31.08.2015 05:33
Петр Руденко Петр Руденко
бывший корреспондент Forbes 
Антон Вержбицкий Антон Вержбицкий
редактор Forbes 
Поделиться
0
0

Везде свои: кто лоббирует интересы страховщиков

Везде свои: кто лоббирует интересы страховщиков
Любая трагедия или стихийное бедствие приносит страховым компаниям десятки миллиардов рублей. Как принимаются выгодные рынку решения и законы?

В 8:13 утра 17 августа 2009 года в машинном зале Саяно-Шушенской ГЭС во время плановых ремонтных работ раздался громкий скрежет — внезапно разрушился гидроагрегат №2, после чего мощный поток воды вместе с кусками бетона и арматуры хлынул в помещение внутри плотины. В результате одной из крупнейших мировых техногенных катастроф погибло 75 человек, спастись удалось единицам. Семья каждого погибшего получила от компании «Русгидро» и из госбюджета компенсацию около 2 млн рублей. Вскоре Госдума приняла закон о страховании опасных объектов (ОПО), и, по оценке управляющего директора РСПП Александра Варварина, за три года действия закона страховые компании получили от владельцев опасных объектов почти 25 млрд рублей, при этом выплаты потерпевшим составили менее 1 млрд рублей. Соавтором закона был экс-депутат Госдумы Александр Коваль, возглавлявший тогда Росстрахнадзор, в обсуждении закона принимал участие замруководителя Ростехнадзора Алексей Феропонтов, бывший сотрудник «Росгосстраха» и «Ингосстраха».

Страховое лобби работает как часы. Любая трагедия или стихийное бедствие после принятия соответствующих законов об обязательном страховании приносит страховым компаниям десятки миллиардов рублей. После крушения 10 июля 2011 года судна «Булгария» и гибели 122 пассажиров было введено обязательное страхование ответственности перевозчиков с годовыми сборами около 3,5 млрд рублей. Лесные пожары и засуха, уничтожившие в 2010 году 17% посевных площадей страны, в 2014 году «подогрели» страховщиков на 6,7 млрд рублей. Обязательное членство в СРО для строительных компаний увеличило годовые сборы еще на 33 млрд рублей. Кто с кем договаривается и как принимаются выгодные страховщикам решения и законы?

Правильные люди

«Руки за голову, ноги расставить», — кричал боец московского ОМОНа молодым перепуганным сотрудницам Росстрахнадзора (ФССН). Так летом 2011 года в офисе рядом с метро «Белорусская» задержали при попытке получения взятки Алексея Линника, заместителя руководителя инспекции ФССН по ЦФО. Операцией руководили лично начальник ГУЭБиПК генерал Денис Сугробов и его заместитель Борис Колесников. Позже СКР предъявил генералу Сугробову обвинение по 21 эпизоду по трем статьям УК РФ — об организации преступного сообщества, превышении должностных полномочий и провокации взятки. Ни по одному из инкриминируемых деяний Сугробов своей вины не признал и продолжает сидеть в СИЗО. Колесников покончил жизнь самоубийством при странных обстоятельствах. 

Линник по обвинению в мошенничестве отсидел год. Пострадал и его начальник, руководитель Росстрахнадзора Александр Коваль. Составленная силовиками «объективка» на Коваля легла на стол Владимиру Путину, и на встрече, где обсуждались кандидаты на пост главы Федеральной службы по финансовым рынкам, президент показал досье министру финансов Алексею Кудрину. Шансов возглавить ФСФР у Коваля после этой истории не было. По данным трех независимых источников Forbes, атаку на Коваля согласованно организовали несколько страховщиков, вступивших в конфликт с главой Росстрахнадзора, и в результате он покинул свой пост. Коваль эту историю комментировать отказался.

После его ухода началась смена поколений чиновников с богатым страховым прошлым. Из администрации президента в «Росгосстрах» ушел руководитель экспертного управления Илья Ломакин-Румянцев (предшественник Коваля в ФССН), а наибольшие потери страховое лобби понесло с уходом с поста руководителя финансового комитета Госдумы питерского финансиста Владислава Резника. Он был не просто хорошим лоббистом, но и лично знал почти всех собственников крупных страховых компаний, а до этого владел страховой компанией «Русь», которую успешно продал немецкому гиганту Ergo. «Резник предпочитал, чтобы от страховщиков диалог с ним вел удобный человек, поэтому его позиция учитывалась при выборе глав страховых объединений — Российского союза автостраховщиков (РСА), Всероссийского союза страховщиков», — рассказывает источник в правительстве. До назначения руководителем ФССН Коваль был заместителем Резника по финансовому комитету Госдумы.

«Представьте, какая это была связка», — говорит источник.

Место Резника в Госдуме заняла основатель аудиторско-консалтинговой компании «Юникон» (группа БДО) Наталья Бурыкина, а РСА возглавил ее хороший знакомый Павел Бунин. Отношения законодателей и страховщиков выстраивались примерно так же, как при Резнике, но в 2013 году схема дала сбой. Страховые компании с нетерпением ждали повышения тарифов по ОСАГО, но Бурыкина выступила не самым надежным союзником, она наоборот предложила изменять тарифы и коэффициенты по ОСАГО не чаще раза в год, сократить сроки ответов клиентам до пяти дней, а урегулирования убытков — до тридцати. Тарифы остались прежними. «Изменения привели к резкому росту атак на страховщиков со стороны автоюристов», — говорит владелец одной из страховых компаний. 

Подготовительная работа

В апреле 2013 года советник президента Эльвира Набиуллина обсуждала в Кремле с представителями страхового бизнеса самую важную и болезненную тему последних лет — увеличение тарифов по ОСАГО. Страховщики уже заручились поддержкой правительства и Госдумы, возможно, именно поэтому и действовали слишком топорно. «Один из собственников крупной компании бросил фразу: если нельзя поднять тарифы в два раза, то давайте хотя бы в полтора. Подобная вальяжность в цено­образовании поразила Набиуллину. Встреча тут же завершилась», — рассказывает источник, присутствовавший на этом обсуждении. Страховщики, привыкшие быстро решать все вопросы через Госдуму, не только плохо подготовили аргументы в пользу повышения тарифа, но и неверно выбрали время для такого предложения — осенью планировалось провести около 7000 выборов в 80 регионах России, включая выборы мэра Москвы. Рост тарифов перед выборами вряд ли понравился бы избирателям.

Как можно было подобрать ключ к повышению тарифов по ОСАГО? В середине 2013 года совладелец одной из крупнейших компаний, «РЕСО-Гарантия», Сергей Саркисов предложил в качестве руководителя всех страховых союзов опытного лоббиста, бывшего главу Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса. Он работал тогда в Комитете гражданских инициатив бывшего вице-премьера Алексея Кудрина, а ранее возглавлял Институт современного развития (ИНСОР) — уже подзабытый центр либеральной мысли времен президентства Дмитрия Медведева — и был хорошо знаком с Набиуллиной. «Решение о моем назначении принималось коллегиально органами управления Всероссийского союза страховщиков. Кудрин меня отпустил и высказал ряд идей о развитии страхования», — рассказывает Юргенс. По оценке гендиректора «Ингосстраха» Михаила Волкова, Юргенсу удалось объединить страховое сообщество: «У нас разные интересы и рыночная ситуация. Раньше общего голоса не было, а с его приходом он появился».

Страницы12
Поделиться
0
0
Загрузка...
Самое читаемое
Рамблер/Новости
Опрос
Беспокоит ли вас курс рубля?
Проголосовало 15602 человека

Forbes сегодня

25 мая, среда
Forbes 06/2016

Оформите подписку на журнал Forbes.

Подписаться
Закрыть

Сообщение об ошибке

Вы считаете, что в тексте:
есть ошибка? Тогда нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке".

Вы можете также оставить свой комментарий к ошибке, он будет отправлен вместе с сообщением.