Как снайпер израильского спецназа стал российским управляющим | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Как снайпер израильского спецназа стал российским управляющим

читайте также
+48 просмотров за сутки«Пучина огня и насилия». Почему Эрдоган и Путин возмутились решением Трампа по Иерусалиму +14 просмотров за суткиБлижний Восток в огне. Какими будут последствия решения Трампа по Иерусалиму +58 просмотров за суткиПрирода богатства и причины бедности: как ограбить неимущих или очерк о приватизации +3 просмотров за суткиПохоже на евро: миллиардеры комментируют новые купюры 200 и 2000 рублей +5 просмотров за суткиTarget Global вложит €100 млн в финтех-стартапы из Германии и Израиля +6 просмотров за суткиОсвободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта +23 просмотров за суткиТоржество Безоса. Титул богатейшего человека планеты как символ перемен РФПИ и Банк развития Китая создадут инвестфонд на $10 млрд Уклонение от налогов: не все швейцарские «сливы» одинаково полезны Продавцы видеокарт связали их дефицит с ростом интереса к криптовалютам Поздний «Ренессанс». Почему классический private banking в сложной ситуации? Сбербанк впервые протестировал дрон для доставки денег ЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» +4 просмотров за суткиОтца и сына Мирилашвили задержали в Израиле по делу о коррупции Мировое турне Трампа: танец с саблями, толчок в спину премьер-министру и «зверь» в воротах +3 просмотров за суткиСколько в России надо зарабатывать для «нормальной» жизни? Свежие данные от социологов Бомба в ноутбуке: Трамп рассказал Лаврову о планах ИГ взорвать авиалайнер +8 просмотров за суткиОграничение наличных расчетов: почему пока это невозможно в России? Mail.ru Group инвестирует $100 млн в разработку игр Казахстан открыл в Сан-Франциско лабораторию для изучения технологий будущего Обетованные стартапы: за счет чего Израиль стал крупнейшим игроком в трансфере технологий

Как снайпер израильского спецназа стал российским управляющим

Петр Руденко Forbes Contributor
Андрей Яшунский ищет новых партнеров по всему миру Фото Марии Савельевой для Forbes
В Израиле Андрей Яшунский участвовал в боевых операциях и тренировал группы по антитеррору. В России получил в управление $100 млн

Пули выбивали куски кирпича из стен здания, свистели прямо над головой Андрея Яшунского, снайпера из отряда спецподразделения армии Израиля для действий за линией фронта «Маглан». Под проливным дождем и шквальным огнем отряд Яшунского находился уже шестой час. В ноябре 2001 года отряд послали на палестинские территории недалеко от Тель-Авива с миссией задержать человека, подозреваемого в терроризме. Подозреваемый не только отказался выходить из здания, но и вызвал подкрепление. Его подручные начали обстреливать израильтян со всех сторон. «Танки на помощь вызвать было нельзя, техника была бы уязвимой на таких узких улицах», — вспоминает Яшунский. Когда терпение спецназовцев кончилось, они бросили в дом террориста записку, где пообещали взорвать все здание вместе с владельцем и его семьей. Террорист сдался, но его соратники нет. И чтобы выбраться из окружения, спецназовцам пришлось тащить его на плечах 800 м по канализации. Оставив спецназ, Яшунский сменил военную форму на строгий костюм и теперь управляет $100 млн в мезонинном фонде FMF Capital в Москве.

Как родившийся в Мурманске и эмигрировавший в начале 1990-х в Израиль спецназовец оказался в финансовом бизнесе?

История для Израиля вполне типична — бывшие военные пользуются доверием и после получения дополнительного образования часто идут в бизнес. Так произошло и с Яшунским, он учился экономике и менеджменту в израильском Университете им. Бар-Илана, а в середине 2000-х поучаствовал в буме стартапов, привлекая фонды и инвесторов-ангелов в молодые компании. За несколько лет он провел пять сделок, среди них — сервис для спортивных агентов Iamscouting, куда он привлек инвестиции от знаменитого футбольного агента Пини Захави, который вел сделку по покупке «Челси» Романом Абрамовичем. В 2006 году Яшунский познакомился с акционерами, евреями по национальности, американской компании Platinum Partners, имевшей под управлением активы более чем на $1 млрд. Они искали человека со связями в Израиле и взяли его в стажеры в США. На Уолл-стрит Яшунский научился проводить мезонинные сделки и начал привлекать уже американские деньги в израильские стартапы и раскручивать их в США. Мезонинное финансирование похоже на кредит, чаще всего под инвестпроекты. Фонд покупает долю в компании по номиналу, этот пакет остается как бы в залоге у финансового инвестора.

В 2008 году Яшунский поймал крупную рыбу — его клиентом стала израильская нефтегазовая компания All Energy, владельцами которой были выходцы из России, и одним из акционеров — бывший глава Моссада. Компании нужно было провести серьезную сделку по перегону нефти из Азербайджана на Балканы, и Яшунский обратился за помощью в британскую компанию Jendens Securities. Эта фирма предложила ему работу в Лондоне. По его словам, он привел в компанию семь мультимиллионеров из Израиля с российскими корнями. «У меня был хороший русский язык. Кроме того, клиенты ценили мой армейский опыт», — объясняет Яшунский.

В армии его отучили от слов «не могу».

В кризис 2008 года у Jendens Securities возникли проблемы, и Яшунский перешел в израильскую компанию Myrtus Capital, связанную с президентом Израиля Шимоном Пересом. У компании был совместный проект с «Роснано», так Яшунский вновь оказался в России и познакомился с топ-менеджерами Московского кредитного банка, собиравшими команду для фонда мезонинного финансирования Hi Capital, его самый крупный инвестор — основной акционер банка Роман Авдеев. Яшунского пригласили стать управляющим партнером фонда. За последние три года общий объем закрытых сделок фонда Авдеева превысил $300 млн. Фонд выиграл аукцион по приватизации крупнейшей сети аптек в Московской области «Мособлфармация», а также получил около 20% акций «Аптечной сети 36,6». Помимо аптечного ритейла фонд стал совладельцем крупнейшего регионального продавца детских товаров — тольяттинской сети гипермаркетов «Бегемот».

Hi Capital завершил три проекта, зафиксировав доходность выше 26% годовых в валюте. В фонде Яшунский отвечал за привлечение финансов и понял, что на рынке есть возможности для небольших сделок, которые никто не замечает. В последние несколько лет подразделения по мезонинному финансированию открыли многие крупные банки: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Альфа-банк. «Содержать отдельную команду могут себе позволить только крупные игроки, их совсем не интересуют небольшие сделки», — говорит Яшунский.

Яшунский не только участвовал в боевых операциях, но и тренировал группы по антитерроруОн забрал часть команды из фонда Авдеева и создал FMF Capital. Фонд предлагает проводить мезонинные сделки от 100 млн до 500 млн рублей с доходностью от 30%. Яшунский утверждает, что мезонинные сделки в среднем в четыре раза выгоднее, чем обычный кредит. «Банки упускают эти возможности, ориентируясь только на наличие у компании залога, а не на перспективы ее роста, — говорит он. — На нынешнем падающем рынке задача — найти наиболее перспективные сектора и лучшие компании, не душить их высокими кредитными ставками, а втройне зарабатывать на акциях». Сейчас на рассмотрении фонда шесть сделок на сумму несколько миллиардов рублей: финансово-технологическая компания, занимающаяся рассрочкой платежей, интернет-магазин спортивных товаров, сеть магазинов товаров для творчества, оператор логистических перевозок. Фонд взаимодействует с известными игроками. Так, партнером Яшунского стал Da Vinci Capital Олега Железко.

Кроме работы с банками он привлекает миллионеров в свой multi-family office. «Не у всех богатых людей есть свои банки, мы предлагаем команду, которая может управлять портфельными инвестициями и реализовывать завершение проектов», — говорит Яшунский. Его клиентом стал основной акционер девелопера Accent Real Estate Александр Самонов. В 2007 году он продал 30% акций сети продуктовых дискаунтеров «Копейка» корпорации «Уралсиб», по экспертным оценкам, за $390 млн. Яшунский создал с Самоновым фонд для инвестиций в электронную торговлю, ритейл и логистику. К фонду уже присоединился бывший финансовый директор группы X5 Виталий Подольский.

«Модель мультисемейного офиса подразумевает, что дорогая профессиональная команда обслуживает несколько клиентов, это позволяет клиенту не нести высокие расходы, а платить зарплату одному сотруднику от $10 000 до $15 000 в месяц, при этом получая команду из двух управляющих, проектных менеджеров, аналитиков и юристов», — говорит Яшунский.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться