Опционный смотритель: как научиться зарабатывать на плохом рынке | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Опционный смотритель: как научиться зарабатывать на плохом рынке

читайте также
+61 просмотров за суткиПрирода богатства и причины бедности: как ограбить неимущих или очерк о приватизации Траст по-русски. Как завещать состояние при помощи наследственного фонда +4 просмотров за суткиПохоже на евро: миллиардеры комментируют новые купюры 200 и 2000 рублей Банкиры-роботы: российский фонд вложился в проект, определяющий состояние заемщика +6 просмотров за суткиМодная Россия: инвестиции в одежду позволяют изменить ее внешний вид и процесс покупки Освободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта +6 просмотров за суткиЦена акций и справедливость: какую опасность для сотрудников таят переоцененные стартапы +24 просмотров за суткиТоржество Безоса. Титул богатейшего человека планеты как символ перемен РФПИ и Банк развития Китая создадут инвестфонд на $10 млрд +45 просмотров за суткиНовые криптовалюты: как в них инвестировать и почему им нужен правовой статус? Продавцы видеокарт связали их дефицит с ростом интереса к криптовалютам Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? Сбербанк впервые протестировал дрон для доставки денег ЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» РВК и «Сколково» вложат более 4,5 млрд рублей в три венчурных фонда Сколько в России надо зарабатывать для «нормальной» жизни? Свежие данные от социологов +1 просмотров за суткиОграничение наличных расчетов: почему пока это невозможно в России? Российские AltaIR и Buran вложились в сервис по управлению жильем Guesty Mail.ru Group инвестирует $100 млн в разработку игр Беспилотники в карьер: разработчик решений для роботизации добычи привлек 400 млн рублей Казахстан открыл в Сан-Франциско лабораторию для изучения технологий будущего

Опционный смотритель: как научиться зарабатывать на плохом рынке

Петр Руденко Forbes Contributor
Георгий Мирел Фото Артема Голощапова для Forbes
Финансист Георгий Мирел создал свой фонд на деньги бывшего работодателя — «Открытие Капитал». Почему инвестбанк поверил в экс-сотрудника?

Основатель Vega Absolute Fund Георгий Мирел заинтересовался финансами в начале 1990-х в старших классах школы, которую оканчивал в США по обмену. «Это был курс про фондовый рынок, мы виртуально покупали акции компаний, следили за новостями. Нам объясняли, какие факторы влияют на цену бумаги, например, как акции авиакомпаний зависят от цен на топливо, — вспоминает Мирел. — Тогда я написал родителям, что расхотел быть юристом, а хочу быть финансистом».

Вернувшись в Россию в 1994 году, Мирел поступил в Финансовый университет при правительстве РФ и заработал первые деньги. Столичный банк сбережений выдал студентам дебетовые карты с льготными счетами в рублях и немецких марках, которые можно было снимать через банкомат по курсу Банка России. «Когда марка сильно падала, мы снимали рубли со счета с немецкими марками по более высокому курсу предыдущего дня. Затем шли в обменник и откупали марки дешевле, зарабатывая на разнице», — вспоминает Мирел.

 

Первая спекуляция позволила Мирелу сходить на концерт Криса де Бурга, а также сформировала инвестиционный подход, которому он следует уже 20 лет.

«Рынок не эффективен, на нем всегда есть диспропорции в ценах на инструменты, их можно использовать», — говорит Мирел.

Весной 1998 года он устроился в Societe Generale, но тут же попал под сокращение из-за разразившегося в августе кризиса и попросил заместителя гендиректора банка Жака Дер Мегредичяна оставить его работать бесплатно. В Societe Generale Мирел торговал остатками ГКО и валютой, через несколько месяцев зарплату вернули. В 2001 году он уехал в бизнес-школу Колумбийского университета, где в том числе изучал теорию торговли опционами. На летней практике в UBS он занимался «свопционами» (опционами на процентные ставки) и деривативами на развивающихся рынках.

В 2003 году Мирела с дипломом MBA нанял Citi и тут же отправил в Москву торговать корпоративными облигациями. «Выдержал я там недолго, — вспоминает Мирел. — К российскому рынку иностранцы еще относились с большим опасением, заявки на участие в размещениях облигаций рассматривались месяцами». В 2004 году о нем вспомнил Дер Мегредичян, ставший главным исполнительным директором «Тройки Диалог» (сейчас «Сбербанк КИБ»). Мирел создавал в «Тройке» подразделение по торговле опционами, тогда это стало актуальным, ведь ликвидность российских акций и индексов росла.

 

Стихия Мирела — падающий, нервный рынок.

«Зарабатывать на плохом рынке получается лучше — он становится еще более неэффективным», — говорит он. Отличным временем для торговца опционами cтал кризис 2008 года. Весной 2008-го питерский банк «Кит Финанс» продал «Тройке Диалог» 100 000 сентябрьских опционов «пут» на фьючерс на индекс РТС с ценой исполнения 1600 пунктов, рассчитывая, что индекс РТС не опустится ниже этого уровня. Еще 70 000 таких контрактов «Тройка» купила на бирже. Суммарная позиция Мирела в опционах превышала $500 млн. Риск сделки был невысок, так как опционы были очень дешевыми, ведь индекс в мае стоял на отметке 2100 пунктов. Если бы индекс упал ниже этой отметки, покупателю было бы выгодно воспользоваться своим правом продать фьючерс по этой цене. «Мы подумали, что если рынок упадет на 20%, то он может упасть и на 40% и больше. Потенциальные потери, в отличие от возможной прибыли, были небольшими», — объясняет Мирел. В сентябре 2008 года индекс РТС рухнул к отметке 1300 пунктов, стратегия Мирела сработала, а «Кит Финансу» пришлось зафиксировать убыток.

 

«Рынок сильно шатало, и сыграла классическая ставка на волатильность. Когда индекс упал к цене исполнения опционов, мы стали хеджировать нашу позицию, покупая фьючерс на РТС на падении индекса и продавая на его росте. На этом основные деньги тогда и заработали», — вспоминает Мирел. Сделки с опционами стали одной из причин краха «Кит Финанса», государству пришлось спасать банк из-за проблем с ликвидностью. В октябре 2008 года падение продолжилось, и клиент ИК «Проспект» не смог доначислить вариационную маржу по своим позициям в декабрьских опционах «пут» из-за падения рынка. «Мы поставили им опционы на закрытие фактически по монопольным ценам, потому что у нас было 90% открытых позиций в этих контрактах. В тот день мы заработали почти $6 млн», — вспоминает Мирел.

 

Всего в августе — октябре 2008 года чистый доход его подразделения составил $17 млн, а за весь год — более $60 млн.

Впрочем, «Тройку Диалог» это не спасло, кризис сильно ударил по всем основным игрокам, в итоге компанию купил Сбербанк. В «Тройке Диалог» Мирел проработал до 2010 года.

Мирел сделал себе имя на рынке опционов и получил предложение от главы инвестбанка «Открытие Капитал» Игоря Вайна организовать в компании торговлю опционами и фьючерсами. В 2011 году лондонский офис «Открытия» потерял от операций с аргентинскими варрантами $175 млн, в то же время доход московского подразделения Мирела составлял несколько десятков миллионов долларов. Всего за три года работы в «Открытии» подразделение Мирела принесло банку почти $80 млн.

Результаты торговли Мирела позволили ему в конце 2013 года осуществить давнюю мечту — управлять своим фондом. В результате появились компания Vega Partners и фонд Vega Absolute Fund. Сейчас Мирел работает на одном этаже с трейдерами «Открытия Капитал», его бывшая компания стала первым инвестором фонда.

 

Это, пожалуй, первый случай на российском рынке, когда инвестбанк вкладывает собственные средства в стартап своего бывшего менеджера.

В фонде сейчас менее $50 млн, это деньги «Открытия» и все сбережения самого Мирела. «Мы решили инвестировать в фонд Георгия, потому что видели его track record. Он проработал в «Открытии» около четырех лет и на всем протяжении показывал стабильный хороший результат», — говорит глава «Открытия Капитал» Николай Каторжнов. Основная стратегия фонда — рыночно-нейтральные арбитражные сделки, на них приходится до 75% средств фонда. Так, в июле этого года фонд заработал на разнице в цене фьючерса на индекс РТС и акций, которые входят в индекс. Всего в Vega Absolute Fund используется более десяти торговых стратегий с разными производными инструментами, акциями, валютами. «Типичны ситуации, когда в цене фьючерсов или опционов неправильно учитываются или не учитываются дивиденды по акциям. Также существенный фактор арбитража — неправильное отражение стоимости фондирования в цене производных. Эти и другие неэффективности мы используем», — объясняет Мирел. С момента запуска в апреле 2014 года к концу августа фонд показывал доходность 10,3%, индекс РТС потерял 2,9%. Мирел рассчитывает, что предлагать фонд для инвесторов начнут в 2015 году. «В том числе и через private bank «Открытия», — сообщил Каторжнов. Минимальная сумма — $100 000. Комиссия за управление составляет 2%, комиссия за успех — 20%.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться