Forbes
$63.07
66.85
ММВБ2204.55
BRENT54.25
RTS1101.15
GOLD1169.23
05.06.2013 16:21
Елена Тофанюк Елена Тофанюк
бывший редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Время микробанкиров: почему бизнесмен Дымов вложил $3 млн в сервис Moneyman

Время микробанкиров: почему бизнесмен Дымов вложил $3 млн в сервис Moneyman
Фото Олега Харсеева/Коммерсантъ
Владелец «Дымовского колбасного производства» вслед за участниками списка Forbes Олегом Бойко и Александром Мамутом инвестирует деньги в проект по микрокредитованию. Какой отдачи следует ожидать от этих вложений?

Владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика» Вадим Дымов вложился в микрокредитование, купив миноритарную долю в компании Moneyman. Размер инвестиций составил $3 млн. Об этом Forbes сообщил генеральный директор компании Moneyman Борис Батин, Вадим Дымов это подтвердил. Размер проданной доли не раскрывается, однако, по данным Forbes, речь идет о 33% компании.

Дымов не первый крупный предприниматель, который заинтересовался микрофинансированием. В начале 2012 года миллиардер Олег Бойко (№71 в рейтинге Forbes) купил 75% микрофинансовой организации 4finance со штаб-квартирой в Латвии. Сумма сделки не раскрывается, но, по оценкам Forbes, она могла составить $190 млн. Сейчас Бойко собирается расширить этот бизнес и на Россию. Микрофинансовым бизнесом владеет Александр Мамут (№45 в списке Forbes): весной 2012 года стало известно, что ему принадлежит 50% компании «Мигкредит», которая выдает микрозаймы, в том числе и через салоны «Евросеть».

Moneyman — это стартап, запустившийся меньше года назад и организованный двумя бывшими инвестбанкирами Борисом Батиным и Александром Дунаевым. Батин начинал карьеру в Deutsche Bank, затем работал в «Ренессанс Капитале», а с 2010 по 2012 год — в долговом департаменте Royal Bank of Scotland. Дунаев — специалист по структурному акционерному финансированию, бывший сотрудник Deutsche Bank. Moneyman выдает микрозаймы до 15 000 рублей по заявкам на сайте, используя автоматические системы одобрения займа. Потенциальный заемщик оставляет заявку на сайте, автоматическая система оценивает его риск-профиль и принимает решение, деньги поступают на счет, указанный в заявке. Борис Батин говорит, что идея бизнеса позаимствована у английского сервиса Wonga.com, но адаптирована к российским условиями.

Микрокредитование онлайн — это новый и достаточно интересный вид бизнеса, говорит главный исполнительный директор компании «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. «Существует уже несколько компаний на микрофинансовом рынке, базирующихся на бизнес-модели английской компании Wonga, работающей исключительно в onlinе-среде, — рассказывает он. — Например, компания Mili, одним из обязательных условий которой является наличие аккаунта в социальных сетях, что позволяет компании осуществлять скоринг (оценку кредитных рисков. — Forbes), учитывающий данные из соцсетей. [Исключительно в onlinе-среде работает]  микрофинансовая компания Platizа, созданная инвестиционным фондом Finam Global, входящим в инвестиционный холдинг «Финам». Также такие интернет-проекты, как «Вдолг.ру» (названный порталом взаимного кредитования населения),  Credberry.ru Максима Ноготкова (подразумевающий взаимное микрокредитование физических лиц через систему peer-to-peer lending в интернете). Подобная модель у британской компании Zopa». 

«Среди финансовых рынков это самый быстрорастущий сегмент», — объясняет интерес предпринимателей к микрофинансированию замгендиректора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев. По прогнозам J'son & Partners Consulting в 2012-2017 годах среднегодовые темпы роста этого рынка в России составят 54%. По оценке компании «Домашние деньги», к 2015 году объем рынка микрофинансирования в России составит 300 млрд рублей против 50 млрд рублей по итогам 2012 года. Согласно тому же исследованию, люди берут микрозаймы, как правило, на ремонт квартиры и дачи (в 36,32% случаев). Кроме того, за счет коротких, но дорогих кредитов, россияне финансируют семейные события, в том числе свадьбы и похороны (8,74%), ремонт автомобиля (7,76%)  и отдых (7,30%). Более 70% клиентов микрофинансовых организаций — люди со средним образованием и ниже.

Вадим Дымов.

«Для этого бизнеса характерна высокая маржа (10-20 процентных пунктов), гораздо выше, чем в банковском секторе, а также мягкое регулирование», — продолжает Самиев. Микрофинансовые организации не обязаны получать банковскую лицензию, их расходы ниже, чем у банков, за счет отсутствия необходимости создавать резервы. Микрокредит, средний размер которого в 2012 году, по оценке J'son & Partners Consulting, составил 11 900 рублей, как правило выдается на короткий срок, но под высокие проценты — примерно 1% в день.

По оценке Самиева, микрофинансовый бизнес, будучи построен серьезно, с правильным подходом к скорингу и оценке рисков, окупается за 5 лет, при более мягком подходе — за 3 года. Впрочем, созданная в 2007 году компания «Домашние деньги» Евгения Бернштама, выдающая микрозаймы до 50 000 рублей на срок до 65 недель, по итогам 2012 года показала убыток 210 млн рублей. С отрицательным финансовым результатом (убыток 450 млн рублей) компания показала и по итогам 2011 года. Комментируя результаты весной этого года, менеджмент «Домашних денег»  сообщал, что фирма прошла точку безубыточности в ноябре-декабре 2012 года и по итогам 2013 собираются получить прибыль. Бернштам сказал Forbes, что «Домашние деньги» показывали убытки на протяжении пяти лет и в микрофинансовом бизнесе, если подходить к нему серьезно, быстрых денег не заработать, хотя он сам рассчитывает на серьезную прибыль. «Мой опыт показывает, что чрезмерные ожидания могут плачевно закончиться», — прокомментировал он растущий интерес предпринимателей к вложениями в микрофинансовый бизнес, заметив, что рассчитывать на сиюминутный успех в этом бизнесе не приходится.

Стартовые инвестиции в такие проекты не велики. Создатель компании «Мини-займ экспресс», которая стала широко известна после скандала с микрозаймами для пенсионеров, выдаваемых в отделениях «Почты России», Юрий Глоцер ранее говорил Forbes, что вложил в создание бизнеса $2 млн. Стартовые инвестиции Батина и Дунаева в компанию Moneyman составили около $1 млн.

Однако в микрокредитовании, замечает Самиев, существует моральный риск — рынок не структурирован, на нем присутствуют как серьезные организации, так и сомнительные компании, устроенные по принципу пирамиды. Кроме того, Бернштам замечает, что когда российское законодательство будет приведено в соответствие с международными стандартами и микрофинансовые организации должны будут начислять резервы, проводить аудит и платить налоги на общих основаниях, а не пользоваться упрощенной системой налогообложения, станет ясно, что показываемый на бумаге доход не соответствует реальности.

Поделиться
0
0
Загрузка...

Рассылка Forbes.
Каждую неделю только самое важное и интересное.

Самое читаемое

Forbes сегодня

9 декабря, пятница
Forbes 12/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.