Битва инвестбанкиров: как в БКС поссорились «Ренессанс» с «Открытием»

Олег Михасенко фото Артема Голощапова для Forbes
Бывшие сотрудники БКС требуют от компании более 120 млн рублей. Экс-работодатель в ответ обвиняет их в прогулах и отказывается выплачивать бонусы. Что привело к громкому спору?

В июле 2011 года в московском офисе на Проспекте Мира в кабинете владельца новосибирского брокера БКС Олега Михасенко собрались четверо сотрудников «Ренессанс Капитала». Они объясняли Михасенко, как розничному брокеру начать бизнес по доступу к бирже крупнейших институциональных клиентов (DMA). На этом рынке порядка 300-400 крупнейших банков и компаний мира, которые могут платить брокеру за сервис от $20 000 в месяц.

В России направление уже развивали конкуренты БКС из «Ренессанс Капитала» и «Открытия». Идея хорошо вписывалась в новую стратегию БКС по созданию полноценного инвестиционного банка.

Михасенко планировал в 2014 году провести IPO компании и хотел инвестировать в развитие минимум $50 млн.

Одним из четырех его собеседников был глава DMA в «Ренессанс Капитале» Станислав Суриков. После тринадцати лет работы в «Ренессансе» он согласился перейти в БКС. За ним потянулись и другие топ-менеджеры: директор лондонского офиса Майк Смит, операционный директор Ризван Кайяни и директор по взаимоотношениям с клиентами Юлия Ярославцева.

БКС согласились заплатить Сурикову входной бонус в размере $200 000. Не поскупился новый работодатель и на зарплату: менеджеру платили 600 000 рублей в месяц плюс бонус 8% от прибыли департамента, но не менее $750 000 по итогам 2011 и 2012 годов. Совокупная компенсация составляла порядка $1 млн в год. Ярославцева получала порядка 420 000 рублей в месяц и $400 000 гарантированного бонуса (около $550 000 в год). Новые сотрудники подчинялись главе инвестбанковского подразделения БКС, выходцу из Bank of America Кену Чаргеишвили.

Суриков возглавил направление прайм-брокереджа и к началу 2012 года набрал 35 человек, потратив порядка $10 млн за полгода. В тот период создавалась «лондонская» дочка БКС — BCS Prime Brokerage. Через пару месяцев пришли первые успехи: стать клиентами компании согласились Deutsche bank, японский Nomura и HSBC.

Ссора и рост оборотов

В конце 2011 года Михасенко решил заменить Чаргеишвили на своего земляка, первого зампреда ФК «Открытие» Романа Лохова, который был конкурентом Сурикова на рынке. Лохов ожидал развязки разбирательства в Высоком суде Лондона из-за сделок с аргентинскими варрантами и выплаты бонусов, грозившей «Открытию» потерями в $220 млн. Менеджер имел косвенное отношение к делу: он подбирал сотрудников, оказавшихся фигурантами дела.

Лохов ушел из «Открытия» по договоренности с руководством. По словам источника в компании, он переманил за собой группу сотрудников. Источник, близкий к БКС, настаивает, что при уходе из «Открытия» Лохов обещал полгода не уводить вслед за собой бывших коллег. Так или иначе, из «Открытия» в БКС постепенно перешло более 80 человек, включая топ-менеджмент — Александра Берневегу, Луиса Сайнса, Нильса Ян и Тима Бивана. Расходы на набор новой команды составил порядка $15 млн. В «Открытии» отказались от комментариев.

Оказавшись в одной компании, Лохов и Суриков не сработались.

Они ссорились как из-за смены планов стратегического развития БКС, так и из-за набора новых сотрудников и их профессиональных навыков. Лохов решил сделать ставку на рост доли рынка. По словам источника, близкого к БКС, вдобавок к уже имеющимся клиентам, он начал перетягивать в компанию крупнейших российских и западных игроков уровня Morgan Stanley и Barclays, а также крупнейших алготрейдеров российского рынка, к примеру GSA Capital и Quantstellation, которая в свое время делала порядка 25% месячного оборота в «Финаме».

Также Лохов запустил торговых роботов Александра Берневеги, который занимается арбитражем между Лондонской и Московской биржами. На рынке ходили слухи, что его обороты достигают половины оборотов БКС, но, по словам источника в компании, они не превышали 10%. Перемены вывели БКС на первое месте по оборотам. В июне 2014 года в режиме основных торгов по акциям они составляли 330 млрд рублей, что примерно равно оборотам трех отстающих от БКС игроков: «Открытия», «Финама» и «Ренессанс Капитала». Однако финансовый результат торговых операций неизвестен. В БКС сообщили, что при хорошем сценарии выручка (GMIB) может составить $120 млн.

Несмотря на высокие обороты, отношения между Лоховым и Суриковым окончательно разладились осенью 2012 года. Версии сторон расходятся. Суриков говорит, что с начала ноября 2012 года его перестали пускать к собственным подчиненным, а источник в БКС утверждает, что тот просто перестал ходить на работу. Менеджер пытался разрешить проблему и хотел договориться с Михасенко. По его словам, тот предложил ему перейти из дирекции инвестиционно-банковского бизнеса, которой руководил Лохов, в департамент рынков капитала и спецпрограмм с декабря 2012 года (копия приказа за подписью Михасенко есть в распоряжении Forbes).

Но в феврале 2013 года Сурикову начали приходить запросы об отсутствии в офисе. Суриков и Ярославцева не получили зарплату за несколько месяцев и гарантированные бонусы за 2012 год. Бывший менеджер «Ренессанса» пытался договориться с Михасенко по выплатам, но в итоге его уволили за прогулы. После того как Ярославцевой перестали платить зарплату, она отправила уведомление о невыходе на работу, но и ее уволили за прогулы. Лондонские менеджеры Ризван Кайяни и Майк Смит также покинули компанию, хотя все обещанные им выплаты были произведены. Источник в БКС говорит, что Суриков и Ярославцева получили достаточно средств и при этом приводили недостаточно клиентов.

Фиаско в суде

Суриков еще в апреле 2013 года обратился в Мещанский суд Москвы по поводу незаконного увольнения. В суде представители БКС заявили, что менеджеров уволили за прогулы. Специалист отдела безопасности БКС даже составил докладную записку на имя Лохова — якобы Суриков не дал объяснений об отсутствии на работе. Также ответчик утверждал, что департамента, в который, по версии истца, его обещали перевести, попросту не существовало. Юристы Сурикова провели две экспертизы подписи Михасенко в документе, которые подтвердили ее подлинность. Также истец заверил, что давал все необходимые письменные объяснения.

Размер его требований изначально составлял порядка 45 млн рублей, но бонусы за прошлый год, проценты и пени увеличили сумму до 80 млн рублей. Вслед за Суриковым в суд обратилась Ярославцева. Изначально она рассчитывала получить 24 млн рублей, но затем также увеличила претензии до 32 млн рублей.

По словам юриста «Николаев и партнеры» Тамиллы Сакварелидзе, экс-сотрудникам БКС в первую очередь необходимо доказать, что их уволили незаконно, а потом уже пытаться получить компенсацию. Она уже сталкивалась со схемой, когда работников увольняли за прогулы, чтобы не выплачивать бонусы.

На текущий момент Суриков проиграл первую и вторую инстанции по части незаконного увольнения. Суд по бонусам проходил в Центральном районном суде Новосибирска в июне этого года и не нашел оснований для решения в пользу истца, заподозрив того в уклонении от получения уведомления о заседании. По словам Сурикова, его юристы не получали никакого уведомления из Новосибирска. Теперь он готовит апелляцию. Суриков обещает дойти до Верховного суда, а если потребуется, то и до Европейского суда по правам человека. Ярославцева также проиграла вторую инстанцию в Новосибирске и подает кассационную жалобу. В БКС не стали комментировать ход дела.

Новости партнеров