет Камран Улухановкомпании Bigland на Британских Виргинских островах и $750 000 на счет компании Vestax в Новой Зеландии. Баранцевич утверждает, что перевод был сделан по поручению Зюзина, занимавшего должность председателя совета директоров ЗАО «Боу Лабораториз». В описании исковых требований он сообщает, что представители ВТБ (Зюзин и Джонсон) ввели его в заблуждение, сообщив, что обе компании являются российскими, а перевод денег в Vestax был нужен для того, чтобы удовлетворить требование российского государства об инвестировании части средств на территории России, перевод же в Bigland также необходим для того, чтобы часть средств была инвестирована на территории России, но помимо этого еще и является платой за услуги Улуханова, который помог найти финансирование. В иске Баранцевич утверждает, что ему сказали, что Bigland принадлежит Улуханову.

Сначала решение перевести миллион в два офшора показалось Баранцевичу подозрительным, и они с партнером попросили предоставить контракты с этими компаниями. Контракты были представлены, перевод денег одобрен советом директоров, а расходы записаны в бухгалтерские книги в графу «Исследования и развитие». «У меня не было оснований не доверять сотрудникам ВТБ», — пишет в иске Баранцевич.

Основания у Баранцевича вскоре появились: вокруг улетевшего на далекие острова миллиона развернулась настоящая драма.

Деньги кончились

Почти год про переведенный на счета двух офшорных компаний миллион долларов никто не вспоминал. Однако к лету 2009 года все полученные от венчурного фонда деньги были потрачены. И партнеры ожидали второй транш от ВТБ, но условием его получения был промежуточный результат: Кэмерон должен был показать сделанную работу. Но тут случилось нечто неожиданное, в результате чего  ВТБ приостановил финансирование.

Из российского ЗАО «Боу Лабораториз» уволился один из инженеров — Владимир Беленкович. Да не просто уволился, а написал письмо совету директоров, которое произвело впечатление на инвестора. Это письмо было представлено в суде во время допроса Александры Джонсон (протокол допроса есть у Forbes) в процессе рассмотрения одного из многочисленных исков, позднее поданных партнерами друг к другу. В письме Беленкович утверждал, как показала Джонсон, что от Кэмерона не поступило документации по проекту. «Нехватка проектной документации непростительна на такой стадии проекта, — пишет Беленкович. — За мой тридцатилетний опыт работы такого не было. Вы можете иметь гениального изобретателя, но любая технология предполагает разработку спецификации». Джонсон сказала в суде, что из-за этого письма ВТБ решил пока не выделять второй транш инвестиций, а поставить партнерам новые условия, а именно нанять инженеров и начать разработку в России — только после этого второй транш мог быть получен. Условие было выполнено только к концу 2011 года.

Оказавшись без денег, партнеры начинают ссориться. Баранцевич обвиняет Кэмерона в том, что тот не способен разработать обещанную технологию. Кэмерон спрашивает Баранцевича, куда делись деньги. Баранцевич напоминает про переведенный в офшоры миллион и получает обвинение от представителей ВТБ и своего партнера в краже, его увольняют из компании, подают иск и даже пытаются добиться ареста финансиста, но безрезультатно. Также, по словам его жены  Анны, Баранцевич потерял доступ к счетам компании.

Кто украл миллион

Баранцевич не стал терпеть унижений от партнера и вскоре подал ответную жалобу в суд Центрального района Калифорнии. В ней он утверждает, что деньги украл не он, а представители ВТБ, и требует выплатить ему компенсацию $5 млн за обесценившиеся инвестиции и понесенные потери в ходе судебных разбирательств, а также компенсацию за моральный ущерб. В иске говорится, что Баранцевич выяснил, кому принадлежат компании Vestaх и Bigland, в которые был переведен миллион долларов , — по мнению истца, «представители ВТБ получили эти деньги». Баранцевич обвиняет ВТБ в мошенничестве, сговоре с целью обмана, недобросовестной деловой практике и присвоении движимого имущества. 

Адвокат Баранцевича Лин Мейер сообщила Forbes, что на выяснение информации о бенефициарах Vestaх и Bigland было потрачено около $20 000 из личных средств ее клиента.

Согласно приложенным к иску документам из регистра компаний Британских Виргинских островов, 9 декабря 2010 года гражданин Андрей ЗюзинРоссии Андрей Зюзин был назначен ликвидатором Vestax Resources International, адрес этой компании в платежных документах совпадает с расположением офиса фирмы CBSF, оказывающей, как утверждается на ее сайте, «консультационные услуги по любым вопросам, связанным с корпоративной структурой, налоговым планированием, юридической и бухгалтерской поддержкой ведения международного бизнеса» и имеющей представительство в Москве. По мнению адвоката «Хренов и партнеры» Дмитрия Лобачева, если ликвидация компании произведена не по решению суда, а по усмотрению руководителей и акционеров, можно предположить, что ликвидатор связан с акционерами, поскольку вряд ли к ликвидации будет допущен посторонний человек.

По данным регистратора компаний Новой Зеландии, Bigland Corporation (образована в 2006 году, ликвидирована в ноябре 2009 года) учреждена Unihold Ltd, владельцем которой был некий Григорий Челудяков, учредивший несколько десятков юридических лиц в этой стране. Если человек является руководителем множества компаний, можно предположить, что он предоставляет сервис номинального акционера компании для ее реальных владельцев, комментирует Лобачев.

Баранцевич в исковом заявлении называет обе выплаты «откатом».

Косвенно в пользу версии Баранцевича свидетельствуют и показания Джонсон в суде. Отвечая на вопрос адвоката Баранцевича, она Александра Джонсонсказала, что никакого требования об инвестировании части средств в России у ВТБ не было (а именно этим оправдывался, по мнению Баранцевича, перевод миллиона долларов в офшоры), речь шла только о создании интеллектуальной собственности на территории РФ. 

Помимо миллиона в офшорах Баранцевич обвиняет партнеров еще в нескольких незаконных выплатах. Он утверждает, что в 2010 году Кэмерон присвоил $200 000 — просто заплатил сам себе с одобрения Олега Олейникова, который сменил Зюзина на посту председателя совета директоров ЗАО «Боу Лабораториз» в 2010 году (Олейников сейчас работает помощником директора по венчурным инвестициям «ВТБ Капитал»). Еще $250 000 без одобрения совета директоров вывел из компании сам Олейников, утверждает истец, однако, кто получил эти деньги он не знает. Кроме того, другая компания Кэмерона — Beau LLC — получила еще $240 000 от Beau Laboratories и забрала себе дорогостоящее оборудование, говорится в иске.

По мнению партнера адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дениса Архипова, если решение против банка будет вынесено, оно будет о взыскании убытков, в том числе punitive damages (убытков в двух или трехкратном размере по усмотрению суда как наказание), то есть решение будет денежным, оно будет исполнено за счет средств представительства банка в США. «В случае если денег не хватит, решение государственного суда Калифорнии может быть признано и приведено в исполнение на территории РФ на основании принципа взаимности. Отдельного международного соглашения, регламентирующего порядок исполнения американских решения на территории РФ и наоборот, между США и РФ не заключено, — комментирует Архипов. — За злостное неисполнение решения менеджеры банка могут быть привлечены к уголовной ответственности за contempt of the court (неуважение к суду)». 

Была ли технология

Но даже и те деньги, которые остались в компании, не привели к инновационному прорыву. Баранцевич сообщает в иске, что Кэмерон продал ВТБ «дохлую лошадь» под видом новой технологии: якобы ее придумал не Кэмерон и она вовсе не была инновационной. На стадии получения инвестиций ВТБ был представлен отчет об оценке технологии, который был подписан неким Месробом Торикяном от имени компании Sony. Баранцевич утверждает, что этот отчет — подделка, а оценка технологии никогда не проводилась по-настоящему.

Более того, он считает, что инвесторы из ВТБ даже не дали себе труд «погуглить» (цитата по иску) отчет о работе, а ведь в этом случае они могли бы обнаружить, что технология, которую они по сути покупают, не оригинальная.

Кэмерон в беседе с Forbes назвал ложью слова Баранцевича о его технологии: ВТБ, как он говорит, проводил ее тщательный анализ до инвестирования в компанию. Обвинения в выводе денег он также полностью отвергает: средства похитил именно Баранцевич, говорит Кэмерон. Для меня это стало неприятным сюрпризом, поскольку Баранцевич долгое время был моим деловым партнером, сказал Кэмерон.

По его словам, он остается акционером Beau Laboratories в России, но оперативным управлением не занимается: согласно договоренностям Кэмерон должен был разработать технологию и он выполнил свою часть работы еще в 2010 году. Использовать же технологию российская компания намерена самостоятельно. «Боу Лабораториз» в 2011 году стала резидентом Сколково.

Российское представительство Beau Laboratories, согласно информации на сайте с логотипом «Сколково», предлагает технологии для кинематографии, аэрофотосъемок и оборонной промышленности. Компания указывает, что заинтересована в привлечении портфельных, стратегических и профильных инвесторов. «Боу Лабораториз» имеет два фактических адреса. По первому — Дмитровское шоссе, дом 100, строение 2, Бизнес-Центр «Норд Хаус», офис 2302 — оказалась закрытая комната в офисном центре без опознавательных знаков. Сотрудники центра не знают, что за компания тут работает. По второму адресу —  Проспект Мира, дом 119, строение 521 — находится кафе «Пельмешка». Телефон, указанный на сайте компании, не отвечает. Адрес кафе «Пельмешка» также указан на англоязычном сайте Beau Laboratories. 

Кэмерон затруднился ответить, есть ли клиенты у российского офиса, и посоветовал обратиться к нынешнему гендиректору компании Юрию Аурениусу. Его телефон не отвечал.

ВТБ — не ВТБ

Жена Баранцевича (на время тяжбы Анна Баранцевич представляет мужа в общении со СМИ) рассказала Forbes, что ВТБ предлагал заключить мировое соглашение, но они отказались, сейчас они с мужем ожидают решения суда, который разрешит судиться с ВТБ в США. По ее словам, ВТБ делает все возможное, чтобы доказать, будто представительство «ВТБ Капитал» в Нью-Йорке не имеет отношения к российскому ВТБ. Адвокат Лин Мейер сообщила, что прошение о рассмотрении дела в американском суде сейчас рассматривается, однако, когда будет вынесено решение, сказать отказалась, сославшись на нежелание оказывать давление на суд. 

Партнер «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Черный утверждает, что с учетом конкретных обстоятельств дела представители российского банка могут прибегнуть к так называемой доктрине forum non conveniens (концепция «неудобного, ненадлежащего суда») и попытаться доказать, что американский форум не является «адекватным» для рассмотрения такого дела в отношении российского банка. Если же суд штата Калифорнии все же установит, что вправе рассматривать данное дело, то опять же теоритически, с учетом обстоятельств дела, при использовании доктрины пронзания корпоративной вуали (piercing the corporate veil) или доктрины альтер эго (alter ego) к ответственности наряду и с дочерней компанией в США может быть привлечена и головная компания в России, заключает Черный. В таком случае истцу потребуется доказать, что  у компании и ее владельца (другой головной компании, акционера) должен быть «общий интерес», общее имущество.

ВТБ и «ВТБ — Управление активами» переадресовали запрос Forbes в «ВТБ Капитал», который отказался давать комментарии для этой статьи. Зюзин, который в настоящее время занимает должность директора Cisco по работе с фондом Сколково, оставил письменный запрос Forbes без ответа. Олейников также не ответил на письмо Forbes. Улуханов на звонок Forbes не ответил. Телефоны в московском представительстве «DFJ ВТБ Аврора» не отвечали.

Иcк к ВТБ

Поделиться
0
0
Ключевые слова:
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

31 августа, среда
Forbes 08/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.